Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Николай Каранов / Коммерсантъ

Эко привалило

Как московский рантье создал холдинг по производству органической еды

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 18

Илья Калеткин занялся биопродуктами почти десять лет назад, одним из первых в России, рассчитывая на бурный рост рынка органики. Однако биоеда до сих пор так и осталась экзотикой. Теперь все надежды на продовольственные санкции.


Текст: Ксения Шамакина


— Червяк — лучший друг фермера,— с довольной улыбкой говорит Илья Калеткин, основной владелец группы компаний "Аривера". Мы стоим на его картофельном поле недалеко от Тулы, предприниматель объясняет, что червей привез из Владимирской области.

— Что, в Туле нет дождевых червей?

Калеткин морщится: я задала очередной глупый вопрос. Черви в Туле есть, но они "неправильные" и делают "неправильный" гумус. А вот черви из Владимирской области — специально выведенные, и их гумус будет максимально полезным для почвы. Я послушно киваю: Калеткину виднее, он химик по образованию и занимается органикой почти десять лет.

Органика — это отрасль экологически чистого производства продуктов питания и косметики. Никаких пестицидов и гербицидов для растений, никаких антибиотиков для животных, никаких консервантов и красителей при переработке продуктов. Соблюдение всех требований подтверждается сертификатами — российским ("Чистые росы") или зарубежными ("Евролисток", Bio-Swiss, Demeter и др.).

В группу компаний "Аривера" Калеткина входят два хозяйства — в Мордовии (2,5 тыс. га) и в Тульской области (62 га), дистрибуторы продуктов и косметики "Аривера" и "Бионавтика", интернет-магазины продуктов и косметики Arivera.ru и Biozka.ru, производитель продуктов "Биокулинар" и супермаркет "Биостория" (170 кв. м). Оборот группы — около $12 млн в 2013 году.

"Лишь когда я начал работать с Ильей, то понял, в какую замечательную вещь вляпался,— говорит директор и совладелец производителя "Биокулинар" Денис Скрипка.— Такого разнообразия биопродуктов нет ни у одной компании в России: здесь и овощи, и крупы, и мясо. И все это сертифицировано по европейским стандартам".

Но потребители зачастую не видят разницы между сертифицированной продукцией и "обычной". В России пока мало кто разбирается в правильных червях и правильных продуктах.

Полезное образование. Химик Илья Калеткин научил российских фермеров выращивать биопшеницу

Фото: Николай Каранов, Коммерсантъ

"Человек с деньгами"


"Мой старший сын, ему 20, сейчас проходит практику в немецкой органик-компании Beutelsbacher.Но на самом деле тема "био" его пока не особенно интересует,— рассказывает Калеткин.— Он мечтает денег заработать. У меня тоже была такая стадия, но она давно закончилась".

В 1992 году Калеткин окончил МГУ, получив диплом химика, но "тут в России начался бизнес", и по специальности он не работал ни дня. В начале 1990-х Калеткин был управляющим активами нескольких чековых инвестфондов, в том числе "Республики". В 24 года предприниматель даже стал (правда, ненадолго) членом совета директоров "Мечела".

Выходец из Саранска, Калеткин дружил с мордовской "элитой". Свои миноритарные пакеты в Мордовпромстройбанке и в кондитерской фабрике "Ламзурь" он продал Алексею Меркушкину, сыну тогдашнего главы Мордовии Николая Меркушкина. Деньги Калеткин инвестировал в недвижимость. Ему принадлежат бизнес-центр "Большой Дровяной" на Таганке (1,3 тыс. кв. м) и 3 тыс. кв. м в бизнес-центре на улице Щепкина. Доход от сдачи в аренду этих площадей, по оценке DNA Realty, составляет около $3 млн в год. Всего под управлением компании "Фин ист" Калеткина находится 10 тыс. кв. м коммерческой недвижимости в Москве.

Калеткин получил постоянный источник дохода, а бизнес "ради денег" перестал приносить ему удовольствие. В середине 2000-х годов предприниматель решил найти себе бизнес "для души". Например, он занялся кино. Калеткин хотел снимать добрые семейные фильмы в стиле советских комедий. За восемь лет он выступил сопродюсером пяти фильмов, в том числе комедии "Руд и Сэм" с Арменом Джигарханяном и Александром Калягиным. И даже сыграл в телефильме "Сашка жив!" (еще не вышел на экраны) эпизодическую роль — бандита в кутузке. Крупный бритый наголо мужчина в этой роли смотрится органично.

Но в кино Калеткин разочаровался, и заработать ему не удалось. Один из фильмов бизнесмен отдал в прокат, хотя выгоднее было продать его на телевидение. Другой решил продать на ТВ, но его пока не купили, потому что продюсеры заранее не согласовали с телевизионщиками все параметры. "Мы же не понимаем ничего,— усмехается Калеткин.— Нам говорят: почему у вас в фильме два медийных лица, надо обязательно три! А мы не знаем, серьезно они говорят или прикалываются".

Основным бизнесом для Калеткина стала экопродукция, которой он занялся параллельно с кино в 2005-м. "Тогда многие люди с деньгами решили, что органика — золотая жила,— вспоминает руководитель ассоциации "Агрософия" Андрей Ходус.— Ниша была пустая, и им казалось, что можно привозить заграничные биотовары, накидывать 100% цены и жить припеваючи".

Для Калеткина все сошлось: он имел постоянный доход, позволяющий финансировать экопроекты, а образование химика помогало разбираться в тонкостях органики. Особых препятствий на этом пути он поначалу не видел. "Если бы я знал, что меня ждет, я бы никогда этим не занялся",— говорит предприниматель теперь.

Гнилое, зато натуральное


"Купили в Испании органические апельсины,— вспоминает Калеткин.— Половина сгнила по дороге, еще половина от половины — на таможне, половина от четверти — по пути в магазины, а остаток мы раздали друзьям и сами съели".

Органический бизнес Калеткина стартовал с импорта биопродуктов. Апельсины сгнили, потому что продукты, выращенные без "химии", портятся гораздо быстрее. Тогда "Аривера" решила не заниматься "скоропортом", а привозить товары с более длительным сроком хранения — крупы, соки, чай и др. Из-за высокой цены "Аривера" поначалу позиционировала свои товары как "продукты-аристократы". В кризис 2008 года потребителям стало не до премиальной еды. На окупаемость "Аривера" вышла только в конце 2011 года.

В 2010-м на одном из собраний ассоциации "Агрософия" (поддерживает развитие органики) Калеткин предложил взносы участников направлять на продвижение импортных продуктов. Мол, сначала приучим россиян к импортной экопродукции, а потом развернем свое производство. Тем членам ассоциации, которые уже развивали отечественное производство, это не понравилось. "Состоялся жесткий разговор,— рассказывает Ходус.— Калеткин хоть и ведет себя как интеллектуал, но, что называется, мягко стелет, да жестко спать". Калеткин покинул ассоциацию, и за ним ушли еще семь-восемь ее участников.

Хотя дистрибуция импортных товаров до сих пор является основным бизнесом группы "Аривера" (на него приходится две трети оборота), просто импортировать экотовары Калеткину было скучно, и он взялся за развитие в России органических хозяйств. "Много моих знакомых брались за органику, но отступали,— рассказывает основатель и президент Faberlic Алексей Нечаев, давний друг Калеткина.— А Илья упорный, он в эту тему вцепился и шаг за шагом в ней продвигается".

60% россиян считают свое питание здоровым, по данным опроса Synovate Comcon в первом полугодии 2014 года. Доля людей, следящих за рационом, растет: в 2011-м их было 57,3%



Семена позора


В конце 2008 года друзья предложили Калеткину совместно выкупить два бывших колхоза в Мордовии. Позже партнеры вышли из проекта, и Калеткин неожиданно для себя стал крупным -землевладельцем. Бизнесмен начал выращивать на полях зерновые. Найти приверженцев экологического земледелия на селе было сложно. Первый управляющий хозяйства перед посевом "протравил" семена пшеницы — обработал их химикатами для защиты от болезней и вредителей. Он думал, что никто об этом не узнает. Но немецкие инспекторы из компании AbcertAG, проверявшие в 2009 году хозяйство для сертификации по европейскому биостандарту "Евролисток", пошли на поля и достали из земли "протравленные" зерна.

"Это были минуты позора,— вспоминает Калеткин.— Конечно, управляющий знал, что нарушил стандарты, но он не понимал, как работать по-другому". После полной проверки хозяйства, длившейся три дня (ее стоимость составила около 150 тыс. руб.), инспекторы выдали Калеткину желанный "Евролисток". Только поле с обработанной пшеницей из сертифицированной территории на три года исключили.

Вырастить экопродукты — это еще полдела. Их нужно правильно переработать и упаковать. Например, чтобы получить органическое молоко, надо сертифицировать все этапы производства: от выпуска кормов, которые едят животные, до переработки на молокозаводе. Переработчику на производстве нужно отделить биосырье от обычного: после работы с обычным молоком вымыть все контейнеры и только потом загружать органическое сырье. Очень сложно точно спрогнозировать загрузку: она зависит от того, сколько органических продуктов удастся продать в розницу.

Всходы как доходы. Илья Калеткин надеется, что его миллионы долларов, "посеянные в землю", начнут приносить прибыль

Фото: Николай Каранов, Коммерсантъ

У Калеткина есть крупный рогатый скот (500 голов), но договориться о переработке молока до сих пор не получилось. Коровы ежедневно дают 2 тыс. литров молока, и его продают оптовому скупщику как обычное — по 18-19 руб. за литр. Калеткин надеется вскоре все-таки начать производство биомолока.

Зато предпринимателю удалось наладить выпуск биокруп под маркой "Аривера". "Я узнал, что швейцарская биогречка, которая у нас продавалась тогда по 300 руб., делается из гречихи российского фермера!" — рассказывает он. Калеткин стал закупать гречиху в фермерском хозяйстве "Удача" на тех же условиях, что и швейцарцы, и перерабатывать ее на заводе "Элита" в Орловской области. Чтобы организовать контрактное производство, ему пришлось инвестировать в сертификацию этого предприятия по биостандартам.

Первую гречку под маркой "Аривера" выпустили в 2011 году. За последний год компания продала больше 100 тыс. таких упаковок. Весной этого года в линейку добавили еще шесть круп. Продаются они в крупных розничных сетях, в том числе в "Азбуке вкуса" и "Бахетле". Цена на полке в несколько раз ниже импортных аналогов — от 80 до 150 руб.

Сейчас "Аривера" производит в России мясо, крупы, овощи, зерновые. Часть из них перерабатывается в биопродукты на сертифицированных контрактных производствах, потому что строить свои для небольших объемов нерентабельно. Компания арендует только небольшой цех для упаковки охлажденного мяса. Для производства биопродуктов "Аривера" иногда использует и чужое сырье, тоже сертифицированное.

Многие биопродукты Калеткин начал выпускать в России первым. В частности, биоговядину. Каждую неделю в Мордовии забивают одну-две головы, упакованное охлажденное мясо "Биокулинар" поставляет в "Биосторию", частным клиентам и ресторанам, например, в сеть "7 сэндвичей".

Интересно, что биокоровы (питающиеся исключительно натуральными кормами) есть еще у корпорации "Органик". Но ее собственник, владелец "Уралсиба" Николай Цветков, — вегетарианец. Он делает органическое молоко под маркой "Это лето", но и думать не хочет о производстве мяса. Поэтому биотелята "Органик" не вырастают в биобыков: их продают фермерам, а те кормят их как обычных коров.

Био или не био



Сейчас приставки "био-", "эко-", "органик-" используют многие российские производители: и те, у кого есть собственные системы сертификации (такая действует, например, для фермеров у LavkaLavka), и те, кто не проходит никакой сертификации, и те, кто вкладывается в сертификацию по западным стандартам. Поэтому потребители относятся к органике со скепсисом или вообще не понимают, что это такое. "Один известный ресторатор недавно меня спросил: а мраморная говядина и органика — это одно и то же?" — приводит пример гендиректор "Биокулинара" Денис Скрипка.



Не было бы счастья


"Мне кажется, многие богатые люди занялись органикой для очищения кармы. Долги отдают,— размышляет Калеткин.— Они вкладывают деньги, не ожидая отдачи. Но я не настолько богат, мне нужно деньги зарабатывать". С этим есть сложности.

Российский рынок органики — сплошное разочарование. Когда Калеткин начинал заниматься сельским хозяйством, некоторые эксперты прогнозировали, что объем производства органики в России за пять лет достигнет $100 млрд. Однако взрывного роста не последовало. Сейчас объем рынка биопродуктов во всем мире составляет около $70 млрд в год, а в России — всего $150 млн, оценивают в "Агрософии". Оборот стабильно растет на 30-40% в год. В стране нет ни одной большой сети биопродуктов, хотя уже есть несколько крупных производителей: "Органик", "Агранта", "Агрост" и "Аривера". Никто из них еще не окупил свои инвестиции.

Органика продается и в обычных сетях, но совсем в небольших количествах. Например, "Аривера" импортную продукцию реализует в "Ашане", "Метро", "Перекрестке", а собственного производства — только в "Азбуке вкуса", "Глобус Гурмэ" и других премиальных супермаркетах.

Неудивительно, что производители стараются строить вертикально интегрированные холдинги. Так, у "Органик" есть и собственные фермы, и дистрибуторская компания, и магазин "Био-маркет" на Рублевском шоссе (компания планировала строить большую сеть, но ничего не вышло).

Как и Цветков, Калеткин тоже занялся розницей — в начале 2013 года он открыл свой биомагазин "Биостория" на Ленинском проспекте в Москве. Но проект оказался не слишком успешным. Выручка "Биостории" в прошлом году составила около $1,2 тыс. с квадратного метра в месяц. Для сравнения, в среднем по сети "Азбука вкуса" этот показатель — $19,7 тыс.

К счастью для Калеткина, у него есть другой проект — кейтеринговая компания Brunch с оборотом $10 млн. Кроме выездного обслуживания она управляет 12 кафе в бизнес-центрах Москвы, Петербурга и Белгорода. Те биопродукты, которые не удается продать, поставляют в Brunch. "Люди в кафе едят биопродукты и даже не знают об этом",— сетует Калеткин.

"В органике много странных людей,— рассуждает Нечаев.— Много мечтателей, а вот Илья не такой, он очень земной, такой "прагматичный романтик"". Несмотря на прагматичность, в общей сложности Калеткин вложил в "Ариверу" $10-15 млн, а перспективы возврата этих инвестиций неясны. После запрета на импорт многих товаров у предпринимателя появился шанс.

"Из-за введения продовольственных санкций в отношении США и Евросоюза биорынок начнет расти быстрее",— считает Андрей Ходус. Рестораторы и магазины часть выбывших позиций заменят российскими биопродуктами, обратят на них внимание и потребители, оставшиеся без импортных деликатесов. "Клиенты стали звонить чаще,— подтверждает Скрипка.— Но они пока не собираются увеличивать объемы закупок, просто хотят убедиться, что наши поставки будут стабильными". Дистрибуторский бизнес Калеткина санкции почти не затронули (под запретом оказались всего около десяти позиций), а вот производственный получил возможность для роста. "Аривера", например, собирается выращивать бобы, которые тоже попали в запрещенный список.

Цены на продукты питания в России уже начали расти — в отдельных случаях до 70%. А цены на биопродукты в последние годы, напротив, уменьшаются благодаря появлению отечественных производителей: так, раньше розница предлагала импортную биокартошку за 300 руб., а сейчас можно купить российскую за 70 руб. Это отличный шанс для предпринимателей, решивших "очистить карму".


Андрей Яковлев, генеральный директор сети "Глобус Гурмэ":

Фото: Григорий Собченко, Коммерсантъ

— Пока нет российского закона об органике, независимой признанной системы сертификации, национальных контролирующих органов, говорить об отечественных биопродуктах преждевременно. Я допускаю, что в России есть энтузиасты, которые все делают по биостандартам. Но чаще всего это просто маркетинг. И зарубежные сертификаты неубедительны. Их получают на коммерческой основе, и в России никакой ответственности за свои действия зарубежная компания не несет. Если российский продукт имеет сертификат, это не дает ему никакого преимущества на наших полках. Но мы покупаем его, если он востребован нашими клиентами.

Комментарии
Профиль пользователя