Коротко

Новости

Подробно

13

На застывшей крови

Игорь Гулин о «Городе грехов — 2» Роберта Родригеса и Фрэнка Миллера

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 17

В прокат выходит "Город грехов — 2: Женщина, ради которой стоит убивать" — вторая и очень запоздалая часть экранизации знаменитого комикса-нуара, самозабвенная попытка Роберта Родригеса и Фрэнка Миллера повторно войти, как ни в чем не бывало, в давно утекшую воду


Первый "Город грехов" Роберт Родригес снял в 2005 году. Фильмы по комиксам только входили в моду, Снайдер еще не снял "300 спартанцев" по тому же Миллеру, Нолан — "Темного рыцаря", "Марвел" только раскручивали свой конвейер. Было не очень понятно, как ставить комиксы, и вариант Родригеса был одним из самых остроумных. Буквальный, насколько это возможно, перенос мрачных историй Миллера на экран, отказ от "нормальных" представлений о сценарии, об устройстве кадра. Логика комикса полностью вытесняла логику фильма. Это был восторг. Сиквел должен был выйти через год-другой. Прошло девять. Однако Родригес с Миллером будто делают вид, что ничего не изменилось. От второго "Города грехов" есть очень странное ощущение уничтожения времени.

Если не читать или не очень хорошо помнить комикс, не сразу понимаешь, что это. То ли сиквел, то ли приквел, то ли просто другая, но очень похожая пьеса, разыгранная теми же героями в тех же декорациях. Казненный в первом фильме громила Марв (Микки Рурк) живехонек, сидит в баре, мрачно шутит, ломает черепа. Полицейский Хартиган все-таки умер, но Брюс Уиллис все время торчит то в зеркале, то в пьяных галлюцинациях своей дочери Нэнси (Джессика Альба). Помост, на котором Нэнси танцует стриптиз,— по-прежнему центр города. Там же у стойки попивает пиво сам Фрэнк Миллер в ковбойской шляпе. Джош Хартнетт, который в первом фильме был эпизодическим красавцем, стал полноценным персонажем — сыном зловещего сенатора Рорка (Пауэрс Бут). Весь фильм думаешь: Рорка же тоже убили, потом вспоминаешь — убили его брата, но это совершенно неважно. Мужественные проститутки-эринии под предводительством Розарио Доусон снова ходят в эксцентричных нарядах, вооруженные автоматами и мечами. Печального сыщика Дуайта играют Джош Бролин и Клайв Оуэн разом. Из новых персонажей — Ева Лорд, классическая фам фаталь, любовь и смерть Дуайта. Это — Ева Грин. Она весь фильм голая.

От всего этого испытываешь даже не дежавю — кажется, будто второй "Город грехов" сняли не создатели первого фильма, а его поклонники. Из тех, что подручными средствами воспроизводят в гаражах любимые фильмы. Прелесть первого "Города" в том, что это было не совсем кино, но восхитительное зрелище. Вторая часть — гиковский кунштюк, поделка, обаятельная прежде всего в своей бесцельности, негодности даже для постыдного удовольствия.

"Город грехов" был идеальным guilty pleasure. Почти мультфильм, но с живыми актерами. Головы отлетают, разбрызгивая рисованную кровь. Мужчины, чей вид столь величественен и суров, что даже не вызывает тревог о собственной неполноценности, говорят короткие фразы. Очень красивые женщины с оружием. Аляповатый и пронзительный пафос ("Старик умирает, девочка остается"). Ад, в котором хочется поселиться. Во второй части всего этого еще больше, но то, что девять лет назад доводило до оргазма, теперь вызывает легкую приятную улыбку.

Ева Грин в пятый раз восстает нагой из бассейна, Микки Рурк походя вырывает кому-то глаз, кто-то еще смотрит с холма на город и печально пророчит, что всех поглотит трясина. Чувство, как будто включил телевизор, а там комедия Гайдая. Кажется, что guilty pleasure — это то, что гарантированно вырывает нас из настоящего возраста, сладостно отбрасывает назад. Оказывается, они тоже стареют. Это грустное ощущение.

В прокате с 21 августа

Другие кинопремьеры недели



Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя