Коротко


Подробно

НТВ против НТВ

 
       Борьба за НТВ поднялась (или опустилась — как кому ближе) на новый уровень. От лобовой атаки стороны перешли к точечным ударам. Но несмотря на то что внешне неделя прошла гораздо спокойнее предыдущей, в действительности внутри телеканала шла ожесточенная борьба.

       Главными событиями конца первой недели противостояния и начала второй стали не встреча руководства НТВ с гендиректором "Газпром-медиа" Альфредом Кохом, не провал работы согласительной комиссии и даже не многолюдный митинг в защиту НТВ и свободы слова в Останкино, а начало исхода из НТВ журналистов.
       Начал этот процесс Леонид Парфенов, за ним ушла Татьяна Миткова, за ней — Алексей Пивоваров и Наталия Забузова. Потом — журналисты программы "Криминал".
       На этом громкие хлопанья дверью кончились. Стороны обменялись открытыми письмами и судебными исками, после чего ситуация на первый взгляд зависла. Дата заседания, на котором НТВ должны принуждать исполнить решение собрания акционеров от 3 апреля, к концу прошлой недели еще не была назначена. А первое заседание арбитражного суда, который должен проверить легитимность этого же собрания, пройдет только 10 мая.
       Впрочем, в том, что решения судов будет не в пользу Евгения Киселева, не сомневаются даже самые романтические поклонники НТВ.
       
       В любом случае — будет ли "Газпром" дожидаться судебного вердикта или же попытается взять власть на канале раньше — он окажется перед проблемой полупустого эфира. Очевидно, что достаточно большая часть журналистов уйдет вместе с Киселевым. Скандал той или иной степени неизбежен. И для "Газпром-медиа" очень важно, чтобы эта степень была как можно меньше, потому что это важно Кремлю.
       Кремлевское руководство оказалось совершенно не готовым к тому шуму, который удалось поднять журналистам вокруг смены власти на телеканале. В результате тема НТВ звучала практически на каждом ежедневном совещании в администрации президента. Эффективность алгоритма главного кремлевского куратора "проекта НТВ" Александра Волошина — "пусть себе кричат что угодно, а мы все равно добьемся своего" — была подвергнута сомнению. После трех неожиданно многолюдных митингов и довольно неприятной (по сведениям из немецких дипломатических источников) беседы на тему НТВ Герхарда Шредера с Владимиром Путиным госчиновники, активно болеющие за исход схватки, вдруг осознали, что вопреки их надеждам скандал вокруг телеканала окончательно переведен в политическую плоскость. Причем не только во внутриполитическую, но, что гораздо важнее, во внешнеполитическую.
       В Кремле говорят, что Волошин несколько раз вызывал к себе Альфреда Коха и Михаила Лесина, требуя добиться "бархатного", а не революционного сценария смены власти на телеканале. А источники в СПС утверждают, что Анатолий Чубайс и Борис Немцов по старой дружбе "кинулись убеждать Коха и Йордана ни в коем случае не срываться на силовой вариант". По другой версии, самому Коху вместе с Олегом Добродеевым пришлось уговаривать лично Владимира Путина не "отрубать" канал. Вроде бы пока убедили.
       Кто именно выиграет в борьбе за лавры главного миротворца, не так уж важно. Гораздо интереснее, что "миротворцы" понимают под "бархатным сценарием".
       Он довольно банален. Как свидетельствуют осведомленные источники, Кремль действительно дал "добро" на подготовку резервной студии, на которую в удобный момент перекоммутируют вещание НТВ. А для того, чтобы избежать шока у зрительской аудитории, поставлена задача перевербовать с НТВ как можно больше узнаваемых лиц ведущих, а также минимально достаточную для новостных выпусков команду корреспондентов. Судя по всему, именно тем, насколько быстро удастся провести этот "кастинг", и измеряется срок жизни, отпущенный нынешнему НТВ. Поэтому основная деятельность нового руководства телеканала, назначенного "Газпромом", свелась сейчас именно к точечной работе по расколу энтэвэшников.
       
 
       Конечно, никто из уже ушедших из НТВ не признает, что ушел из-за каких-то посулов. Вот как, например, выглядит уход программы "Криминал" в рассказах "невозвращенцев".
       Шеф-редактор программы Владимир Золотницкий:
       — То, что началось на телеканале после собрания акционеров,— совершенно неприлично. Наше решение уволиться постепенно зрело, и я не знаю, что стало последней каплей. В день митинга нашу программу "Криминал" сняли с эфира. Хотя мы выходим в 10.15, а митинг начался в 12.00. Вместо нашей программы крутили выступления трудящихся, то есть известных людей, в защиту свободы слова. А еще нас покоробило поведение Киселева перед встречей с Кохом, который в одиночку приехал на НТВ 5 апреля. Мы стояли у лифта на восьмом этаже, ждали Коха, чтобы задать ему пару вопросов. Но тут вышел Киселев и всех разогнал: "У нас сейчас новости, идите работать". А Коха специально приняли в маленьком кабинете редколлегии, куда помещаются человек двадцать. Хотя обычно собрания проходят в корреспондентском зале, куда вмещаются почти все журналисты.
       Золотницкий говорит, что боялся предупреждать руководство о готовящемся заявлении, потому что "могли выключить эфир". Поэтому лишь когда программа уже началась, он отправился в кабинет к Евгению Киселеву и объявил о решении: "Киселев спросил: почему? Я сказал: потому что нам не нравится политическая линия канала, а если он хочет объясняться, пусть приходит разговаривать со всем коллективом".
       Напоминание о том, что сотрудники "Криминала" тоже голосовали на памятном собрании 30 марта за избрание главным редактором Евгения Киселева, они отметают: "А как можно было не голосовать?"
       В изложении журналистов собрание выглядело примерно так:
       — Накануне собрания, 29 марта, в коридорах НТВ появилось множество плакатов: "30 марта состоится общее собрание коллектива НТВ. Явка обязательна". Слова "Явка обязательна" были набраны самым крупным шрифтом и красным цветом.
       Собрание проходило в 11-й студии, где снимается "Глас народа". На входе секьюрити предупреждали каждого сотрудника, что запрещена видео- и аудиозапись, а также пользование сотовыми телефонами. Кроме того, каждому входящему сразу же давали расписаться в подписном листе, однако никто не объяснял, зачем собираются подписи.
       Начал Киселев. Он коротко остановился на политической ситуации в стране ("Газпром-медиа" готовит собрание акционеров, надеется сменить власть в НТВ), а затем огласил повестку дня: выборы главного редактора НТВ и принятие устава редакции. Эти шаги необходимы для того, чтобы создать еще одну линию обороны: "редакция" — это форма организации коллектива журналистов, предусмотренная законом "О печати", невнятная и не имеющая хозяйственных функций, зато независимая от издателей и акционеров.
       — На должность главного редактора предлагается кандидатура Евгения Киселева, — заявил Григорий Кричевский.
       — А как же сам Кричевский, он же главный редактор... — зашушукался зал.
       — Кто "за"?
       Оглядываясь друг на друга, журналисты поднимали руки. Единогласно.
       — Второй вопрос: устав...
       — Подождите, вы забыли спросить, кто "против" и кто "воздержался", — вставил Виктор Шендерович.
       — Да. Кто "против"? Воздержался?
       Зал молчал. Вдруг Лев Новоженов поднял руку.
       — Вы "против" или воздержались? — спросил Кричевский.
       — Я голосую уже за следующий вопрос, — ответил Новоженов.
       — Вообще-то надо бы предложить другие кандидатуры, — опять вставил Шендерович.
       — Да, конечно. Какие еще будут кандидатуры? — спросил Кричевский.
       Шендерович предложил сам себя. И тут же взял самоотвод.
       Перешли к вопросу об уставе. Единогласно.
       Тут юристы НТВ заявили, что подписи журналистов, собранные на входе, недействительны, потому что люди еще не знали, за что голосуют. И предложили каждому участнику написать своей рукой заявление следующего содержания: "Я, фамилия имя, голосую 'за' на собрании коллектива НТВ по следующим вопросам..."
       Через несколько минут образец бумаги был выведен на экран в студии. Для тех, кому было плохо видно, Марианна Максимовская диктовала текст через микрофон. Все написали.
       А 9 апреля в финале программы "Криминал" ведущий Михаил Фролов огласил "информацию для зрителей": коллектив увольняется в полном составе. Тут же взорвались телефоны. По городским и сотовым аппаратам стали звонить жены и знакомые. Пришел Николай Николаев, руководитель программы, пришли Кричевский с Киселевым. Разговаривали минут сорок. Журналисты спрашивали Киселева, почему Парфенов "подлец", почему водителям три месяца не платят зарплаты, почему раньше дружили с властью, а теперь поссорились. Ответы их не удовлетворили. Николаев обвинял коллег в предательстве, они огрызались: "Мы не считаем тебя руководителем. Ты только числился, но не работал над программой".
       Позже Николай Николаев заявил корреспонденту "Власти", предложившему поговорить об увольнении его подчиненных: "Комментировать их уход я не буду. Я работник НТВ. А это — группа людей, которые спустили себя в унитаз". А другие оставшиеся на канале журналисты стали что-то говорить о $100 тыс., за которые можно уйти куда угодно.
       
 
       Фонд, якобы уже созданный для перекупки журналистов НТВ,— сейчас одна из любимых тем на канале. Слухи о размерах этого фонда и финансовых источниках ходят самые фантастические. По версии, высказанной в неофициальной беседе сотрудниками энтэвэшной пресс-службы, речь идет о $7 млн, выделенных Альфа-банком.
       На НТВ уже сложился набор историй, которые опальные журналисты с негодованием перечисляют (причем у всех этот набор почти одинаков). Например.
       Непосредственное участие в теневой работе с коллективом НТВ принимают не только их новые номинальные руководители — Альфред Кох, Борис Йордан и Владимир Кулистиков, но и персоны, которые публично всячески открещиваются от участия в этой истории,— Михаил Лесин и Олег Добродеев. В частности, Лесин лично звонил Дмитрию Диброву, пытаясь уговорить его не ломать копья за НТВ.
       У Кулистикова другая тактика. Находясь вне помещения НТВ, он периодически звонит на выпуск новостей и как ни в чем ни бывало спрашивает: "Какая у нас сегодня бригада работает? Пусть позвонят мне. А то я волнуюсь, как они там справятся..." Так произошло в день ухода с телеканала Татьяны Митковой. Кулистикова "вежливо посылают".
       Энтэвэшных "звезд" соблазняют высокопоставленные чиновники, а низовой состав окучивают "штрейкбрехеры", то есть те, кто уже перешел через линию фронта на сторону Коха или еще раньше ушел вслед за Добродеевым на РТР. В такого рода дружеской обработке участвует и Евгений Ревенко, и Алексей Пивоваров, и даже жена Леонида Парфенова Елена Чекалова. Она в телефонных беседах объясняет, какой Кох замечательный менеджер.
       На прошлой неделе будто бы был опробован и комбинированный вариант: ушедшие с телеканала Татьяна Миткова и Наталья Забузова обзвонили нескольких своих коллег и пригласили выпить с ними кофе в отеле "Пента". Как раз в этот момент "по чистой случайности" мимо проходил Борис Йордан, который принялся сулить собравшимся журналистам увеличение зарплаты и объяснил, что в случае несогласия у них нет будущего в журналистике.
       Эмиссары Коха, говорят, проявляют прекрасную осведомленность о личных проблемах энтэвэшников и нажимают на слабые места каждого из них. Например, одной из ведущих утреннего эфира, зная ее неудовлетворенную амбициозность, внушали, что она "уже доросла до прайм-тайма" (имеется в виду, видимо, Наталия Забузова). Другому сотруднику заботливо предложили помочь отправить на лечение за границу больную мать. Наиболее распространенный вариант — предложение решить квартирный вопрос. Тех же, кто успел взять кредиты на покупку квартиры еще у Гусинского, припугивают требованием их немедленного возвращения после прихода нового менеджмента. Однако по отношениям к VIP-персонам применяется исключительно метод пряника: некоторым из них, не тратя лишних слов, попросту предлагают "решить все финансовые проблемы".
       А программу "Криминал" "развели" на конкуренции между ее автором Николаем Николаевым и фактическим руководителем Владимиром Золотницким. Последнему, как говорят, внушили, что на обновленном канале он наконец сможет стать "номером один", освободившись от "деспотичного и грубого" Николаева. Кстати, несмотря на информацию об уходе бригады "Криминала" в полном составе, на самом деле заявления подала только половина из них, другая же половина предпочла остаться с Николаевым.
       Борис Йордан "перекупил" Василия Григорьева, владельца и руководителя "Кукол", и именно поэтому Григорьев заявил, что "Куклы" останутся на канале в любом случае (по слухам из других источников, Григорьев уже полгода не получал денег за программу, общий долг НТВ ему составил около $650 тыс.).
       Самым громким проколом "вербовщиков" стал, разумеется, скандал с корреспондентом Антоном Гришиным. Он уже собрался было уйти с канала из-за искреннего несогласия с политикой Киселева, написал заявление и взял три дня на размышление. Но тут ему принялись "так откровенно сулить деньги за переход к ним", что он не выдержал и забрал заявление обратно (эта история изложена опять же со слов коллег, которые при просьбе связать с Гришиным лично немедленно обнаруживают, что никаких выходов на него у них нет).
       
 
       Интересно, что "цена" Парфенова и Митковой на канале активно не обсуждается. Там лишь сетуют, что "если б могли предвидеть, то не выдали бы Лене кредит на покупку квартиры, который он попросил всего несколько месяцев назад".
       Впрочем, и так понятно, что эти энтэвэшные звезды получат больше чем деньги. Именно они стали знаменами, под которые теперь собирается альтернативное НТВ. На прошлой неделе появились слухи, что "Газпром-медиа" готов подумать о замене Кулистикова на посту главного редактора НТВ Татьяной Митковой. А Леонид Парфенов будто бы уже разрабатывает новую концепцию информационного вещания НТВ, которая, кстати, предусматривает возобновление еженедельной программы "Намедни" и не предусматривает программы "Итоги".
       И еще. Никто из "уволившихся" не уволился по-настоящему. По документам они просто ушли в отпуск. Сотрудники энтэвэшной бухгалтерии с негодованием рассказали корреспонденту "Власти", что на прошлой неделе им позвонила Миткова и поинтересовалась, когда ей переведут на карточку зарплату. Ушедшим и тем, кто хотел бы уйти, действительно незачем увольняться с канала — ведь, как им обещают, они очень скоро туда вернутся.
АФАНАСИЙ СБОРОВ
       


Как это делают в России
В России в столкновениях власти и телекомпаний чаще всего побеждает власть.
       Удмуртия. С февраля по апрель 1997 г. в эфир телекомпании "Альва" выходили передачи, в которых владелец компании, ее редактор и ведущий Василий Шаталов обвинял главу Госсовета Удмуртии Александра Волкова в намерении создать собственные вооруженные формирования и в даче взяток. В июле 1998 г., после нескольких предупреждений, компания была лишена лицензии. Однако "Альва" выиграла дело в суде Ижевска и в 1999 г. возобновила вещание.
       Хабаровский край. 29 апреля 1999 г. канал ТВА был отключен от эфира за долги. Произошло это после того, как руководство канала заявило, что губернатор Виктор Ишаев задолжал ТВА более 1 млн руб. за освещение выборов. В ТВА было введено внешнее управление, а потом компания была объявлена банкротом. 23 июня 2000 г. было официально объявлено о прекращении ее деятельности.
       Красноярский край. В декабре 1999 г. собрание учредителей телекомпании "Ачинск-ТВ" при участии администрации края и группы компаний "Альфа" сместило руководство компании, критически освещавшей деятельность губернатора Александра Лебедя и руководства Ачинского глиноземного комбината. Директором компании был назначен Владимир Кобенко. Собрание акционеров "Ачинск-ТВ" при поддержке окружения Льва Черного и КрАЗа выступило за прежнее руководство канала. 28 декабря вещание "Ачинск-ТВ" было прекращено. 6 января 2000 г. арбитражный суд края запретил исполнять решения собрания учредителей. С февраля по апрель 2000 г., пока шли суды, вещание то возобновлялось, то прерывалось. Суды выиграл Кобенко. Прежний коллектив редакции ушел в полном составе.
       Омская область. В январе 2000 г. облпрокуратура направила в Минпечати представление о лишении лицензии канала СТВ-3. В нем указывалось, что в передачах "содержится клевета на граждан". Прокуратура основывалась на трех проигранных СТВ-3 исках, один из которых был подан первым зампрокурора области Виктором Гринем. В январе Минпечати отказало каналу СТВ-3 в продлении лицензии, а 24 марта 2000 г. СТВ-3 был отключен. Общегородской митинг в поддержку канала, создание комитета поддержки и обжалование решения Минпечати в Мосарбитраже результатов не принесли.
       Краснодарский край. 7 декабря 2000 г., накануне второго тура выборов мэра Сочи, было прекращено вещание канала "Макс-ТВ". 8 декабря Минпечати сообщило, что в министерство обратился горизбирком Сочи с просьбой пресечь противоправную агитационную деятельность "Макс-ТВ". 21 декабря 2000 г. "Макс-ТВ" по разрешению Михаила Лесина возобновила вещание.
Как это делают за границей
       Помимо общеизвестного скандала с Чешским общественным телевидением, завершившегося победой сотрудников телекомпании, в 2000 году в мире было еще несколько случаев публичного столкновения власти и телевидения.
       Великобритания. В 2000 году правительство возмутила "просербская позиция" белградского корреспондента BBC Джона Симпсона. Представитель кабинета заявил, что намерен обратиться в комиссию по жалобам на прессу. Руководство BBC вступилось за Симпсона, сказав, что корпорация не намерена "показывать лишь то, что хочет видеть НАТО". Жалоба в комиссию не была подана.
       В том же году BBC обнародовало результаты опроса, согласно которым большая часть британцев была не против отмены монархии. По сообщениям газет, Букингемский дворец просил BBC не обнародовать эти данные, но получил отказ. Королевская семья не стала поднимать шум, но через несколько месяцев, в день 18-летия принца Уильяма, передала видеоматериалы об этом событии частной телекомпании ITN. BBC было возмущено таким нарушением традиций (обычно именно BBC имеет преимущественное право на первый показ видеоматериалов королевской пресс-службы), однако ничего поделать не смогло.
       Гвинея-Бисау. 28 мая 2000 года все сотрудники единственной в стране телерадиокомпании Radiotelevisao Guinea-Bissau (RTGB) прервали передачи из-за ареста директора информационных программ RTGB Паулы Мелу и ведущего Юсуфа Кветты, которым вменялось в вину транслирование по ТВ заявления одного из лидеров оппозиции, назвавшего правительство страны "режимом". Акция протеста была закончена через два дня, после освобождения журналистов.
       Турция. Турецкое управление по телевидению и радиовещанию (RTUK) регулярно пользуется своим правом временного отзыва лицензии. В 2000 году по меньшей мере 10 компаний были лишены права вещания. Вот два самых скандальных случая.
       Власти неоднократно выражали неудовольствие непатриотическим освещением общенациональным частным каналом Kanal 6 землетрясения в июне 2000 года, а именно тем, что он рассказывает больше об иностранных спасателях, чем о турецких солдатах. В конце июля, после очередной передачи о землетрясении, Kanal 6 был отключен от эфира на неделю.
       Лицензия независимого телеканала CNN-Turk, совместного предприятия американской CNN и турецкой Dogan Media Group, была отозвана в январе 2000 года после организации на канале ток-шоу, посвященного тому, как за рубежом реагируют на вынесение смертного приговора лидеру курдских сепаратистов Абдулле Оджалану. Вещание канала возобновилось через день.
       


История одной независимой телекомпании
       В 1992 году нью-йоркский мультимиллионер Рональд Лодер (член семьи, владеющей косметической компанией Estee Lauder) решил стать телемагнатом и создал компанию Central European Media Enterprises (CME), которая стала завоевывать телерынки Восточной Европы. Он познакомился с чешским бизнесменом Владимиром Желязны и организовал Чешскую независимую телекомпанию (Ceska nezavisla televizni spolecnost, CNTS). 88% акций CNTS принадлежали CME, 12% — компании Желязны CET21. Канал, созданный на базе телекомпании, получил название Nova TV. Инвестиции CME в канал, по словам представителей Лодера, составили $140 млн, и он сразу начал приносить прибыль. По оценкам специалистов журнала The Economist — по $500 тыс. в неделю. Nova TV сейчас смотрят 73% населения страны.
       Дружеские отношения Желязны и Лодера продолжались недолго. И причиной тому был успех Nova TV. Прибыль CME отправляла на поддержку шести провальных телекомпаний, которые она открыла в других странах бывшего "советского блока". Только польское подразделение CME потеряло с 1992 года $86 млн. Конфликт достиг высшей точки летом 1999 года, когда Лодер решил продать CME. Желязны воспротивился этому и был уволен. На следующий день канал был отключен от эфира (лицензией владел Желязны), а передачи Nova TV стали выходить из другой студии, уже под полным контролем Желязны.
       С тех пор CME пыталась восстановить свои права на Nova TV, но поначалу без успеха: Владимир Желязны превратил свой конфликт с CME в борьбу национального чешского телеканала с иностранным захватчиком, получив полную поддержку чешских властей. Это в конце концов его и погубило. CME, крупным акционером которой к тому времени стал Владимир Гусинский, купивший 17,3% акций, подала в суд не только на Желязны, но и на правительство Чехии, обвинив его в нарушении американо-чешского соглашения о защите инвестиций. В начале февраля арбитражный суд в Париже постановил, что Желязны должен выплатить CME $27 млн. У CME появился также шанс победить в споре с чешским правительством, от которого компания желает получить $500 млн. Возможно, этим и объясняется внезапное изменение отношения властей к Nova TV и его главе.
       Вскоре после суда чешские власти по запросу CME наложили арест на художественную галерею и квартиру Желязны в центре Праги. Потом чешские налоговые службы обвинили его в сокрытии доходов. По их данным, в 1997 году бизнесмен недоплатил в казну $1,3 млн. На минувшей неделе на принадлежащие Желязны акции компании CET21 был наложен арест, а сам он доставлен в прокуратуру для дачи показаний по делу об уходе от уплаты налогов и обмане иностранного инвестора.


       
Что имел в виду Путин
       На прошлой неделе Владимир Путин заметил, что конфликты из-за смены собственников в СМИ происходят не только в России, и привел в качестве примера события 1986 года, когда General Electric купила телекомпанию NBC, и события 1981 года, когда Руперт Мердок стал владельцем The Times и The Sunday Times. Напомним обстоятельства обеих сделок.
       
       Заявление Руперта Мердока в начале 1981 года о том, что он хочет приобрести старейшую британскую национальную газету The Times, вызвало большой скандал. Против проекта выступили и сотрудники газеты, принадлежавшей в то время канадскому магнату лорду Томсону, и общественность. Одни опасались массовых увольнений и превращения газеты в трибуну самого Мердока (магнат как-то обмолвился, что не для того он покупает газеты, чтобы узнавать о содержании номера после его выхода), другие боялись, что австралиец превратит респектабельную The Times в подобие принадлежащего ему же британского таблоида The Sun. Профсоюз журналистов даже подал жалобу в министерство торговли с требованием запретить сделку как нарушающую антимонопольное законодательство.
       Однако скандал длился недолго. Мердок, к удивлению всех, сам активно пытался развеять сомнения. Он дал письменные гарантии независимости редакционной политики газеты, предложил создать для нее независимый наблюдательный совет, а кроме того, до заключения сделки подписать соглашение с коллективом редакции, в котором работники соглашались на трехгодичное замораживание роста зарплат и незначительное сокращение техперсонала. Такое соглашение было подписано, жалоба была отозвана, и к концу февраля Мердок стал владельцем издательства Times Newspapers Ltd.
       Главной проблемой в сделке по покупке медиахолдинга RCA и принадлежащей ему телекомпании NBC корпорацией General Electric (GE) в 1986 году также были сомнения в сохранении независимой редакционной политики телекомпании. Главным критиком сделки был скандально известный общественный деятель Ральф Надер, изобретатель и руководитель международного движения в защиту прав потребителей. По его мнению, независимость новостного подразделения компании — NBC News — должна была стать первой жертвой сделки, в результате которой RCA входила в состав одной из крупнейших военно-промышленных корпораций мира. Но руководство GE напомнило, что компания с 1920-х годов владеет различными СМИ, и за это время претензий к их объективности не было. Кроме того, новые владельцы не стали менять руководство NBC News. Скандал кончился, так практически и не начавшись.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение