Коротко

Новости

Подробно

2

Выводы из пустыни

Миа Васиковска в "Тропах"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

До российского проката добрался еще один фильм из конкурсной программы прошлого Венецианского фестиваля — "Тропы" (Tracks). Его героиня — австралийская путешественница Робин Дэвидсон, в 1977 году в одиночку преодолевшая за девять месяцев 2,7 тыс. км пустыни и написавшая об этом книгу, которая в русском переводе вышла под названием "Путешествия никогда не кончаются". Что такое фильмы, которые как будто никогда не кончатся, не понаслышке знает ЛИДИЯ МАСЛОВА.


При беглом взгляде даже на сегодняшнюю 64-летнюю Робин Дэвидсон сразу возникает ощущение, что женщина действительно интересная, достойная менее банального фильма, чем тот двухчасовой видеономер National Geographic, который получился у режиссера Джона Каррана. Пейзажи в нем важнее, чем личность героини, и о мотивации и цели предпринятого ею путешествия фильм умалчивает, предлагая просто принять на веру, что оно того стоило в плане духовного перерождения и все тяготы и усилия окупились сполна. Миа Васиковска, похоже, играет более облагороженный, приглаженный образ Робин Дэвидсон, которая по книге и публичным выступлениям представляется довольно бойкой оторвой с неуемной тягой к приключениям и которой в 27 лет надоело дуть джин на веранде в Квинсленде и тусоваться с богемными леваками. "Меня уже мутило от недовольства собой, ставшего болезнью моего поколения, моего пола и моего класса",— пишет в своей книге путешественница, чья жизнь с детства складывалась так, что ей никогда не хватало одиночества, которое она наконец решила попробовать в пустыне. В фильме героиня тоже все время что-то лепечет за кадром каким-то немного оправдывающимся тоном, словно извиняясь за безрассудную смелость своей затеи. Вероятно, это связано с тем, что Миа Васиковска сама по себе все время имеет немного извиняющийся вид отличницы, получившей обычную пятерку, а не пять с плюсом. Во время подготовки к экспедиции, занимающей полчаса экранного времени, и на всем протяжении пути она сохраняет озабоченное выражение прилежной ученицы, ведущей дневник наблюдений за природой. Запаренность героини фильма по контрасту подчеркивают появляющиеся в конце фотографии реальной Робин Дэвидсон из National Geographic, на которых изображена счастливая женщина, получающая удовольствие от того, что она захотела и сделала.

Наверняка существуют режиссеры, способные и прилипшему к дивану зрителю передать это ощущение адреналинового прихода от, казалось бы, безнадежной, но все-таки осуществившейся авантюры, но Джон Карран не относится к их числу. Продюсеры тоже понимают, что, хотя в основе сценария и бестселлер, кочевая жизнь в пустыне событиями совсем не богата, поэтому продают "Тропы" с романтическим постером, намекающим на пустынную love story, которая на самом деле выглядит неким недоразумением. Начинается оно с того, что на героиню, уже снарядившую трех верблюдов и маленького верблюжонка в свой поход, кладет глаз американский фотограф (Адам Драйвер) из National Geographic, устраивающий девушке контракт: журнал спонсирует ее путешествие при условии, что вожделенное одиночество героини систематически будет нарушать щелкающий объектив в руках довольно настырного и неприятного парня.

National Geographic, кстати, не прогадал, и обложка с Робин Дэвидсон и ее верблюдом стала одной из самых знаменитых в истории журнала. Фильм даже вроде бы неуклюже пытается воспроизвести эту трогательную мизансцену, когда героиня рыдает, уткнувшись в шею верблюда, которого она перед этим в сердцах отдубасила палкой за то, что он отошел немного погулять. В "Тропах" несколько таких моментов, когда героиня действительно чего-то пугается и расстраивается (половину их, правда, составляют флешбэки из детства, омраченного смертью матери), но в целом картина не вполне передает, насколько тяжелым, утомительным и опасным было это путешествие. Отдельный успокоительный, если не сказать снотворный эффект, особенно в сочетании с повторяющейся панорамой по потрескавшейся выжженной земле, производит непрекращающаяся лирическая музыка, которую задувает в уши, словно песок. "Путешествия на верблюдах не имеют начала и конца, они просто меняют форму" — такой афоризм из книги Робин Дэвидсон авторы выбрали для эпилога фильма, который не то чтобы напрочь отбивает охоту путешествовать на верблюдах, но наводит на мысль о непременном дополнительном верблюде, навьюченном пляжным чтивом и настольными играми.

Комментарии
Профиль пользователя