Коротко

Новости

Подробно

Фото: Christophe Raynaud de Lage

Разговорчики на сцене

Продолжается Авиньонский театральный фестиваль

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера театр

В Авиньоне проходит традиционный международный театральный фестиваль, 68-й по счету. Это первый фестиваль, программу которого составлял новый директор — режиссер Оливье Пи. Из Авиньона — РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


Тревоги первых вечеров фестиваля, кажется, позади. Отношения администрации с бастовавшими энтермитантами, помимо двух спектаклей в день открытия сорвавшими еще несколько представлений, перешли в стадию вооруженного перемирия. Перед каждым представлением зрители выслушивают протестный манифест и горячо аплодируют взбунтовавшимся техникам-почасовикам — но сами спектакли все же играются.

Главным врагом культуры объявлена ее министр Орели Филиппетти. Ее пламенные борцы за право работать всего три месяца в году объявили на фестивале персоной нон грата. Как только она сошла с поезда на авиньонском вокзале, энтермитанты заявили прямо: если она посмеет появиться хотя бы на одном спектакле, конфликт перейдет в "вооруженную" стадию, то есть этот спектакль попросту не состоится. Администрация фестиваля да и все его участники формально на стороне протестующих. Правда, в частной беседе одни из режиссеров, чей спектакль показывают на Festival d`Avignon, признался мне, что "все это ужас, система энтермитантов не выживет все равно", но он вынужден выступать в поддержку бузотеров, потому что иначе они сорвут его спектакль. Да и общественное мнение его осудит.

Остроумнее всех, пожалуй, проблему решил бразильский режиссер Антонио Араужо — в его спектакле нет ритуального пролога с участием забастовщиков, зато энтермитанты врываются в зал во время действия и изображают захват зрителей в качестве заложников. Да и странно выглядели бы заявления в прологе: во-первых, спектакль начинается прямо на улице, перед зданием бывшего Монетного двора, во-вторых, обвинения обществу, звучащие в постановке Араужо, гораздо хлеще, чем любые декларации в адрес Орели Филиппетти и французского правительства. Сочинение бразильского режиссера под прихотливым названием "Сказать то, что не думаешь, на языках, на которых не говоришь" посвящено драматическим картинам современного социума, сломанного экономическим кризисом.

Зрители наблюдают за этими картинами, переходя из внутреннего двора в атриум, потом то и дело поворачиваясь вокруг себя, поднимаясь и спускаясь по лестницам,— то есть спектакль поставлен в столь модном в прошедшем московском сезоне жанре "бродилки". В последнем помещении публика оказывается в роли участников международного конгресса, посвященного глобальным проблемам. Когда на трибуну поднимается знаменитый профессор, которая должна сообщить открытый ею рецепт спасения экономики, женщина вдруг теряет дар речи и даже, возможно, сходит с ума — и мы понимаем, что надежды нет. Единственным, что может примирить с этим выводом, следует считать неизменно прекрасный вид на Папский дворец, который открывается выходящим со спектакля.

Спектаклем открытия, который по традиции играется в курдонере Папского дворца, на сей раз был "Принц Гомбургский" по пьесе Клейста в постановке итальянского режиссера Джорджо Барберио Корсетти. Пара Клейст--Корсетти представлена в афише Авиньона еще раз — спектаклем "Семейство Шроффенштайн" по первой пьесе немецкого классика. Сюжет напоминает о "Ромео и Джульетте": конфликт двух семейств приводит к трагедии — страдают не только влюбленные, но и близкие родственники убивают друг друга. Вот только в основе сюжета лежит не просто вражда, но вопрос наследства. Деньги как губили раньше, так и теперь губят человеческие чувства — эту неопровержимую и неприятную истину спектакль доносит до зрителя столь банальными театральными средствами, что только диву даешься, каким образом столь случайные зрелища могут оказаться в программе Авиньонского фестиваля.

Очевидно, что с приходом Оливье Пи репертуарная политика фестиваля не может не поменяться. Каждый из директоров "приводит" в афишу тех режиссеров, которых считает важными и интересными,— и те из них, кто придется ко двору, обычно остаются в орбите программирования и на следующие годы. Проект с Антонио Араужо (в нем приняли участие бразильские, французские и бельгийские актеры) Оливье Пи задумывал еще тогда, когда был директором парижского "Одеона",— и в Авиньоне он, судя по всему, пришелся ко двору. Про Барберио Корсетти этого не скажешь. Но тут придется принять во внимание весьма важное обстоятельство: Оливье Пи — первый за многие десятилетия директор Авиньонского фестиваля, который является не менеджером и организатором, а театральным практиком. Значит, он путешествует и смотрит гораздо меньше, чем профессиональные театральные кураторы. И ему пока не удалось обойтись без тех, кто был желанным гостем при предыдущем директоре,— так, одним из главных событий нынешнего фестиваля уже признан "Источник" амстердамской "Тонеелгруп" в постановке Иво ван Хове.

Комментарии
Профиль пользователя