Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Танцевальный импрессионизм

"Still Current" Рассела Малифанта в Москве

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Гастроли танец

На сцене Театра имени Моссовета в рамках перекрестного Года культуры Россия--Великобритания состоялись гастроли компании Рассела Малифанта, хореографа-резидента театра "Сэдлерс Уэллс". На "Still Current", двухчастной программе из пяти мини-балетов, медитировала ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Старейший театр "Сэдлерс Уэллс", основанный еще в 1683 году, в XXI веке оказался на острие прогресса. Труппы в этом театре нет, а есть продюсерский отдел и опекаемые им 15 хореографов-резидентов, носители передовых идей и технологий и законодатели мировых танцевальных мод. Вместе со своими артистами (постоянными или приглашенными на конкретный проект) они непрерывно производят театральную продукцию. Имена многих резидентов — Акрама Хана, Мэтью Боурна, Уэйна Макгрегора — известны даже в России. Рассела же Малифанта здесь знали прежде всего как любимого хореографа и партнера Сильви Гиллем — это его "Puch" и "Эоннагату" она показывала на гастролях в Москве. Надо признать, что балетная дива затмила хореографа: нескончаемые нерасчленимые движения казались лишь поводом для демонстрации ее фантастического тела, ее тигриной магнетической пластики.

На сей раз Рассел Малифант привез трех совершенно неизвестных артистов, однако эффект оказался тем же: хореография растворилась в их, кажущихся всемогущими, телах, в музыке, в свете. В сущности, трудно даже пересказать, из чего эта хореография состоит. Какие-то перекаты по полу, выпады, растяжки, наклоны в разные стороны. Винтообразные движения корпуса, кружения — на месте, наподобие дервишей, или с продвижением, вроде балетных шене. Запрокидывания головы, руки, плещущие в пространстве, беспокойные вскидывания ног. Иногда — тревожные или созерцательные точки-позы, не нарочитые: просто беспрерывно льющаяся песнь тела вдруг делает паузу, и эта нежданная остановка выглядит чрезвычайно многозначительной. Но пока доискиваешься смысла, танец возобновляется, подчиняя себе зрителя, ввергая его в транс и выветривая из головы остатки рациональности. На фоне электронного гудения мерный, то убыстряющийся, то замирающий ритм пульсирует сам по себе (обычно музыку для своих опусов хореограф заказывает, уже закончив работу), движение сливается с ним не буквально, а этак подспудно, на уровне невидимых энергетических потоков.

Можно, конечно, назвать, из каких частей речи складывается язык Малифанта: древнекитайский цигун, капоэйра, тай-чи, биомеханика, контактная импровизация. Но перечислять их так же бессмысленно, как искать мелкие детали на полотнах Моне. Хореография Малифанта гипнотизирует, как импрессионистские "Кувшинки": можно сидеть и глазеть часами, то цепляя глазами какую-то деталь, то погружаясь в тихое упоение. Пять мини-балетов программы схожи и различны, как эти пруды с плавающими светлыми пятнами. Меняются настроение, акценты, пол и физические особенности исполнителя — краски, которыми работает хореограф. А также свет, играющий в работах Малифанта роль полноправного соавтора. В "Still Current" он разделял любовников черной непроходимой пропастью. Изливался душем надежды на грустного недотепу в красной кофте и лыжной шапочке ("Afterlight"). Плеткой-семихвосткой полосовал могучего бунтаря ("Still"). Замыкал в сером прямоугольнике, как в тюремной камере, девушку, пытаемую одиночеством ("Two").

Собственно, компания Малифанта, созданная в 1996 году, и состоит-то ныне всего из двух человек: самого хореографа и его художника по свету Майкла Халлса, в юности тоже баловавшегося танцами. Еще 20 лет назад, на своем первом совместном проекте, они решили, что свет — лучший партнер движения, что движение света — это уже хореография. С тех пор соавторы набирают танцовщиков только тогда, когда им становится ясно, какой будет их следующая работа и какие артистические тела для нее нужны.

Для "Still Current" понадобились чернокожий Диксон Мбай, спец по поппингу и бугалу: рельеф его пластичного тела — мечта любого скульптора, а мышцы работают с той же завораживающей красотой, что у беговой лошади, пересекающей финишную черту; Кэрис Стейтон — молодая, длинноногая, похожая на классическую танцовщицу: кажется, ее удивительные конечности имеют свойство удлиняться до бесконечности, как рука ведьмы Геллы, открывающая оконную задвижку, а тело обладает той редкой харизмой, при которой даже движение мизинца обретает силу постулата; Томасин Гюльгеч, бесшумный, бескостный и всемогущий, как средневековый ассасин, оставивший свое кровавое ремесло и посвятивший себя любви к ближнему. Сам 53-летний Малифант, с умным поджарым телом, точным, как лезвие, танцевал наравне со своей командой, являя собой живую иллюстрацию "Still Current" — умения десятилетиями "сохранять свою актуальность".

Комментарии
Профиль пользователя