Коротко

Новости

Подробно

"Запрет "Южного потока" является ошибкой"

Елена Пушкарская беседует со статс-секретарем правительства Италии

Журнал "Огонёк" от , стр. 8

Что ждать России от итальянского председательства в Евросоюзе? На вопросы "Огонька" отвечает статс-секретарь Совета министров Италии, ответственный в кабинете за европейскую политику, Сандро Гоци


В июле Италия заступила на пост председателя Совета ЕС (по ротации каждый из 28 членов Союза занимает его по полгода). Это означает, что до 1 января работу основных органов исполнительной власти в ЕС будут координировать министры из Рима. Энергичный премьер Маттео Ренци уже выдвинул план масштабных реформ для Евросоюза. Но практические шаги пришлось предпринимать на восточном направлении — глава МИД Италии Федерика Могерини отправилась с визитом в Киев и Москву. А по кулуарам ЕС и страницам газет поползли рассуждения о том, что Рим знает, как наладить отношения между Москвой и Брюсселем, и уже не раз в этом преуспевал.

Чтобы понять, насколько обоснованы эти предположения и каковы реальные приоритеты страны, занявшей пост "евроуправляющего", "Огонек" поговорил с 46-летним Сандро Гоци, политиком, который имеет репутацию единомышленника и доверенного лица нынешнего премьера Италии.

— Выступая по случаю открытия итальянского председательства, премьер Ренци определил нынешнее состояние ЕС с помощью запоминающегося образа: если бы Европа сделала себе модное сейчас селфи, сказал он, то на фото запечатлелось бы выражение глубокой тоски. Какие задачи диктует столь жесткий диагноз?

— Начнем с того, что эти шесть месяцев — очень важный период, так как он открывает новую европейскую легислатуру (после майских выборов в Европарламент в ЕС идет смена ключевых фигур, трудный выбор преемников и передача полномочий.— "О"). И если говорить коротко, мы хотим посвятить это время обширной дискуссии о тех изменениях, которые должна претерпеть Европа в соответствии с пожеланиями своих граждан, однозначно высказавшихся в ходе выборов в Европарламент за самые радикальные перемены.

По сути, речь вот о чем. Для тех, кто создавал единую Европу, эта идея вселяла надежду. Так было с моим поколением, которое даже называют "поколением Эразмус" (в честь Эразма Роттердамского так назвали программу европейского студенческого обмена.— "О"). Мы с юности имели возможность оценить преимущества единого европейского пространства. А вот для нынешней молодежи Европа все чаще оборачивается кошмаром, прежде всего из-за безработицы. Мы должны переломить эту тенденцию, тем более что "поколение Эразмус" теперь у руля во многих европейских странах.

— И вот Европа, на которую давят эти проблемы, подписывает соглашение об ассоциации с тремя бывшими советскими республиками, тоже не слишком здоровыми и экономически, и социально. Скажите, что стояло за этим решением, принятым прежним составом руководства ЕС,— демократическая солидарность, поиск новых рынков или желание решить проблемы за счет России?

— Соглашение об ассоциации — это лишь полное соответствие европейскому проекту, не больше и не меньше. Европейский союз создавался (тогда — Общий рынок.— "О") не только для шести основавших его стран. Этот проект предусматривает интеграцию всего европейского континента, и все, кто разделяет его ценности, приглашены в нем участвовать. Поэтому Европа просто была обязана удовлетворить желание стран, о которых вы говорите, подписав с ними договоры об ассоциации. В то же время этот проект не направлен ни против кого, и ни в коем случае против России. Интеграция, в частности Украины с Европой, и сближение России и ЕС — процессы параллельные и не должны входить в противоречие.

— Один наш политик говорил в таких случаях, что хотели как лучше, а получилось как всегда. Уже ясно, что процесс ассоциации той же Украины с Европой стоит дорого, в том числе и самой Европе. Похоже, так дорого, что под вопрос попадают реформы, которые вы предлагаете, например, с трудом решается вопрос об ослаблении финансовых требований для Италии, тоже ей жизненно необходимых. Вам это кажется правильным?

— Не надо все мешать в одну кучу. Италия не просит финансовой помощи у ЕС, а лишь хочет, чтобы учитывались беспрецедентные усилия, которые нынешнее правительство предпринимает для реформирования страны. Мы хотели, чтобы евроструктуры поощряли эти реформы, а не применяли бы по-прежнему чисто бюрократический подход (речь о пакте стабильности евро, который предусматривает обязательные финансовые критерии для всех, кто перешел на единую валюту.— "О"). Что касается Украины, то, конечно, наша ответственность по отношению к ней имеет денежное выражение, и помощь Украине оказывается и будет оказываться в соответствии с заложенными в европейский бюджет средствами на эти цели. Взаимоотношения с Украиной входят в стратегические интересы Европы. Но, повторяю, это не является политикой, направленной против Москвы.

— Одним из приоритетов председательства Италии — теперь это признано официально — является налаживание отношений между ЕС и Россией. Как это может конкретно выглядеть?

— Шаги в этом направлении уже делаются нашим министром иностранных дел, чей первый визит в рамках итальянского председательства в ЕС был именно в Киев и Москву. И чем больше конкретных сдвигов к лучшему в украинском конфликте нам удастся добиться, тем лучше будут услышаны в Европе наши аргументы о необходимости поддержания и даже усиления диалога с Россией.

— Италия и вы лично выступаете как союзник России в вопросе разблокирования проекта газопровода "Южный поток". В чем ваша логика?

— "Южный поток" — один из элементов диверсификации энергетической политики, которая является для нас краеугольной. Для Италии очень важно, чтобы газ к нам приходил из разных стран и по разным каналам. Поэтому мы настаиваем на разблокировании "Южного потока", считая, что запрет на его сооружение со стороны ЕС является ошибкой. Мы поднимали вопрос об этом в ходе последнего заседания Европейского совета и будем настаивать на своей позиции и впредь.

— Итальянские предприниматели, да и политики, много говорят о том, что санкции против России наносят ущерб прежде всего итальянскому бизнесу. И все же на днях ЕС расширил свой "черный список" еще на 11 человек. Скажите, по каким секторам итальянской экономики это бьет и почему вы играете против себя?

— Пока, как мне кажется, этот ущерб обусловлен не столько самими санкциями, сколько страхом потерь в случае их усиления (если будет принят так называемый "секторальный пакет" — "О"). Но безусловно, озабоченность предпринимателей тем, как ситуация будет развиваться в дальнейшем, и связанные с этим риски играют негативную роль. Именно поэтому нужно как можно скорее найти приемлемый для всех дипломатический выход. Тем более что Россию и Италию связывают интересы стратегического характера и нельзя допустить, чтобы негативное развитие событий на Украине нанесло им ущерб. Изолировать Россию было бы большой ошибкой, так как ситуация на Украине может быть разрешена только совместными усилиями заинтересованных сторон, а именно Россией, Украиной и ЕС. А Италия при этом готова сыграть роль локомотива.

Беседовала Елена Пушкарская


Комментарии
Профиль пользователя