Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

"Ответственность — на правительстве"

Светлана Сухова беседует с первым вице-спикером Госдумы Александром Жуковым

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Госдума ушла на каникулы. Минувшее полугодие запомнится не только присоединением Крыма, но и числом принятых экономических законопроектов, порой весьма спорных. Как оценивают результаты полугодия в Думе? "Огонек" обратился к первому вице-спикеру Александру Жукову


— Александр Дмитриевич, нынешняя Дума, уделив должное внимание политике в неспокойном 2012-м, в этом году провозгласила своим приоритетом экономику. И каковы успехи?

— Законодательство, конечно, не единственное условие развития экономики, но немаловажное. Дума VI созыва уже сделала в этом направлении немало. Самое значимое, на мой взгляд,— поправки в Гражданский кодекс — эту экономическую конституцию. Труд столь всеобъемлющ и огромен, что Дума принимает его по частям. Также депутаты проголосовали за закон о стратегическом планировании (без него невозможно выстраивать экономическую политику в стране), изменили пенсионное законодательство, приняли поправки в закон об ОСАГО. И продолжают работу над целым пакетом законопроектов: необходимых для реализации посланий президента, вносящих изменения в закон о госзакупках (над ним Дума корпела долго) и, конечно, касающихся всего блока бюджетного и налогового законодательства. Речь прежде всего о переходе к бюджету, в основе которого лежат госпрограммы, подлежащие обязательному обсуждению не только в правительстве, но и в Думе, как того требует закон о парламентском контроле.

— Но с бюджетом-2014 Дума потерпела фиаско, ее рекомендации по госпрограммам правительством учтены не были, и пришлось даже недавно принимать постановление об усилении бюджетных полномочий Думы. Откуда уверенность, что на этот раз поможет?

— При принятии бюджета мы записываем в постановление, что необходимо еще сделать. И когда правительство вносит корректировки в бюджет текущего года, оно учитывает рекомендации Думы.

Что касается госпрограмм, то при их анализе оказалось, что в ряде госпрограмм плохо сформулированы цели, показатели им не соответствуют, как и финансирование. Эти же выводы подтверждает и Счетная палата. К внесению нового бюджета правительство должно привести все это в порядок.

— Дума уходит на летние каникулы, едва включившись в процесс принятия нового бюджета. Между тем на этом "фронте" осенью ожидаются самые затяжные сражения: Минфин требует усилить налоговую нагрузку на бизнес и на граждан, не дожидаясь 2017 года... Дума поддержит начинание?

— В процесс обсуждения бюджета-2015 депутаты включились не в последний момент, а можно сказать, из него и не выключались... В мае, например, в Думе прошли слушания по основным направлениям налоговой политики. В последний день работы этой сессии, по сути, прошло "нулевое чтение" бюджета: послушали прогнозы правительства по тому, как будет развиваться ситуация, и его предложения.

Что касается увеличения налоговой ставки, то правительство обещало не повышать налоги до 2018 года, если не будет каких-то экстремальных ситуаций. Поэтому мы будем стараться оптимизировать бюджетные расходы, чтобы не потребовалось повышать налоги.

Я лично сторонник того, чтобы планировать бюджет исходя из реальной ситуации, то есть не занижая доходы. Но правительство осторожничает (их можно понять) и действует "с запасом", стараясь выделить поменьше, чтобы потом при появлении дополнительных доходов добавить, где необходимо. Так было, например, в начале июня в отношении бюджета этого года — решили направить около 150 млрд рублей на помощь регионам для частичного покрытия дефицитов бюджетов. Впрочем, корректировка бюджета не всегда идет в сторону увеличения расходов: на моей памяти были и сокращения — в годы кризиса.

— Но вы готовы поддержать предложения правительства по увеличению, например, выплат в страховые фонды?

— Будем обсуждать, послушаем доводы правительства. В этом вопросе нужно прежде всего все проанализировать, потому что иначе увеличение выплат может привести к тому, что бизнес начнет уходить в тень и в этой связи наполнение фондов не станет лучше, то есть фактически мы можем получить обратный эффект.

— А как вам инициатива правительства по введению налога с продаж?

— По моему мнению, одновременно НДС и налог с продаж не должны существовать. Налоги, основывающиеся на одной и той же доходной базе,— это, по меньшей мере, недальновидно. НДС — тот же налог с продаж, только усовершенствованный. Разница в том, что второй начисляется с каждого оборота, а НДС — только с добавленной стоимости. Если же ввести оба налога, то, убежден, по меньшей мере, от уплаты одного из этих налогов бизнес будет уходить.

В любом случае налоговое законодательство меняется постоянно. Но нынешняя Дума добилась того, что определение основных направлений налоговой и бюджетной политики возможно только при предварительном обсуждении с ней. Если раньше правительство все решало и утверждало само, а потом информировало депутатов, то теперь порядок иной.

— Но Минфин явно гнет свою линию — на увеличение налоговой нагрузки. А Дума, посопротивлявшись, потом все смиренно примет?...

— Налоговое законодательство весьма бурно обсуждается и в комитетах, и на пленарных заседаниях. Уверяю вас: итоговый вид документа бывает подчас далек от того, что первоначально поступало из Белого дома. А случается, что проект и вовсе подвисает, а то и отклоняется. У меня нет уверенности в благополучном прохождении через Думу идеи введения налога с продаж в том виде, как его предлагает правительство. Вспомните, сколько было поправок в закон о национальной платежной системе. Если бы Дума штамповала все вносимые правительством законопроекты, да еще и в том виде, в каком они были предложены, то налог на недвижимость, вокруг которого сегодня кипят такие страсти, был бы принят уже 10 лет назад. А между тем его обсуждение продолжается и сегодня! Понятно, что в первоначальном виде — аналог западного налога на недвижимость, соединяющий в себе налог на землю и строение на ней — он принят не будет. По сути, останется нынешний налог на имущество, только его размер будет исчисляться исходя из кадастровой стоимости объекта. В итоге, конечно, выплаты вырастут, но для разных типов недвижимости по-разному. Все еще сильно зависит от аппетитов регионов — большинство нововведений Минфина делается для наполнения их бюджетов, в том числе и упомянутый налог на недвижимость. Но у региональной власти есть право вводить льготы по уплате этих налогов и определять ставки.

— А не проще вложить резервные деньги в экономику, чтобы регионы зарабатывали сами, не ожидая подачек из центра?

— Не проще. Бюджетное правило (направление нефтегазовых доходов, полученных сверх изначального прогноза, на пополнение Резервного фонда.— "О") должно действовать в любой экономике, где доходы бюджета зависят от цены на какой-то товар, например сырье. Нельзя все полученные средства использовать на текущие расходы: есть риск в случае снижения цены на "товар номер один" не расплатиться, прежде всего по социальным обязательствам. Всегда нужно иметь что-то на черный день. Другое дело: должно ли бюджетное правило быть столь жестким, как долго его нужно использовать, до какого размера накапливать резервы? Обсуждать это можно, но при этом должны быть резервы, а дефицит бюджета контролироваться.

— Вас не настораживает тот факт, что у правительства не все ладно с расчетами? Примеры такого рода накопились...

— Правительство в конечном счете отвечает за экономическую политику в стране и поэтому, несмотря на несогласие депутатов, может и настаивать на том или ином своем решении. Жизнь вносит потом свои коррективы, так что если, например, какой-то налог плохо собирается, он будет рано или поздно отменен. Тот же налог с продаж уже дважды вводили и, как не трудно догадаться, отменяли: сборы от него были минимальными. В любом случае ответственность — на правительстве, поэтому Дума и идет на уступки. Но все не так плохо: на мой взгляд, правительство достаточно гибко реагирует на замечания депутатов. А Дума отнюдь не всегда готова уступать... Могу напомнить, например, историю с реформой РАН, когда конечный результат сильно отличался от первоначально предложенного правительством. А создание Российского финансового агентства вообще было заторможено после первого чтения и в конечном счете отклонено. Сильно подкорректирована пенсионная реформа.

Не то слово! Но в результате решений правительства деньги из накопительной части пенсий ушли на Крым, если верить главе Минфина, и уже не вернутся. А Счетная палата обнаружила, что доход за 9 лет и во всех пенсионных фондах, включая ПФР, оказался ниже инфляции... Дума намерена реагировать?

— Законом (о преобразовании негосударственных пенсионных фондов в акционерные общества.— "О") оговорено, что те замороженные средства, о которых идет речь (243 млрд. рублей. — "О"), сохраняются в полном объеме, даже в том случае, если негосударственный пенсионный фонд не выдержит аккредитации, окажется неплатежеспособен. По крайней мере, на уровне номинала (то есть той суммы, которая перечислена) государство за свой счет обязано возместить соответствующие накопления граждан.

— И все же не покидает ощущение, что исполнительная власть всячески закручивает гайки, законодательная ей не препятствует, президент солидарен скорее с первой...

— Если речь идет об экономике, то под "закручиванием гаек", вероятно, понимается ситуация с антиофшорным законодательством. Однако во всем мире сегодня предпринимаются аналогичные меры, и Россия тут не исключение, во всех странах власти хотят прозрачности бизнеса и повышения собираемости налогов. Можно эту тенденцию рассматривать под углом закручивания гаек, но, с другой стороны, либерализация в тени нехороша и для самого бизнеса.

— Но российские власти никак не микшируют такое ужесточение, а силой можно добиться разве что экономической изоляции страны. Не согласны?

— Правительство обещало внести готовый законопроект до окончания этой сессии, но пока его нет. В нем как раз и должны быть предусмотрены все эти нюансы: налогообложение доходов компаний, находящихся в офшорной юрисдикции, а также запрет на заключение государственных и муниципальных контрактов с офшорными компаниями, и другая сторона — условия для компаний, которые были зарегистрированы на территории офшорных зон, например допуск к процедуре госзакупок.

— Немного о бизнесе в России... Предприниматели жалуются, что депутаты их интересы защищают слабо: речь о введении налога на имущество для работающих по упрощенке, а главное — о передаче СКР права возбуждать уголовные дела по налоговым нарушениям. Первоначальный текст смягчили немного, теперь следователь должен будет сначала прийти к налоговику...

— Речь не о консультации, а о проведении налоговой проверки. Если инспектор утверждает, что налоговая проверила компании и все в порядке, оснований для возбуждения уголовного дела нет.

— Тогда зачем возвращаться в прошлое и подключать и без того загруженное следствие, если налоговики прекрасно справляются?

— Государство всегда старается собирать по максимуму налоги, которые должны уплачиваться. Но желательно, чтобы этим занимались компетентные люди, специалисты. Я надеюсь, что практика злоупотреблений, некогда имевших место со стороны правоохранителей, не вернется.

— А что сделала Дума в этом году для бизнеса?

— Мы приняли немало законов по поддержке малого и среднего предпринимательства (МСП). Например, о дифференцированном подходе к страховым взносам, хотя сначала предлагалось постричь всех под одну гребенку, но в итоге получилось иначе. Был также существенно упрощен порядок малой приватизации, то есть выкуп субъектами малого и среднего бизнеса арендуемых ими помещений. Законодательно закреплен упрощенный порядок ведения кассовых операций для МСП и упрощенный порядок ведения бухучета и отчетности. Была установлена нижняя граница закупок у субъектов МСП — не менее 15 процентов при размещении госзакупок. А ведь доступ к госзаказу — важнейшая вещь. Раньше существовала только верхняя граница для МСП, которая де-факто не позволяла таким компаниям принимать участия в госзакупках. Проголосовали депутаты и за создание механизма инновационного лифта: госкорпорации и институты развития теперь могут входить в капитал МСП более чем на 25 процентов без утраты последним статуса малого предприятия. Раньше это было запрещено, а теперь у МСП появился шанс и получить инвестиции, и участвовать в госзаказах и крупных проектах. Да и такие финансовые программы поддержки МСП, которые сегодня идут через бюджет, раньше просто не существовали! По сравнению с тем, что было 10 лет назад, уровень поддержки вырос значительно. Достаточно вспомнить создание Агентства кредитных гарантий для МСП с бюджетом в 50 млрд рублей. Сейчас активно обсуждается предложение президента предоставить региональным властям права освобождать от уплаты налогов только что созданные МСП на два года. Мы, конечно, ожидаем, что осенью по этому поводу развернется жаркая полемика: многие опасаются, что такая льгота может стать одним из вариантов уклонения от уплаты налогов, как это было в 1990-е. Если бизнес чем-то и обижен, то теперь у него есть куда жаловаться: Дума уже санкционировала создание института уполномоченного по защите прав предпринимателей, а теперь на повестке дня — появление финансового омбудсмена. Он займется защитой потребителей услуг финансовых организаций (прежде всего банков и страховых компаний).

— Видите ли вы в сокращении численности ИП и МСП в последние год-полтора долю ответственности Думы?

— Хорошо бы для начала проанализировать данные о сокращении: частенько в отношении ИП и МСП статистика запаздывает по сравнению с жизнью — исчезающие компании-однодневки вычеркивают из реестров спустя годы. Не исключено, что мы имеем дело с подобной статистикой. Сейчас же идет разговор о том, чтобы как можно большее число МСП перевести на патентную систему и совсем упростить им жизнь. Я лично — за.

— Чем Дума займется осенью?

— Бюджетом в первую очередь, налогами, законом о промышленной политике, очередными главами Гражданского кодекса, законопроектами во исполнение послания президента, например законом об основах государственно-частного партнерства, о поддержке инновационной деятельности, о статусе наукограда, о патентной системе, ожидаются бурные дебаты по части налоговых каникул для вновь созданных МСП.

Беседовала Светлана Сухова


Налоги ушли на осень

Детали

Уже понятно, какой вопрос станет самым острым после того, как Дума вернется с каникул: Минфин намерен продавливать введение налога с продаж


По расчетам министерства, если ввести такой налог с 1 января, то ежегодно региональные бюджеты будут пополняться на 10 процентов. Например, в следующем году это будет дополнительно 194,8 млрд рублей, в 2016 году — уже 210,7 млрд. То, что Дума пока с введением 3-5-процентной надбавки к цене товара не согласна, Минфин не останавливает: важнее, по его мнению, "укрепить доходную базу регионов", поскольку по итогам этого года, по расчетам ведомства, дефицит консолидированного регионального бюджета будет выше прошлогоднего на 33,5 процента.

Между тем Минфин — это еще не все правительство. В Минэкономразвития, например, солидарны с руководством Думы в той части, что одновременное существование НДС и налога с продаж окажет негативное влияние на экономику. В частности, разгонит инфляцию, поскольку правом "пополнить закрома" воспользуются как минимум половина, если не две трети регионов. Опасения обоснованы: в 1998 году, когда налог с продаж был кратковременно возвращен, так поступили почти все регионы.

Надо помогать, а не мешать

Мнение

Сергей Елин, член "Опоры России", руководитель аудиторско-консалтинговой группы "АИП"


Российский бизнес в незавидном положении: мало того, что он испытывает общемировые негативные тенденции, усиление налоговой нагрузки, так у него еще и сузилось поле для маневра в связи с экономическими санкциями и ограничениями, касающимися прежде всего возможности кредитования на Западе. Все это уже привело к сокращению инвестиций и уходу ряда иностранных компаний, а также к сворачиванию и российских проектов. Законодатель, увы, справиться с этой ситуацией не помогает.

По факту мы видим косвенное увеличение налоговой нагрузки, которое отрицательно сказывается на развитии деловой активности, особенно на малом и среднем бизнесе (МСП). Речь о введении в отношении МСП налога на имущество: для компаний, работающих по упрощенной схеме налогообложения, его уплата станет обязательной с 2015 года. Мотивы этого решения Думы понятны — собрать побольше налогов для пополнения бюджета, но в условиях кризиса и рецессии экономики эффект может быть кратковременный с сокращением числа МСП. Остается вопрос: насколько были учтены все факторы при принятии этого закона?

Куда большие опасения вызывают еще не принятые законопроекты. Прежде всего — возвращение практики возбуждения Следственным комитетом уголовных дел по налоговым правонарушениям. Введение обязательной налоговой проверки в свое время позволило ограничить практику давления на предпринимателей. Теперь, если вернуться к прежней системе, есть риск, что "кошмарить" вновь смогут по полной. Ведь если решения налоговых органов можно оспорить в вышестоящей инстанции и суде, что часто происходит успешно, то с действиями правоохранителей сложнее. Сейчас обсуждается компромиссный вариант, когда налоговики будут выступать в роли "экспертов" — им предлагается дать три дня на проверку. Но за такой срок провести качественную проверку сложно, значит, вердикт ФНС будет вынесен без изучения всех обстоятельств, формально. И что потом? Как не вспомнить, что отказаться от возбуждения уголовных дел следствием без проведения налоговых проверок власть вынудило огромное число "перегибов". Теперь что же, по новой?.. Могу с уверенностью сказать, что сейчас риски от использования "серых" схем в разы выше, чем были 5-10 лет назад. И большинство предпринимателей предпочитают "заплатить налоги и спать спокойно". А желанную для власти собираемость налогов даже без их увеличения обеспечит эффективное налоговое администрирование, простота налогового законодательства и однозначность в правоприменительной практике. Стоит ли в очередной раз переписывать правила игры?

Комментарии
Профиль пользователя