Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Валерий Шарифулин/ Фото ИТАР-ТАСС

Сергей Кущенко: остаюсь в спорте!

Один на один

"Спорт". Приложение от , стр. 12

На недавней отчетно-выборной конференции Союза биатлонистов России (СБР) его президент Михаил Прохоров и исполнительный директор СЕРГЕЙ КУЩЕНКО сложили с себя полномочия. По окончании пятилетнего периода оперативного руководства биатлоном Сергей Валентинович поделился с "СПОРТОМ" впечатлениями о сделанной работе и приоткрыл завесу тайны над новой.


АЛЕКСАНДР ЗИЛЬБЕРТ


Спонсоры в очереди!


"СПОРТ": Сергей Кущенко приходил в биатлон с намертво, казалось бы, приклеенным ярлыком: лучший спортивный менеджер России. Подмочил биатлон вашу репутацию? (Мы начинаем разговор на Тверском бульваре в резиденции группы ОНЭКСИМ, учредителем которой является экс-президент СБР Михаил Прохоров.)

СЕРГЕЙ КУЩЕНКО: Это смотря какие показатели эффективности брать за ключевые (Сергей Валентинович сразу внедряет в разговор бизнес-лексику.— "Спорт").

"Ъ": А давайте все возможные рассмотрим!

С. К.: Чисто спортивный результат, наверное, не очень хорош. А вот в деле собирания и структурирования спонсоров мы, например, поработали великолепно.

"Ъ": Но до этого в ваших баскетбольных детищах пермском "Урал-Грейте" и столичном ЦСКА у вас и со спортивными достижениями было все в ажуре. Получается, все-таки хуже стали работать?

С. К.: Если брать тот же баскетбол, то в клубе совершенно иная управленческая модель: команда клуба принимала все ключевые управленческие решения, было единоначалие. В индивидуальном олимпийском виде спорта все кардинально иначе: мы должны были каждый шаг и с Министерством спорта согласовать, и с Олимпийским комитетом, и с ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство.— "Спорт"), и с регионами в связке работать...

"Ъ": То есть вам мешали?

С. К.: Да почему сразу мешали? Просто схема принципиально иная. Единоначалие дает право на риск и нестандартные решения, за которые только твоя команда несет ответственность. В системе, где задействовано несколько управляющих организаций, все гораздо сложнее. К тому же в клубном спорте ценилось, сколько болельщиков пришли на стадион, как организовано соревнование, какой креатив, сколько денег привлекли. Сейчас все это, видимо, считается чем-то обыденным. И всех только количество медалей интересует.

"Ъ": Одно золото из 44 комплектов наград, разыгранных на чемпионатах мира и Олимпиадах, за последние четыре года — эта статистическая находка особенно полюбилась вашим оппонентам.

С. К.: О да! Зато оппоненты не любят вспоминать о 15 тыс. болельщиков на придуманной нами от начала до конца "Гонке чемпионов". Пять часов люди сидят в "Олимпийском" и не расходятся. Команда СБР вместе с "Новой лигой" за считаные годы создала и довела до высочайшего уровня абсолютно новый для России проект — спонсоры в очереди стоят...

Ну не промахнись Антон Шипулин тогда в сочинском спринте — и мы бы на другой планете были! Нас бы на руках носили за два золота и пять медалей.

"Ъ": А не промахнись Свендсен в последний день Игр в эстафете, те же бы руки вас и закопали...

С. К.: Вот именно! Ну непредсказуемая штука — спорт, что поделать? За то и любим...

Dartfish пока не по зубам


"Ъ": В общем, вам за свою работу в биатлоне не стыдно?

С. К.: Нет, конечно.

"Ъ": Какую оценку ставите себе по пятибалльной системе?

С. К.: Себе некорректно ставить, у нас все-таки командная была работа. И команде я бы поставил за эту биатлонную пятилетку твердую "четверку". До "пятерки" не хватило одной золотой медали на домашней Олимпиаде. Значит, недоработали где-то.

"Ъ": Где?

С. К.: В нюансах. Шипулину одного выстрела не хватило до золота, Гараничев в индивидуалке не промахнулся б, обошел бы Фуркада — и тоже золото. И при этом тот же Женя в смешанной эстафете на круги заходит — вот тебе и прощай, медаль! Кто мог подумать, что Гараничев после уже завоеванной медали не справится со стрельбой!? А подумать серьезно надо было и тренерам, и специалистам, чтобы не считать потом упущенную выгоду. Проблемы стрельбы, проблемы психологии, проблемы тренерского потенциала — вот наши нюансы. Мы их знали и работали над ними. Впервые привлекли психопрактика: в олимпийский год специалист не вылезал из сборной, и ребята благодарили за то, что он появился в команде. Разделили каждую команду на два направления, чтобы не быть заложниками одной тренерской методики. Сделали все, что могли, но получили меньше, чем рассчитывали.

"Ъ": Что причисляете к достижениям офиса кроме "Гонки чемпионов" и успешной работы со спонсорами?

С. К.: Абсолютный структурный и юридический порядок в союзе по всем направлениям. Логистика безупречна, уровень российских соревнований серьезно подрос, внедрили информационную базу "Биатлон России", при нашей консультативной поддержке в России построили больше десяти стадионов, за цикл получили семь лицензий IBU (Международного союза биатлонистов), 52 региональные организации аккредитованы, 50 млн руб. на счете...

"Ъ": Это притом, что на момент вашего прихода летом 2009-го было зарегистрировано два провинциальных подразделения, на счете лежали жалкие 5 млн руб.?

С. К.: Это не я вспомнил, заметьте. Плюс мы серьезно нарастили материальную базу сборной. Приобретены тонны "умного" железа: от вакс-грузовика до суперсовременных компьютеров с dartfish. Правда, не все еще используется на полных мощностях.

"Ъ": Почему?

С. К.: Не всегда хватает квалификации специалистов. Нужно обучать. Пытались и эту проблему решать: проводили тренерские, научные семинары.

"Ъ": В прессе проскальзывала информация, что команда Прохорова привлекла в биатлон порядка $100 млн. Это корректная цифра?

С. К.: Вполне. Здесь и большая часть личных средств Прохорова, и привлеченные нашей командой спонсорские. Очень продуктивно мы работали с Минспортом в регионах, создавая разного рода программы и получая под них финансирование.

"Ъ": Биатлонная история не отвратила Прохорова окончательно от желания помогать отечественному спорту?

С. К.: Не готов за него отвечать.

"Ъ": "Моя основная цель — добиться, чтобы вся биатлонная система не зависела от капризов спонсоров. Если удастся, буду считать, что свою задачу в биатлоне я выполнил",— сказал Прохоров после того, как занял биатлонный трон. Выполнил задачу?

С. К.: Безусловно.

"Ъ": То есть будущее ваших сменщиков безоблачно даже в отсутствие неограниченных олигархических ресурсов?

С. К.: Если бы все можно было измерить количеством денег, мы бы с вами сейчас говорили в другой тональности. Денег у нас было достаточно. Ключевая проблема в другом, и мы не уставали об этом говорить. У нас в стране, по последним данным, 23 тыс. занимающихся биатлоном, но из них в большинстве своем вырастают средние биатлонисты.

"Ъ": Прав экс-тренер нашей женской сборной немец Пихлер — не рождает талантов земля российская?

С. К.: Не прав, рождает. Мы не умеем конвертировать молодой талант в профессиональные достижения. Не можем распознать эти таланты и довести до топ-уровня. Выигрываем все на юношеском, юниорском уровнях и теряем в самый нужный момент. Потому что мы не владеем ни методиками, ни технологиями. Тренируем коллективным методом — по советским программам, всех скопом, без индивидуализации. Оружие у нас чужое. Лыжи чужие. Все чужое! Это значит, что лучшего мы не получим никогда. Хотели цинично все купить, но то и дело лучшее все равно оказывалось у норвежцев, немцев — тех, в чьей стране находится производство.

Дотянуться до потолка


"Ъ": Возвращаясь на пять лет назад, это позитивный вообще опыт — приглашать топ-менеджера из одного вида спорта в другой, совсем ему неведомый?

С. К.: Раньше думал, что да. Сейчас скажу, что нужна высокая степень погружения, чтобы не терять времени на анализ. Действенный вариант — вместе с современным менеджером, который хорошо понимает идеологию развития спорта в стране, должен работать профессионал по виду спорта. Причем у него должна быть высокая степень доверия. Это должен быть слаженный тандем, тогда любые задачи будут по плечу. Мы долго искали такого человека, потратили много времени, которое можно было бы, наверное, использовать куда продуктивнее.

"Ъ": "Та система управления, которая работает в бизнесе, для спорта не годится",— считает новый президент СБР Александр Кравцов. Согласны?

С. К.: Меня не переубедить в том, что именно частно-государственное партнерство будет давать эффект в проектах типа СБР. На спорт выделяются огромные средства, и только человек с определенного рода бизнес-навыками способен потратить их с пользой для дела, получить отдачу, нарастить капитал и — что в наших реалиях совершенно немаловажно — правильно оформить эти расходы и отчитаться. Личный опыт в биатлоне: мы сегодня до сих пор трясем некоторых наших специалистов сборной, которые являются материально-ответственными лицами, чтобы они отчитались за прошедший сезон. Да, грустно, но до сих пор в спорте достаточно людей, привыкших, что можно взять и не сказать, куда делось.

"Ъ": Биатлон — это вообще окупаемая тема?

С. К.: В рамках федерации, в обязанности которой входит развитие вида спорта во всей стране, нет. В рамках отдельно взятого мероприятия — даже прибыльная. Многие биатлонные соревнования по телерейтингам даже бьют футбол и хоккей.

"Ъ": Ну футбол-то наш унылый несложно побить.

С. К.: Не скажите! Какая интрига в чемпионате до последнего тура была? Колоссальное удовольствие! И в хоккее то же самое. В спорте абсолютно простая схема: интрига привлекает болельщика, на болельщика идет телевидение, а за ним спонсор несет деньги. В идеальной модели между интригой и деньгами прямая зависимость. Если соревнование круто, оно неизбежно привлечет болельщика, а потом и спонсора. Вот, например, баскетбольная Лига ВТБ сегодня показывает принципиально иное качество соревнования, и она становится все интереснее для болельщика. Интрига, зрелищность — это то, что не купишь ни за какие деньги.

"Ъ": Деньги-то как раз на клубный наш футбол и хоккей тратятся тоже колоссальные. Как оцениваете эффективность этих вложений?

С. К.: В этом смысле Континентальная хоккейная лига (КХЛ) все-таки более структурированная и продуманная, в отличие от Российской футбольной премьер-лиги (РФПЛ). Взяв за основу базовые принципы Национальной хоккейной лиги (НХЛ) со всеми этими ее драфтами и потолками зарплат, КХЛ научилась контролировать баланс силы клубов. Поэтому, наверное, там меньше историй, похожих на "Анжи", но, увы, есть свои казусы с потерей таких мощных брендов, как "Спартак". В принципе же пример питерского СКА, у которого средняя посещаемость матчей в регулярном сезоне превысила вместимость арены, доказывает, что делать продаваемое хоккейное шоу даже в столичном городе у нас можно. К аншлагам в регионах-то мы давно привыкли.

"Ъ": При этом средняя посещаемость последней регулярки у лиги проигрывает аналогичному показателю прошлого сезона на 0,5% зрителей. Мы здесь держим лишь третье место после НХЛ, чемпионатов Швейцарии и Германии...

С. К.: Это не то падение, по которому стоит выстраивать тенденции. Скорее можно сказать, что у КХЛ остается стабильно высокая посещаемость — все-таки это 79,74% от вместимости арен. Конечно, еще есть куда расти: можно строить новые, более вместительные стадионы, но... Дело-то в том, что при нынешней платежеспособности нашего населения на самоокупаемость с клубным проектом выйти нереально.

"Ъ": Кажется, тот же Прохоров как-то сказал, что пока наш зритель не будет готов платить за билет на стадион хотя бы $100...

С. К.: Во-во, про окупаемость можно забыть, правильно.

"Ъ": В футболе при этом траты куда больше напоминают растраты: несмотря на отмеченную вами интригу, сезон 2013/14 показал худшую с 2004 года среднюю посещаемость — всего 11 499 зрителей. Клубы, чувствуя свою полную независимость от этих показателей, не достигают ничего существенного и на международной арене. И вот к нам уже стучится "финансовый fair-play" от UEFA и шлет штрафы "Зениту", "Рубину" и "Анжи" в миллионы долларов.

С. К.: Правилом "финансового fair-play" UEFA, по сути, вводит тот же самый salary cap, ограничивая право самых богатых клубов на безразмерные траты. Напомню, что впервые потолок зарплат в мировую спортивную историю ввел комиссар Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) Дэвид Стерн еще в 1984 году, после чего инициировал строительство арен, наладил отношения с рекламными агентствами и быстро вывел лигу в прибыль. За ним последовали НХЛ и Национальная футбольная лига (НФЛ). Так что мировой опыт давно доказывает: salary cap нужен. В конце концов, он работает даже в интернациональной КХЛ, поэтому ничто не мешает ввести его и в РФПЛ.

Чем лечить баскетбольную боль


"Ъ": Раз уж мы вспомнили про НБА, то расскажите, как идут дела у "Бруклин Нетс", членом совета директоров которого вы являетесь?

С. К.: Там для нас все намного проще: все-таки в Америке спорт живет по законам бизнеса. Да, среда дико конкурентная, но понятны правила игры! Поэтому мы быстро сделали все правильные вещи: построили суперсовременную арену, создали новый бренд, собрали интересную команду — и все, баскетбольный центр притяжения в Нью-Йорке стал смещаться от "Мэдисон Сквер Гарден", где базируется "Никс", в сторону нашего "Барклайс центра". И вот уже у нас пятое место по мерчендайзингу, второе место по продаваемым билетам, по цене на билеты мы очень высоко котируемся: цена за место в первом ряду доходит до $6 тыс. на матч play-off. Селебритиз местные уже сидят у нас все! Почти каждый день на арене что-то происходит: сегодня "Роллинг Стоунз", завтра "Бруклин Нетс", послезавтра Рианна. В общем, растем в правильном направлении.

"Ъ": То есть в направлении, отличном от того, в котором идет сейчас наш баскетбол, раздираемый разными лигами и скандалами.

С. К.: Это моя боль.

"Ъ": Чем лечить?

С. К.: Собрать все конфликтующие стороны за стол переговоров, забыть про свои амбиции и вспомнить об интересах замечательного вида спорта, которые сейчас гробятся. Посмотреть на лучшие лиги мира, перенять опыт. Многое придумано до нас на самом деле, если не все.

"Ъ": Вам и карты в руки, развязанные биатлоном!

С. К.: Как минимум, до сентября я еще исполняю обязанности вице-президента IBU (Международного союза биатлонистов.— "Спорт").

"Ъ": Неужели еще не определились с дальнейшим карьерным шагом?

С. К.: Как на духу — нет. Хотя, конечно, у меня есть несколько предложений. Рассматриваю.

"Ъ": По более активному управлению личным бизнесом по металлообработке не скучаете?

С. К.: Скучаю.

"Ъ": Есть шанс, что вернетесь к нему?

С. К.: Склоняюсь все-таки к тому, чтобы остаться в спортивной сфере.

Сергей Кущенко

Родился 27 мая 1961 года в поселке Новые Ляды Пермской области. Женат, трое детей. Совладелец бизнеса по металлообработке, кандидат педагогических наук.

Прошел срочную службу в Советской армии. Один из инициаторов создания баскетбольного клуба "Урал-Грейт" (Пермь), его президент с 1995 по 2002 год.

В 1999 году избран членом исполкома Российской федерации баскетбола, в декабре 2000 года — вице-президентом РФБ. В 2002-2006-м — генеральный директор профессионального баскетбольного клуба ЦСКА. С 2006 года — президент баскетбольного клуба ЦСКА.

Приказом министра обороны РФ от 21 апреля 2006 года назначен на должность начальника федерального государственного учреждения Министерства обороны Российской Федерации "Центральный спортивный клуб армии".

С 15 апреля 2009 года — член центрального аппарата Министерства юстиции Российской Федерации.

С 1 июля 2009 года — исполнительный директор Союза биатлонистов России. Со 2 сентября 2010 года — первый вице-президент Международного союза биатлонистов.

С мая 2011 года — член правления баскетбольного клуба "Нью-Джерси Нетс".

Человек года в российском баскетболе (1999). Лауреат премии "Спортивный менеджер года" (2002). Лучший менеджер Европы по версии баскетбольной Евролиги (2006). Награжден орденом Почета.

Комментарии
Профиль пользователя