Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Усвоиться в жизни

Кирилл Журенков и Мария Портнягина — о том, где россияне предпочитают искать ресурсы для развития

Журнал "Огонёк" от , стр. 4

Успех без связей — разве это возможно в России? Эксперты РАНХиГС искали ответ и пришли к неоднозначным выводам


Материалы подготовили Кирилл Журенков, Мария Портнягина


Образование считается во всем мире самым простым и понятным путем наверх, однако у России, как всегда, свои особенности. К такому выводу пришли эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), представившие на днях свое масштабное исследование. В РАНХиГС заинтересовались проблемой неравенства и сфокусировались на том, как россияне могут его преодолеть.

— Благодаря правильной социальной политике в нашей стране сократилось число бедных (с 30 процентов в начале 2000-х годов до 15 процентов сейчас), но масштабы неравенства остались очень высокими. То есть причины торможения социальной динамики не исчезли, а социальные лифты работают плохо,— объясняет автор исследования, заведующая отделом Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Елена Авраамова.— Возможно, государство должно расширить соцподдержку — помогать не только бедным, но и малообеспеченным? Или нужно стимулировать людей, чтобы они сами искали ресурсы для развития? И что это за ресурсы? Вот, что нас интересовало.

Оказалось, что образование действительно остается одним из самых важных факторов жизненного успеха: в верхней доходной группе — 25 процентов респондентов с высшим образованием. Для сравнения: тех, у кого нет даже профессионального образования, в этой группе лишь 9,9 процента. Парадокс в том, что респонденты не связывают успех с качеством образования — речь скорее о его символическом наличии.

Главный вывод исследования: чтобы продвинуться наверх, одного образования у нас в стране недостаточно. Сегодня для успеха необходимы исключительно социальные связи, так считает большинство опрошенных (46,8 процента).

Еще один любопытный аспект — чем выше возраст респондента, тем больше он верит в социальные связи и меньше в личные качества. В возрасте 18-29 лет оптимистов, верящих только в себя, 28,6 процента, в возрасте за сорок — 15-16 процентов.

— Пока мы не смогли уяснить, что лежит в основе этого оптимизма — формирование новых моделей поведения или непонимание в силу отсутствия опыта сложившихся правил игры. Но ориентация на социальные связи, конечно, присутствует и среди молодежи,— говорит Елена Авраамова.— Полученная картина (при том что сами по себе социальные связи, безусловно, важны) свидетельствует об архаичности социального устройства и о слабых предпосылках для экономического роста, так как в его основе — развитие человеческого потенциала, а это далеко не на первом месте,— уточняет она.

Ставка на личные связи — старинная русская беда, вроде плохого исполнения законов, уверен завсектором социальной мобильности Института социологии РАН Михаил Черныш. По его словам, блат действовал при всех режимах, от дореволюционного сословного до социалистического. В ходу он и сегодня. Поэтому эксперт смотрит в будущее без особых иллюзий: предпосылок к изменению ситуации в стране в настоящее время нет. Более того, проекция еще печальнее в период кризиса и нестабильности. "Хлебных мест" становится меньше, возрастает ценность каждого такого места, и начинается борьба "ресурсов". А значит, неформальные связи выходят на первый план. По мнению Михаила Черныша, яркий пример — ситуация на Украине, когда Виктор Янукович дал возможность обогащаться прежде всего своим.

При этом опрошенные "Огоньком" эксперты подчеркивают: утверждать, что кумовство — исключительно наша национальная особенность, не совсем правильно. Личные, неформальные связи играют роль везде, просто обычно они уравновешиваются формализованными процедурами, иными каналами социальной мобильности. И именно с ними у нас проблема.

— Страны Восточной Европы в этом отношении более благополучны,— говорит Михаил Черныш.— Прежде всего потому, что они приняли формальные правила, вступив в ЕС, стали частью широкого институционального пространства, где тон задают более зрелые страны.

Еще один пример — Китай. Там тоже важное место занимают неформальные отношения, однако есть и мощные социальные институты, и экономический рост — все это расширяет круг возможностей для человека. К тому же, подчеркивает Михаил Черныш, компартия Китая серьезно относится к отбору кадров и действительно оценивает людей за их достижения.

Между тем западные эксперты уверены: все дело в культурно-исторических корнях. В недавнем исследовании "Культура и институты", проведенном под эгидой Национального бюро экономических исследований США (NBER), ученые зафиксировали: в труд, который сам по себе позволяет добиться успеха, больше всего верят в США, Канаде, Индии и некоторых других странах. Однако число этих стран не так уж велико. В мире распространена и вера в связи, удачу (в противовес тяжелому труду), причем даже в Европе.

Комментарии
Профиль пользователя