Коротко

Новости

Подробно

8

Женская хватка

Егор Москвитин — о программе кинофестиваля «Кинотавр»

Журнал "Огонёк" от , стр. 39

Из 14 конкурсных картин юбилейного, 25-го "Кинотавра", который пройдет с 1 по 8 июня в Сочи, восемь созданы женщинами. "Огонек" выяснил, какие фильмы заставили "Кинотавр" поменять пол


Егор Москвитин


По духу нынешний конкурс соответствует возрасту фестиваля. Очень хорошие шансы у картины "Как меня зовут" 29-летней Нигины Сайфуллаевой. Ради появления таких фильмов "Кинотавр" в последние годы и работает: проект родился здесь же два года назад на питчинг-сессии; молодая постановщица — представитель радикального поколения. Действие происходит в Крыму, куда две московские девушки Оля и Саша (сыгранные студенткой школы-студии МХАТа Мариной Васильевой и дебютанткой из Белоруссии Александрой Бортич) едут, чтобы познакомиться с отцом первой. Мужчину играет Константин Лавроненко, у которого уже была похожая роль в "Возвращении" Андрея Звягинцева. Но там с угрюмым отцом пытались сблизиться мальчишки, а здесь — переживающие самый бурный период своей жизни девушки, которые к тому же перепугались и перед самой встречей поменялись ролями. Этот обман мог бы стать триггером для жанровой комедии, но фильм Сайфуллаевой — радикальная драма.

Другой перспективный фильм в конкурсе — "До свидания, мама" Светланы Проскуриной, современная версия "Анны Карениной" в гламурных декорациях "Измены" (фильм Кирилла Серебренникова), но с далекой от глянца мрачной волей к жизни сценариста Василия Сигарева. Трейлер, в котором героиня Александры Ребенок не то кричит, не то рычит: "Я жить хочу!", обещает, что над лоском а-ля Серебренников возобладает все-таки бьющая ключом витальность Сигарева. Сама же Светлана Проскурина в своих фильмах часто проявляет жизнь с помощью смерти или ее предчувствия (например, в "Удаленном доступе"), а своими лирическими героями делает подростков (как в "Детской площадке"). Новый фильм Оксаны Бычковой ("Питер FM", "Плюс один") "Еще один год" — тоже об измене, но не об откровенной, в постели, а неочевидной, в социальном лифте. Главные герои — молодожены; он — простой московский бомбила; она — веб-дизайнер, устроившаяся в модное СМИ и затянутая в водоворот жизни современной молодежи. Кажется, что легкость ранних комедий Бычковой, обещавших, что жизнь может быть сказкой, в "Еще одном годе" причудливым образом переплетется с мрачным ощущением времени из ее короткометражки "Запись", где блистала Ксения Кутепова. На последнем Роттердамском фестивале фильму достался спецприз The Big Screen Award.

В Роттердам ездил и "Комбинат Надежда" Наталии Мещаниновой — одного из сценаристов "Еще одного года" и режиссеров знаменитой "Школы". Фильм снят с тем же тремором, что и "Школа", а его двадцатилетние герои кажутся ее же выпускниками — только вот живут они не в Москве, а в Норильске. И, разумеется, хотят из него уехать; и, разумеется, у каждого своя дорожная карта. Ответ на вопрос, где молодым взять волю к жизни,— одна из ключевых задач современного русского кино. Внутри него — куча вопросов поменьше. Например, в каком сценарии — остаться в маленьком городе или уехать в большой — на самом деле больше бегства?.. О миграции других масштабов, но с теми же проблемами — второй фильм Ангелины Никоновой "Велкам хом". Дебютную ленту "Портрет в сумерках" Никонова, учившаяся в Нью-Йорке, сняла в родном Ростове, но большинство наград за нее получила в Варшаве, Салониках и Рейкьявике. Сюжет "Велкам хом" рассказывает о русских и армянах в Нью-Йорке, так что, может быть, в этот раз, наоборот, награды найдут героиню на родине. Как и "Портрет в сумерках", это эротическая драма, но теперь она, кажется, говорит не на языке русского кинематографа, а по-английски — так, как принято на американском кабельном канале HBO.

"Хочу жить!", лозунг героини "До свидания, мама", стал и слоганом нового фильмы Анны Меликян "Звезда". Детали нового фильма автора "Русалки" держатся в строгой тайне. В ролях — Тина Далакишвили, девушка-магнит из русско-грузинской "Любви с акцентом", Северия Янушаускайте из Литвы, Андрей Смоляков и Гоша Куценко. Судя по кастингу, Меликян опять рисует панораму московского Вавилона, в котором на соседних этажах живут чудеса и прозаичность, комедия и драма. Как и в прошлом году, в основном смотре есть один документальный фильм — кинокритика Тамары Дондурей "21 день": история о людях, умирающих в хосписе. Для эрудированного зрителя — а другой на такое кино пойдет вряд ли — может показаться странным, что у ленты то же название, что и у фильма 1940 года с Вивьен Ли и Лоуренсом Оливье. Но в созвучии можно увидеть и смысл: обе картины — о последних глотках жизни перед личным концом света; драматургия документалистики способна превзойти игру самых искусных актеров; люди во все времена и во всех странах похожи и одинаково заслуживают счастья.

Документальная техника лежит и в основе фильма "Спроси меня" Веры Харыбиной — ветерана советского и российского кинематографа, актрисы, театрального постановщика и кинорежиссера. Это не кинолента, а пучок из восьми пестрых лет — снятых в жанре verbatim историй восьми нелегальных мигрантов. Гастарбайтеров играют профессиональные актеры, но все сюжеты альманаха настоящие.

Комментарии
Профиль пользователя