Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Правила игры

в обязательную конкуренцию сложно вводить по приказу, считает редактор отдела бизнеса Владимир Ъ-Дзагуто

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Еврокомиссия, в очередной раз озаботившаяся собственной энергобезопасностью в свете последних событий вокруг поставок газа через Украину, решила быть последовательной. Проект новой стратегии ЕС требует ввести конкуренцию в поставках ядерного топлива (ЯТ) для АЭС. По сути, ЕК предлагает учитывать наличие альтернативных поставщиков топлива при выборе новых инвестпроектов в атомной отрасли, так как если АЭС в Европе строит Россия, то зависимость от российского топлива слишком высока.

Если бы был шанс, что эту норму ЕС введет прямо сейчас, можно было бы говорить о скоропостижной смерти инвестиций в атомную отрасль Европы. Технологиями производства ЯТ владеют те же компании, что строят сами АЭС: для русских проектов идет топливо "Росатома", Westinghouse и Areva тоже делают ЯТ для своих же станций. Требуемой альтернативы просто нет. Но если обязательную конкуренцию введут через три-пять лет, то, скорее всего, выяснится, что Брюссель ломился в открытую дверь. "Росатом" и Westinghouse и сейчас наперегонки стараются перенять чужую технологию — исключительно из рыночных соображений. Но в атомной отрасли, где первый вопрос к любой новой технике: "Это безопасно?" — лицензирование ЯТ занимает годы. И приказы этот процесс вряд ли ускорят.

Более того, в ЕС даже после приема бывших стран советского блока значительно больше АЭС, построенных по западному дизайну, чем тех, что строил СССР. Так что по иронии требование Брюсселя может привести к обратному результату: кто его знает, кому удастся победить в гонке ядерных поставок — Areva с Westinghouse или русским?

Наконец, принудительный ввод конкуренции в поставках ЯТ должен довольно сильно изменить существующую бизнес-модель в отрасли. При принципе "кто АЭС строил, тот ее и снабжает" подрядчики понимают, что после ввода станции они получают стабильный рынок ЯТ на 30-50 лет, то есть гарантированную выручку. В принципе это дает определенную гибкость в борьбе за новые проекты: можно сбросить цену чуть больше, понимая, что потом точно отобьешься на топливном контракте, или наоборот — пообещать, что АЭС будет по полной цене, зато на поставки ЯТ будет скидка (сроки возврата инвестиций в десяток-другой лет атомщиков не пугают). Но если возникает риск, что после строительства АЭС конкурент перебьет предложение подрядчика, заявив демпинговую цену на ЯТ, то на скидки для новых станций заказчики могут не рассчитывать. Участникам атомного рынка тоже придется менять привычную бизнес-модель: например, закладывать в цену новой АЭС возврат всех своих расходов. А высокая стоимость новых атомных проектов и так считается едва ли не ключевой проблемой отрасли.

Комментарии
Профиль пользователя