Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Евгений Гурко / Коммерсантъ   |  купить фото

Пролет навигатора

Идея на $1 млн. Сколько стоит придумать инновационный мотошлем?

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 68

Андрей Артищев потратил $1 млн и шесть лет на создание мотошлема дополненной реальности, однако так и не смог сделать готовый продукт. В неудаче он винит инвесторов, которые не захотели рисковать. От идеи довести разработку до конца Артищев до сих пор не отказался. Но в то, что ему это удастся, верят только сам стартапер и горстка энтузиастов.


Текст: Андрей Лапшин


В Россию за шлемом


"Меня зовут Пит. Я ИТ-специалист. Я услышал о невероятном российском изобретении и приехал посмотреть на него",— говорит британец, за спиной у которого виден Кремль. Пит садится на мотоцикл и отправляется в путь. По дороге он замечает, что ехать по московским улицам не очень удобно. Их названия не дублируются на английском, а для того, чтобы использовать GPS-навигатор, приходится все время останавливаться и уточнять маршрут. Приехав, наконец, на один из московских заводов, британец встречается с долговязым улыбающимся парнем Андреем Артищевым. Тот показывает Питу чертежи и небольшое стеклышко, на котором высвечиваются зеленые линии. Артищев объясняет, что он и его коллеги работают над шлемом LiveMap, который позволит голосовыми командами выводить маршрут навигатора прямо перед глазами мотоциклиста.

Кадры этого рекламного видеоролика обошли весь мир и сделали Артищева героем статей популярных американских изданий TechCrunch, Gizmodo, Mashable и Wired. Идея, пришедшая в голову российскому стартаперу, поначалу взбудоражила умы любителей гаджетов. Правда, когда выяснилось, что сам шлем еще не готов, а есть только его муляж и отдельные прототипы устройств, которые нужно встроить внутрь, энтузиазм гиков поутих. Летом 2013 года Артищев объявил о сборе средств на выпуск шлема на краудфандинговой платформе Indiegogo. Ролик с британцем Питом был снят именно для того, чтобы привлечь внимание публики. Стартапер предлагал пользователям предзаказ шлема за $1,5 тыс., но за два месяца смог собрать только $9 тыс. и несколько десятков восторженных отзывов. Ранняя стадия проекта и выставленный ценник отпугнули потенциальных покупателей: еще не созданный шлем слишком дорогой, а риски, что он не будет выпущен, слишком велики. Неудача с краудфандингом стала для Андрея Артищева далеко не первым препятствием за те шесть лет, что он пытался реализовать свою идею. Преодолеть удалось не все.

1,6 млрд смартфонов, планшетов и других устройств, готовых к использованию технологий дополненной реальности, будут произведены в мире к 2015 году



Сумасшедшая идея


"Еще в 2008 году, когда я работал менеджером по продуктам в компании Spirit, на одной из конференций я узнал о технологиях дополненной реальности. Они уже применялись в авиационных шлемах, и я подумал, что наверняка что-то похожее есть и для мотоциклистов",— вспоминает Артищев. Он обзвонил несколько мотомагазинов и спросил, нет ли у них шлемов со встроенными навигаторами. "Меня везде за дебила принимали: какой еще шлем, тебе там заняться нечем, что ли, чувак?" — смеется стартапер. Поиск в Google тоже ничего не дал. На всякий случай Артищев съездил на Воробьевы горы и решил опросить тусующихся там байкеров, нужен ли им такой шлем. Байкеры ответили утвердительно. "Я понял, что придумал уникальный продукт, который точно нужен пользователям",— говорит Артищев.

Денег на то, чтобы собрать команду специалистов и начать разработку шлема, у Артищева не было. В поисках инвестиций он в 2009 году обошел практически все российские венчурные фонды, но везде получил отказ. "Впервые я услышала про шлем лет шесть назад, когда работала в "Финаме",— вспоминает партнер фонда Almaz Capital Любовь Симонова.— Артищев тогда пришел с этой сумасшедшей идеей, под которую получить серьезные деньги у инвестора невозможно".

Симонова посоветовала начать с малого и попробовать свои силы в создании навигационного приложения для смартфонов. Артищев к совету прислушался и даже смог получить под эту идею грант 150 тыс. руб. от государственного Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (так называемого Фонда Бортника — подробнее см. СФ N10/2013). На эти деньги он нанял двух разработчиков и дизайнера, которые за несколько месяцев создали программу для популярного в то время смартфона Nokia95. Артищев говорит, что с поставленной задачей его команда справилась, но заработать на программе он ничего не смог. "Я хотел продавать ее пользователям по $100, но как раз в этот момент Nokia купила производителя карт Navteq и сделала свои навигационные сервисы бесплатными. От затеи пришлось отказаться. Дальше конкуренция бы только обострилась: Google и "Яндекс" выпустили приложения с навигацией. Сражаться с эти монстрами — все равно что ехать на мертвой лошади",— объясняет Артищев.

Идея создать мотошлем дополненной реальности мертвой лошадью ему не казалась, хотя в 2010 году он вновь обошел все российские венчурные фонды и в очередной раз везде получил отказ. Инвестировать в футуристические железки частные российские инвесторы не хотели. Помог опять Фонд Бортника, в который Артищев подал заявку на новый грант уже в размере 1 млн руб. "В заявке у меня была голая идея шлема, но миллион, к своему удивлению, я все-таки получил. Помогло то, что у меня уже был один выигранный грант, плюс "бортникам" в отличие от всех остальных фондов нравится вкладываться в технологии и инновации на самых ранних стадиях, когда еще ничего нет",— говорит стартапер. Получив грант, Артищев уволился из ИТ-компании Oversun, где год проработал коммерческим директором, и решил вплотную заняться созданием мотошлема.

$4,7 млрд составит к 2016 году объем рынка мобильных приложений дополненной реальности



Шесть миллионов на чертежи


На полученный от Фонда Бортника 1 млн руб. стартапер нанял специалистов из Оптического института имени Вавилова, попросив их сделать чертежи устройства. Оптики согласились, но деньги на научную разработку быстро закончились. Их, по словам Артищева, не хватило даже на то, чтобы провести точные расчеты и детализировать чертежи.

Выручил еще один грант на 5 млн руб. от департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы. Правда, чтобы получить его, Артищеву пришлось подавать заявку трижды: первые два раза стартаперу отказали.

Артищеву помогла его настойчивость и то, что в 2011 году в департаменте поменялся руководитель. С назначенным Алексеем Комиссаровым Артищев познакомился годом ранее, когда ходил на занятия в основанный Комиссаровым бизнес-инкубатор InCube при Академии народного хозяйства. "Комиссаров сам мотоциклист и в прошлом предприниматель. О своей идее я ему еще в инкубаторе рассказывал,— вспоминает Артищев.— Она ему понравилась, и на комиссии по выдаче грантов он ее поддержал".

Специалист по движухе



CEO и основатель LiveMap Андрей Артищев говорит, что не разбирается в оптике, электронике и программировании, но считает себя сильным менеджером. "Я, наверное, как Стив Джобс. Он ведь тоже не паял схемы. Паял Возняк, а Джобс занимался движухой по маркетингу и продажам,— объясняет Артищев.— Я менеджер продукта, продюсер в стартапах".



Космическое предложение


Закончив с детальными чертежами LiveMap, на которые, как утверждает Артищев, ушли все 5 млн руб. гранта, он вновь решил пройтись со своим предложением по фондам. Частные венчурные инвесторы опять ответили отказом. Но стартапер нашел выход из положения, подав заявку на статус резидента в инновационный центр "Сколково". "Я ни на что особенно не надеялся, но решил все-таки попробовать",— уверяет Артищев. В резиденты его приняли, а спустя полгода представители Сколково предложили поучаствовать в получении гранта на 29 млн руб.

Артищев был потрясен. "Я сначала подумал, что это шутка. Даже позвонил директору космического кластера Сергею Жукову, в который меня приняли, и уточнил. Он ответил: "Нет, не шутка, подавай документы". Я засел за бумаги и в итоге написал тысячи три всяких листов для заявки на грант",— говорит Артищев. Весной 2012 года он получил первую часть гранта — 11 млн руб. На эти деньги стартапер начал разработку шлема. Сменив несколько команд оптиков, за год с небольшим стартап Артищева смог сделать прототипы оптического устройства, ПО и материнскую плату. Оставалось собрать все прототипы в шлем. Но фонд "Сколково" отказался продолжать финансирование.

В Сколково СФ объяснили, что причиной отказа стал систематический срыв сроков командой LiveMap. "Артищев хорошо продавал свою идею, у него получилось зажечь энергией потенциальных потребителей. Но, к сожалению, он не сумел спланировать время работы, выстроить должным образом отношения с поставщиками и нарушил сроки выполнения значительной части поставленных задач. В итоге грантовый комитет фонда решил отказать ему в финансировании,— говорит менеджер по координации научных проектов космического кластера Сколково Александр Бауров.— Да, в какой-то момент фонд мог бы и помягче к нему отнестись, но в первую очередь человек наказал себя сам за собственную неорганизованность". По словам Баурова, Артищев покинул Сколково уже не с голой идеей, но до создания готового прототипа еще далеко — примерно год работы хорошей оптической команды и около $4 млн.

30 Столько дней, если верить инструкции "Мастера осанки", необходимо пользоваться этим гаджетом, чтобы перестать сутулиться



"Таких стартаперов, как я, там как грязи"


Оставшись без финансирования, Артищев решил сделать ставку на краудфандинг, но собранные за два месяца на Indiegogo $9 тыс. показали, что аудитория не готова к заявленной цене устройства. Впрочем, ролик о LiveMap и публикации в западных СМИ все-таки сослужили добрую службу. Осенью 2013 года на горизонте появилось сразу несколько интересных предложений. "Увидев ролик, со мной на связь вышел директор московского рекламного агентства и мотоциклист, который предложил $1 млн за долю в проекте. Надо было брать деньги, но слава вскружила голову,— сожалеет Артищев.— Я его притормозил, потому что получил предложение о встрече от вице-президента немецкого автомобильного концерна. Слишком уж они меня хотели видеть, оплатили авиабилет в бизнес-классе, гостиницу и пообещали встретить в аэропорту".

Кто именно из автопроизводителей предложил встретиться, Артищев не говорит, лишь намекает, что это один из трех самых знаменитых производителей в Германии. Но переговоры с автоконцерном закончились ничем. Немцы отказались давать деньги на разработку LiveMap, но предложили подписать договор, по которому Артищев, если ему удастся выпустить шлем, будет продавать его только под маркой автопроизводителя. "Это какая-то сказка о вершках и корешках. Я отказался",— возмущается стартапер.

Точку в поисках зарубежного инвестора поставили поездки стартапера на конференцию TechCrunch в Сан-Франциско и выставку CES в Лас-Вегасе. Давать деньги неизвестной команде из России никто не захотел. "В США я понял, что таких стартаперов, как я, там как грязи,— сетует Артищев.— Если наши инвесторы не знают, где найти проекты, то там их головная боль в том, что нужно каждый месяц SIM-карты менять, чтобы стартаперы не досаждали звонками. Мне никто из них не поверил". Пока Артищев искал деньги за рубежом, российский бизнес-ангел, предлагавший $1 млн, передумал и отказал в финансировании. "В итоге я остался у разбитого корыта",— констатирует стартапер.

Три года до мейнстрима



По прогнозам аналитической компании Gartner, гаджеты дополненной реальности приблизятся к зоне мейнстримных продуктов уже в 2016 году. К 2021-му, предполагают эксперты, подобные устройства станут использоваться в повседневной жизни так же часто, как сейчас мобильные телефоны и компьютеры. Пока наибольшие шансы завоевать популярность у пользователей имеют очки Google Glass и игровые шлемы Oculus Rift.



"Если лошадь не сдохла"


Артищев говорит, что больше не будет обращаться к инвесторам за помощью и намерен разрабатывать LiveMap за счет средств от еще одного своего проекта — "Мастер осанки". Его стартапер запустил в 2011 году, и сейчас он, по словам Артищева, приносит прибыль. Идею создать устройство "Мастер осанки" подсказал приятель. "Он как-то заметил: "Артищев, ты вечно сутулишься, поэтому на тебя и девушки не ведутся. Взял бы вместо шлема своего придумал что-нибудь, чтобы за осанкой следить". Я и придумал",— вспоминает стартапер.

Устройство состоит из вибромотора и акселерометра, крепится на ключицу и начинает вибрировать, если человек сутулится. Артищев говорит, что за два года продал около 15 тыс. таких гаджетов через ортопедические салоны, фитнес-центры и интернет-сайт. Стоимость одного "Мастера осанки" — 2 тыс. руб., 50% этой суммы забирают себе салоны и фитнес-центры за распространение. Себестоимость устройства Артищев не раскрывает, но, по данным СФ, она составляет около 300 руб. Сейчас "Мастер осанки" приносит Артищеву около 1,5 млн руб. выручки в месяц. Всего же он продал устройств на 30 млн руб.

"Если лошадь не сдохла, если есть прогресс, нужно двигаться",— говорит Артищев и обещает к концу года выпустить готовый прототип шлема. По словам стартапера, он уже потратил на LiveMap около 12 млн руб., заработанных на продажах "Мастера осанки". Впрочем, опрошенные СФ эксперты считают, что денег на создание LiveMap нужно намного больше, чем Артищев может вложить сам. Рынок же, на который он метит уже не первый год, слишком узок, чтобы окупить затраты.

"Мне кажется, Артищев чересчур зациклился на этом шлеме,— говорит Любовь Симонова из Almaz Capital.— Но Андрей ведь упрямый и амбициозный. Кто ему только ни говорил, что он неправильно выбрал рынок. Мотоциклистов ведь в принципе мало, и далеко не каждый из них сможет себе позволить такой шлем за $1,5-2 тыс.".

По мнению управляющего партнера LETA Capital Александра Чачавы, на то, чтобы довести до промышленного производства мотошлем с проекцией, нужны как минимум десятки миллионов долларов. "Про вывод на рынок я вообще молчу, это еще на порядок дороже. Причем закопается Артищев, скорее всего, даже не в своих инновациях, а в других компонентах мотоциклетного шлема, которые кажутся ему сейчас простыми,— говорит Чачава.— Такие проекты могут быть реализованы либо мировым лидером по производству мотоциклетных шлемов, либо крутым серийным предпринимателем вроде Элона Маска. Но Артищев, при всем уважении, не Маск".

Анатолий Орлов, программист, руководитель направления "Поиск" в "Яндексе"

Фото: из личного архива

Я консультировал Артищева по вопросам разработки софта для LiveMap. Проект мне показался настолько безумным, что я не смог отказать ему. На мой взгляд, основная проблема LiveMap в том, что Артищев пытается реализовать свою идею в стартапе. Если бы он был, например, менеджером в подразделении Samsung, все было бы проще и быстрее, без месяца на выбор поставщиков, адской торговли с ними за стоимость, а потом разборок на тему того, что сделали не то, что обещали. Проект LiveMap — это как игра го. В ней сознательно нужно идти на риск, чтобы выиграть по-крупному. Если у Андрея получится, это будет круто, но трудностей у LiveMap, скажем прямо, тоже с избытком.



Комментарии
Профиль пользователя