Коротко

Новости

Подробно

Фото: Getty Images/Fotobank

"Я называю нас Объединенные нации анимации"

Джеффри Катценберг, глава DreamWorks, объяснил, какой станет киноиндустрия будущего

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

Какой станет киноиндустрия будущего, "Огоньку" рассказал Джеффри Катценберг, глава одной из самых успешных киностудий мира DreamWorks


— Зарубежные рынки стали для Голливуда важнее североамериканского. И важность эта растет с каждым годом: две трети кассовых сборов уже приходятся не на Соединенные Штаты. Это нормально для DreamWorks Animation и Голливуда в целом?

— Что касается анимации, то с самого ее начала, с эры Диснея, международный рынок был очень-очень важной частью нашей анимации. В последние 20 лет более 60 процентов американского кинобизнеса зависит от международного рынка. Поэтому мы всегда действовали как международная, а не "домашняя" компания. Есть соответствующие капиталовложения, которые уникальны для этой стороны нашего бизнеса. Мы этим занимаемся на протяжении многих лет. Например, наши картины сейчас адаптируются на 46 языков. Я не говорю "дублируются", потому что в каждой стране по каждому фильму у нас есть местные режиссер, продюсер и сценарист. Ну и, конечно, все артисты озвучивания.

Когда я езжу по миру, в каждой стране у меня ощущение, что это именно их фильм: в — Китае китайский, в Бразилии — бразильский, в России — русский. Так что международный прокат для нас главный уже давно. И то, что мы вовремя это поняли, принесло нам отличные результаты. В последние пару лет наши сборы за рубежом составили до 70 процентов от всех и продолжают расти. Например, семь самых кассовых анимационных фильмов всех времен в России — производства DreamWorks Animation. Равно как и 10 самых кассовых в Бразилии. Пять из шести в Китае, семь из 10 в Корее.

— Мне не раз доводилось бывать у вас в студийном кампусе в Глендейле (Калифорния), и я слышал там много разных языков. Это тоже часть вашей политики интернационализации бизнеса?

— Ну если вы посмотрите на историю нашей компании, то увидите: когда она создавалась 20 лет назад, в основу была положена европейская компания Amblimation. В ней было 120 аниматоров-художников. Большинство из них мы перевезли в США, и они стали фундаментом нашей компании. С этого момента я всегда называю нас Объединенные нации анимации. Мы говорим на 36 языках. Это очень разнообразная и талантливая группа художников. Очень важно, чтобы мы как творческая организация отражали нашу аудиторию.

Чем мы отличаемся от родственных предприятий в Голливуде, так это тем, как широко у нас представлены женщины. Мы знаем, что большая часть наших клиентов — женщины, которые решают, что семье смотреть. Поэтому женщины у нас в руководстве — 75 процентов продюсеров, 50 процентов ведущих руководителей. Именно у нас женщина впервые поставила анимационный фильм как режиссер. Сегодня четыре женщины работают как режиссеры на мультфильмах.

— Ваши друзья и коллеги Стивен Спилберг и Джордж Лукас предрекают кинематографу катастрофу. Как вы относитесь к этим прогнозам?

— Думаю, что их беспокойство, или даже пессимизм, касается массового зрителя, которому все больше и больше предлагают одно и то же. Полагаю, это действительно вызов и проблема.

Поскольку анимационный фильм требует нескольких лет работы, и мы знаем на много лет вперед, что будем выпускать мы и что другие, то здесь не так все плохо. Более того, бывают периоды, когда не выходит ни один анимационный фильм — ни наш, ни диснеевский, ни от студии Pixar.

— И все-таки, каким вам видится будущее киноиндустрии? Тем более что сегодня люди все чаще смотрят кинофильмы не в кинозале, а на айпадах, на айфонах и прочих гаджетах?

— Конечно, технология революционизирует все в нашей жизни. Каждый день. Самым невероятным образом. Посмотрите, лет пять назад было редкостью увидеть у кого-то смартфон, на котором можно смотреть видео. Сегодня таких телефонов два миллиарда. И скорость изменений беспрецедентна. Честно говоря, мне трудно себе представить, что будет через неделю, не говоря уже о 10 годах. Но технология всегда было другом анимации и помогала нам рассказывать истории. Мы, в общем, рассказчики, которые зависят от технологии. Те инструменты, которые мы можем вложить в руки наших художников, куда мощнее, чем 3-4 года назад.

Мы сейчас тратим десятки миллионов долларов на новые технологии, и скоро вы увидите, что наши артисты могут с ними сделать. Это правда, новые горизонты буквально рядом!

— Ваша недавняя сделка с Netflix, гигантом доставки видеоконтента по интернету, для которого вы будете создавать оригинальные анимационные программы, тоже шаг в будущее?

— Сделка с Netflix, возможно, самая меняющая DreamWorks за последние два года. Из анимационной киностудии мы превратились в кино- и телестудию, поскольку Netflix заказал нам четыре новых телесерии на следующие пять лет. Это самый большой заказ анимации для телевидения за всю его историю. Он больше того, что было, в десятки раз! Огромный! Так что вдруг мы за ближайшие 5 лет должны произвести больше тысячи эпизодов телевизионной анимации. Если переложить это на кинематографические размеры, то это 300 кинофильмов за 5 лет! Телевидение внезапно становится гигантским бизнесом для нас.

Мы вступаем в партнерство с европейцами, у нас будут работать 350 человек на двух этажах в новом здании, а во всем мире на нас будут работать от 4 до 5 тысяч человек в ближайшие 5 лет.

Второе, это бизнес на интернете. Мы купили компанию Awesomeness TV — канал на YouTube — очень успешный. Для девочек-подростков. Компания меньше года в бизнесе, а у них 2,5 млрд посещений, и они растут на 300 млн посещений в месяц! Такого рода вид телевидения нам очень интересен.

— Более традиционен для анимационных, да и просто киностудий, бизнес тематических парков — есть Диснейленд, у вас есть так называемый Восточный тематический парк DreamWorks в Китае, слышал и о ваших планах "проникновения" в Россию...

— Два года назад я принял решение диверсифицировать нашу компанию. Раньше мы делали 2-3 анимационные картины в год и имели небольшой бизнес на стороне, но теперь мы движемся в разных направлениях. Начиная с развлечений на круизных кораблях, тематических парках в Бразилии, Англии и Германии и фирменным DreamWorks Experience — это комбинация разных шоу, включая балет на льду, водное шоу по мотивам фильма "Мадагаскар" и прочее.

В России у нас есть партнер, который получил разрешение на постройку трех тематических парков. Первый — в Санкт-Петербурге, потом — в Екатеринбурге. Сейчас мы ищем землю в Москве для очень большого тематического парка.

— Понятно, что студия Disney ваш конкурент. Но вы когда-то были ее руководителем. Чему вы там научились? И что отличает DreamWorks от студии Disney?

— Во-первых, я с теплотой вспоминаю мои 10 лет на Disney. До сегодняшнего дня я себя считаю учеником Уолта Диснея. Я никогда не встречался с ним, но его работа была для меня маяком все годы работы на Disney. Уолт Дисней говорил, что он делает фильмы для детей в принципе и для ребенка, который сидит во всех нас. Я на 100 процентов принял эту доктрину. Я думал, что буду работать на Disney всю жизнь. Никогда не предполагал, что этого не случится. Но, как оказалось, быть уволенным (и получить по решению суда 280 млн долларов.— "О") — это не трагедия. Хотя немного более серьезная трагедия, чем плохая касса в первый уикенд проката вашего нового фильма.

Я создавал DreamWorks с полным уважением к наследию Диснея, но хотел, чтобы мы были иными. Мы экспериментировали с фильмами, которые я по прошествии лет все еще нахожу интересными.

— Вы могли бы давно почивать на лаврах, но вас знают как самого неугомонного руководителя студии в Голливуде, который вникает во все мелочи. Что вами движет?

— Кроме моей семьи я больше всего люблю свою работу. Не могу передать, насколько я люблю свое дело. Насколько оно мне интересно и какое удовлетворение приносит. Если исключить семью и самых близких людей, то нет для меня ничего более прекрасного, чем то, чем я занимаюсь.

Больше всего на свете я дорожу смехом детей, вообще всех людей. Как бы я описал свою деятельность? Я снимаю смешные фильмы.

— Есть данные, что вы на определенном этапе потратили 5 млн долларов на перелеты. Ваш годовой бюджет на полеты сейчас 1,5 млн. Это самая высокая цифра в индустрии. Можно прикинуть, что вы не менее 150 дней проводите в воздухе между странами. Как вам это удается физически?

— Да, у меня несправедливые преимущества перед другими. Но я здесь ни при чем. Вините моих родителей! Во-первых, я могу прекрасно, замечательно функционировать при пяти часах сна. Так что практически моя неделя состоит из восьми дней. Потом, у меня совершенно не бывает джетлага.

— У вас есть корпоративный самолет? Летаете на частных?

— Да, было дело когда-то. Но два года назад, когда у нас были финансовые проблемы, я не хотел увольнять людей и отказался от частных самолетов. Во всяком случае, для международных перелетов. Внутри Америки все-таки иногда пользуюсь. Это более оправданно.

— Если вы спите пять часов, то у вас остается 19 часов в сутки для работы. И все-таки, как вы отдыхаете, как развлекаетесь?

— У меня замечательная семья. 38 лет я женат на женщине своей жизни. Такое в Голливуде бывает? У нас двое замечательных детей. Они похожи на их мать. Они куда приятнее меня. Но у них моя трудовая этика. Недавно мы с женой и двумя друзьями совершили путешествие по Южной Америке, были на Амазонке, на Мачу-Пикчу, в Патагонии и на Галапагосах. И все это за восемь дней.

Я люблю кататься на лыжах, люблю баскетбол. Могу сказать, что моя жизнь разнообразна и наполнена. И в этой жизни у меня много радостей.

Беседовал Сергей Рахлин, Лос-Анджелес


Сказка начинается

Визитная карточка

Джеффри Катценберг — глава студии DreamWorks Animation, известный филантроп и политический активист родился 21 декабря 1950 года в Нью-Йорке. Он был партнером Стивена Спилберга в создании киностудии DreamWorks, которая в 90-е годы блистала оскароносными кинофильмами. До этого он был главой кинопроизводства студии Disney.

Во время его руководства студией Disney были созданы наиболее успешные фильмы: "Кто подставил кролика Роджера" (1988), "Русалочка" (1989), "Красавица и Чудовище" (1991, единственный анимационный фильм, номинированный на "Оскар" как "Лучший фильм"), "Аладдин" (1992) и "Король Лев" (1994), бывший до 2003 года самым коммерчески успешным фильмом для семейного просмотра. Также он инициировал сотрудничество Pixar и Disney и приобретение Диснеем кинокомпании Miramax Films.

В 1994 году был уволен главой концерна Disney Майклом Айзнером. Это увольнение до сих пор остается одним из самых скандальных в истории Голливуда. Концерн Disney по суду был вынужден выплатить Катценбергу 280 млн долларов за нарушение контракта с ним.

Через год Катценберг запустил компанию DreamWorks SKG, совместно со Стивеном Спилбергом и Дэвидом Геффеном. На этой инвестиции Катценберг, согласно журналу Forbes, заработал 800 млн долларов прибыли, вложив в дело 30 млн долларов.

Катценберг сыграл большую роль в технических инновациях в кино, в частности в распространении формата 3D. По данным на 2013 год, его личное состоянии оценивается в 957 млн долларов.

Комментарии
Профиль пользователя