"Это не уголовный кодекс культуры"

Владимир Мединский о проекте программы "Основы государственной культурной политики"

Министерство культуры передало в администрацию президента свой проект программы "Основы государственной культурной политики". Пока неизвестно, в каком объеме предложения ведомства будут учтены в итоговом тексте документа, который вскоре должен быть представлен для общественного обсуждения. О своем видении того, как должна выглядеть политика государства в области культуры, в интервью ЮРИЮ ЯРОЦКОМУ рассказал министр культуры РФ ВЛАДИМИР МЕДИНСКИЙ.

— Кто авторы документа?

— Фамилии-адреса-явки? Партийность, национальность и что делал в августе 1991 года? Давайте обсуждать, не кто писал, а что написано. Работали на общественных началах люди с академическим и творческим статусом — эксперты, члены Общественного совета МК РФ. А также сотрудники Минкультуры — за зарплату.

— Каков статус документа? Полностью ли министерство одобряет "Основы..." в предложенном варианте?

— Статус таков: это предложения Минкультуры в проект "Основ...", который создается рабочей группой в администрации президента.

Нам была поставлена задача: не окончательный текст подготовить, а предложить ключевые цели, принципы госполитики в сфере культуры. Документ создан именно для того, чтобы развиваться и уточняться в процессе общественного обсуждения.

Мы сознательно использовали выпуклые, яркие, местами жесткие формулировки, чтобы мотивировать такое обсуждение. Подслащенная и водянистая текстовая каша, к какой привыкли бюрократы, никого за живое не заденет, никто ее обсуждать не будет. Мне лично вообще претит излишне "обтекаемый" "дипломатический" стиль чиновничьих документов.

Министерство — орган исполнительной власти. Надо писать то, что ты имеешь в виду. А бесконечное пережевывание словесной жвачки и переливание из пустого в порожнее — это оставим для наших "конгрессов интеллигенции". В результате мы за несколько дней получили и поспешную либеральную критику, и мощный набор аргументов широкой общественности в поддержку наших предложений.

И все же — подчеркну еще раз — мы сейчас с вами обсуждаем не готовый документ, а, по сути, межведомственную переписку. Грубо говоря, пробуем на вкус лишь некоторые сырые заготовки — ингредиенты того супа, который еще предстоит сварить.

— Есть ли какие-то задачи помимо того, чтобы отличать искусство, заслуживающее господдержки, от ее не заслуживающего? Кто из современных российских деятелей искусства отвечает заявленным требованиям?

— Задача не в том, чтобы отличать заслуживающее поддержки от не заслуживающего. Вообще, главная задача государства в России прописана в ее Конституции: обеспечение "создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека".

Значит, государство не только имеет право — оно обязано осуществлять политику в сфере культуры, обеспечивающую решение этих задач. А еще оно обязано осуществлять такую политику в сфере культуры, которая обеспечивает культурную целостность территории страны и ее безопасность. В том числе информационную, духовно-нравственную и культурную.

Задача в том, чтобы поддерживать то, что усиливает страну и развивает человека. А то, что разделяет людей, делает их нездоровыми, асоциальными, агрессивными, нежелающими учиться, работать, заниматься творчеством,— такие творческие проекты мы запретить не можем, но и поддерживать из госбюджета не должны. И не будем.

А придворных художников у нас нет. Дело вообще ни в коем случае не в именах — дело в содержании и направленности творчества. В том, чтобы перейти от поддержки "модного", "элитного" и непременно провокативного к поддержке талантливого и социально значимого.

И в том, чтобы, сохраняя уважение к заслуженным мастерам, помочь тем, кто пока неизвестен, но может стать гордостью страны.

— Использовался ли при составлении документа какой-то иностранный опыт?

— Конечно. И прежде всего мы учли богатый опыт ошибок, накопленный в последние десятилетия в культурной политике стран Европы.

Год назад к нам в Москву впервые в истории съехались на конференцию все министры культуры стран--членов Совета Европы. Европейские министры чуть не в один голос заявляли об отказе от мультикультурализма, от политики так называемого сохранения многообразия и равенства отдельных субкультур.

Раньше они считали, что объединяющая "макрокультура" не нужна. А теперь срочно внедряют новую политику: должна быть единая национальная культура, которая сплачивает всех, кто живет в данной стране. Материалы этой конференции наши аналитики, готовившие предложения, зачитали, можно сказать, до дыр.

Вообще-то наш документ опирается, как ни странно, во многом на положения западной политической теории. Например, на идею, что культура есть сфера производства базовых образцов социального поведения.

Мы учитывали и опыт США периода их выхода из Великой депрессии, и опыт Франции де Голля. И опыт культуркампфа XIX века в Германии. И британский принцип "Корни и Крона". И разумеется, труды классиков "цивилизационной" школы — Тойнби, Хантингтона и других.

Из свежего — выводы авторов "Обзора культурной политики в России" за 2013 год, подготовленного международной группой экспертов Совета Европы. В частности, мы использовали их тезис о том, что в России культура, цитирую евроэкспертов, есть "средство формирования социальнои? сплоченности в условиях культурного разнообразия". Эта идея есть в списке тех, на которые мы опираемся, когда предлагаем считать культурную политику средством укрепления традиционных ценностей, ставших общими для всех народов России.

— Госполитика в сфере культуры — это что: уголовный кодекс, конституция, инструкция или манифест? Стоит ли считать Основы декларацией начала борьбы с искусством, не соответствующим заявленным критериям?

— Это не "уголовный кодекс" культуры и не правила дорожного движения, обязательные для всех. Но и не пустая декларация.

Я бы сказал, что это всероссийское техзадание для деятелей современной культуры, которые хотели бы получить для своих проектов поддержку государства.

А что касается "борьбы", вы, может быть, ждете, что на борьбу с псевдоискусством теперь будет брошен весь репрессивный аппарат Минкультуры, включая многочисленных шпиков, секретных агентов, тигров с Запашными, а также особо злобных подведомственных цирковых собачек?

Еще раз: никто не будет никого цензурировать и запрещать.

Могу повторить в третий раз, лишь бы меня наконец услышали. Господа, свобода вашего творчества закреплена Конституцией.

Но если вам нравится пропагандировать средствами театра или, например, анимации какие-то извращения и странности, какую-нибудь маргинальную субкультуру последователей Брейвика или курильщиков опиума, прямо противоположную традиционным ценностям нашего общества,— пожалуйста, за собственный счет. Не за деньги налогоплательщиков. Ваши проблемы с органами, если что, за рамками общения с Минкультуры.

Мы вообще за свободу творчества. Не поливать — вовсе не значит вытаптывать. Но в этих случаях поливайтесь из других источников.

Если говорить циничным языком экономистов, государство будет вкладываться, инвестировать только в те проекты, которые дают прирост национального культурного и человеческого капитала.

А если ваш культурный проект приводит к тому, что россиян становится меньше, их физическое и психическое здоровье ухудшается, они делаются асоциальными, агрессивными, увлекаются наркотиками, не хотят учиться и расти профессионально, отказываются от семейных ценностей — извините. Такой проект реализуйте без участия государства, тут вам полная свобода в рамках УК РФ. Даже не посмотрим в вашу сторону.

Таким образом, задача госполитики — не борьба с кем-либо. Ее задача — поддержка восходящего и гуманистического в искусстве. Поддержка талантливого, социально значимого, идущего на пользу развитию страны, ее единству.

Но, разумеется, и защита ее от тех волн информационной агрессии, которые разрушают ее самоидентификацию, угрожают ее культурному суверенитету, мешают развитию человека. Разрушают ее наследие, осмеивая и извращая его.

Необходимость бережного отношения к культурному наследию, кстати, тоже прописана в Конституции.

— Чем объясняется столь тщательный подход в документе к терминам и отношение к ним — толерантность, мультикультурализм и прочее?

— Тщательная научная проработка этого вопроса понадобилась именно потому, что он вызывает большой интерес.

Концепция толерантности давно критикуется, прежде всего — на Западе. При этом веротерпимость, способность ужиться и сработаться с соседним племенем — абсолютно неотъемлемая часть нашего цивилизационного кода.

А толерантность — это другое. Это мертвый, абстрактный принцип, заставляющий смиряться с любым чужим действом, в том числе с бесчинствами, уродством, пошлостью. Конечно, толерантность имеет право на существование, но она должна быть личным выбором человека. Быть толерантным или нет — частное дело, все равно как курить или не курить.

Но делать толерантность принципом госполитики в культуре логически невозможно. Тогда придется быть толерантным не только к неэтичному, безнравственному и уродливому в искусстве — надо будет смиряться и принимать элементарный непрофессионализм.

Мы не за толерантность, мы за веротерпимость и общие ценности. Тем более что терпимость к представителям иных вероисповеданий, рас и национальностей является традиционной чертой русской культуры.

Толерантность — это всегда негативное чувство, это терпимость без любви, через силу, "поперек живота". И мы видим, к чему приводит навязывание толерантности сверху в Европе: к впечатляющему росту националистических движений в Австрии, во Франции...

В России исконно опирались не на толерантность, а любовь и уважение. Не "терпеть" кавказскую лезгинку, а восхищаться ею и подключаться к ней, как подключаются казаки. И ансамбль "Вайнах", и грузинское многоголосие — мы, русские, слушаем НЕ со стиснутыми от толерантности зубами, а с искренним восхищением, потому что это — чудо, когда танец и пение настолько передают дух народа, погружают в его историю.

Теперь — мультикультурализм. Уже в самой Европе от него отказываются, а наша либеральная интеллигенция все никак не выпустит из головы эту дряхлую идею. О крахе мультикультурализма неоднократно говорили Меркель, Кэмерон, Саркози. В нашей традиции есть кое-что получше: многовековое сосуществование и соработничество различных культур и традиций, построенное на объединяющей их общности, а не на сдерживаемом раздраженном терпении друг друга. Это, кстати, ценнейший опыт в мировой истории. Его не хватило колонизаторам ни в Америке, ни в Индии, ни в Африке.

Мультикультурализм означает изолированное соседство разных культур — без "теплообмена", без взаимного обогащения и синергии. Элементы пазла есть, а самой картинки, которая должна сложиться,— нет в помине. Потому что нет единых ценностей, нет общего языка, нет общей цели.

А "всемирная отзывчивость", по Достоевскому, нашей культуры, вопреки мультикультурализму, обеспечивает общее культурное пространство, единый язык культурного диалога.

Пушкин был открыт и Байрону, и Шекспиру, и песням южных славян, и Гейне с Шиллером, и Кавказу, и Персии... Мы всегда с любовью вбирали лучшее из разных культур, проговаривая это нашим, русским художественным языком.

Константин Леонтьев совершенно справедливо отмечал, что "Россия всегда развивалась как "цветущая сложность", как государство-цивилизация множества народов, скрепленная русским народом, русским языком, русской культурой".

— Словосочетание "традиционные ценности" — это противопоставление "нетрадиционным" ценностям?

— Словосочетание "защита традиционных ценностей" в первую очередь противопоставляется другому — "разрушению традиционных ценностей".

Вы просите расшифровать. Кто-то вообще ехидно предлагал Минкультуры приступить к составлению списка: "Сто лучших традиционных ценностей России по версии Мединского".

Не надо ждать списка. Надо включить голову. Наша культура веками выявляла эти ценности и фиксировала их в произведениях искусства.

Именно языком поэзии, живописи, музыки, театра, кино эти ценности высказываются правильно. Хотите составить список — открывайте для начала школьную программу по литературе и записывайте:

Образ Ярославны из "Слова о Полку Игореве". Записали? Вот вам русская традиционная ценность. И если вы поставите оперу "Князь Игорь", в которой Ярославна танцует вкруг шеста, мастурбирует и клянчит кокс у половецкого хана, это и будет разрушение традиционных ценностей.

Записываем дальше. Ценности честного служения Отечеству, верности присяге и верности любви, которые смиряют сердце самого ожесточившегося человека даже во время "русского бунта". Это "Капитанская дочка". А захотите снять "свое видение" про то, как Петруша Гринев вступил в интимную связь с Пугачевым, а обкурившийся Швабрин его взревновал — не надейтесь на господдержку. От себя добавлю — с прокатным удостоверением у вас тоже возникнут проблемы.

Сила духа простого человека, который остается личностью в условиях крайнего унижения и бесправия,— Иван Денисович у Солженицына.

Спросят: а Салтыков-Щедрин, "Ревизор" Гоголя, "Братья Карамазовы" Достоевского — там-то какие позитивные ценности? Казнокрадство и пошлость, ненависть, отцеубийство? Но ведь утверждение ценностей "от противного" — еще более эффективный метод.

То же в кино и музыке, в архитектуре, в народном творчестве.

Резюмирую: культура — это и есть ценности народа, высказанные языком искусства и передаваемые как наследие.

Художник — независимо от его национальности — становился частью российской культуры в тот момент, когда он принимает общую систему ценностей, закрепленную в нашей культуре, в наследии. Так стали русскими гениями люди самых разных национальностей.

Самую сокровенную тайну русской природы особенно полно раскрывает еврей Исаак Левитан. Европа проходит мимо, не замечая прелести серенького утра в русской деревне, а Левитан чудесным образом улавливает эту музыку и передает ее, делает понятной всему миру.

Малоросс Николай Гоголь-Яновский делается одним из родоначальников большой русской прозы. И все наши писатели потом "выходят из гоголевской "Шинели"".

В исторический "цивилизационный код России" не попадало лишь то, что категорически не "рифмуется" с традиционными ценностями русских. Например, законы шариата (хотя и к ним, с уважением к местной традиции, в годы империи проявлялось разумное терпение: местами на Кавказе параллельно действовал и светский, и шариатский суд, и пострадавший сам выбирал, куда ему обратиться). А вот паранджа и работорговля не прижились. Так решили предки мусульман России, и это наш общий культурный код.

Зато в этот цивилизационный код прекрасно вписались такие ценности мусульманских народов, как почитание родителей, гостеприимство. Все самое красивое, в чем проявился народный дух, легко вписалось. Православные казаки с удовольствием, повторюсь, переняли лезгинку.

Дюма сегодня, наверное, в России почитаем больше, чем во Франции, многосерийный фильм о Холмсе и Ватсоне был в Англии признан лучшей в мире экранизацией Конан Дойля. Бальзака в России читают больше, чем на родине, Вальтера Скотта — больше, чем в Англии, Майна Рида — больше, чем в США.

Россия — носитель интегративной, перерабатывающей культурной традиции.

Так было и с русским романом, и с русской живописью, и с русским театром, и с русским балетом. Ну не поспоришь с этим, понимаете? Мне кажется, русская культура для мира — это культура не пионеров и начинателей, а культура великих завершителей.

— Россия не Европа. А тогда что именно? Смысл тезиса в неприятии европейских культурных традиций или в более широком взгляде на искусство?

— Не выдергивайте из контекста. Россия не просто Европа. Россия — это вообще-то половина Европы. Но это куда шире, чем только Европа.

Корни нашей цивилизации уходят в Византию, которая в течение тысячи лет сохранила и развила колоссальный уровень римской культуры. Это была удивительная синергия народов — в верхах власти бывали и готы, и армяне, и славяне... Что объединяло всю эту гигантскую массу разноязыких народов? Общие ценности, вера.

На том, что Россия являет миру самостоятельную особую цивилизацию наравне с западноевропейской, китайской, индийской, etc.,— давно сошлись лучшие умы и нашей, и европейской философии. Нет смысла повторяться. Россия сложна и многолика.

Площади европейских городов схожи меж собой, а вот Красная площадь и похожа, и другая.

Говорить примитивно, что Россия должна во всем бездумно стремиться стать Англией и Голландией, то же, что утверждать, подобно некоторым западным критикам, что Пушкин — это такой подражатель Байрона. Нет, он не Байрон, он — другой.

Пугают: если вы не Европа, то непременно сразу Азия. Ложный дуализм. Пушкин — не Байрон, но ведь и не Хафиз.

У нашего герба две головы. Нельзя делать госполитику в культуре, игнорируя и подавляя часть своей души, своей памяти и наследия.

К слову, именно из "просвещенной Европы" к нам пришли такие идеологические течения, как расизм, фашизм, вульгарный атеизм, кстати, коммунизм с теорией "классовой ненависти" — все это абсолютно западнические по происхождению и духу теории. Я уже не говорю о "новейших" заимствованиях у Запада вроде культа наживы, антипатриотизма, отказа от традиционной семьи и нравственности.

Поначалу мы хватаемся за модный "культурпродукт" с Запада, но с годами уходит ненужное, не приживается. А остаются навсегда классическое европейское искусство и классические европейские ценности.

Именно в России они сейчас сохраняются в большей степени, чем в странах Западной Европы. Возможно, мы увидим Россию в роли последнего хранителя европейской культуры, христианских ценностей и подлинно европейской цивилизации.

Рискну допустить, что уже сейчас русские туристы, прибывающие в Грецию, Францию или Испанию, пожалуй, лучше аборигенов осведомлены о подвигах Геракла, об "Одиссее", Гаргантюа и Дон Кихоте.

Кстати, для этих аборигенов, как и для остального мира, "Щелкунчик" — это прежде всего русский балет на русскую музыку и только потом сказка Гофмана. О каком уж тут неприятии европейской культуры может идти речь?

Скорее так: в ценностном плане Запад превращается сейчас в свою противоположность, и Россия вынуждена культурно защищаться от "Анти-Европы", чтобы хотя бы у себя сохранить Шекспира без педофилии и "Маленького принца" без гомосексуальной "пластики".

— Документ был отправлен в администрацию президента. Есть ли ответная реакция на его содержание?

— По состоянию на сегодня — ровно половина наших предложений в той или иной мере учтены в текущей рабочей редакции "Основ государственной культурной политики".

Работа продолжается. Мы полагаем, что со временем и другие наши идеи будут включены в итоговый текст с учетом, конечно, уточнения формулировок. Главное — внимательно читать текст целиком и вместе искать истину в споре, а не махать флагом из выдернутых из фейсбука цитат.

Юрий Яроцкий

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...