Коротко


Подробно

3

Фото: Станислав Залесов / Коммерсантъ   |  купить фото

Да, евразийцы мы!

Григорий Ревзин о том, что не только Шуховскую башню, но и все московские памятники стоит сделать передвижными

24 марта правительство Российской Федерации должно принять постановление о демонтаже Шаболовской башни, памятника архитектуры и культуры федерального значения, объекта охраны ЮНЕСКО, для ее последующего строительства на новом месте. Это может стать поворотным моментом в развитии охраны наследия в Москве.


Сначала кратко вводные данные. Башня Владимира Шухова на Шаболовке была построена в 1920–1922 годах, Владимир Шухов — гениальный инженер (памятник стоит на Сретенском бульваре), это первое знаковое сооружение России после гражданской войны, башня — символ русского авангарда, отсюда в 1939-м пошли первые телевизионные передачи, отчего она же была эмблемой советского телевидения — словом, памятник архитектуры и культуры по первому разряду. Стоит на закрытой территории, принадлежащей Минсвязи РФ, с 2003 года не используется, и с тех пор у министерства желание, чтобы не стояла. Рост силы желания пропорционален росту стоимости участка, в настоящий момент ограничения по допустимой высотности застройки участка определяются по прецеденту, то есть как раз по высоте башни (150 м), девелоперский потенциал всего участка составляет 300–400 тыс. кв. м, то есть порядка $3 млрд. В 2009 году на реставрацию башни министерству было выделено 135 млн рублей, в настоящий момент они израсходовались, но не на башню. Терпеть больше сил нет, министр Николай Никифоров внес в правительство проект постановления о демонтаже и переносе башни в другое место, которое пока не указывается.

Не нашлось ни одного эксперта, который сказал бы, что это допустимо, и это редкий случай — раньше, при Лужкове, всегда находился какой-нибудь мерзавец, который поддерживал решение. Сказываются издержки смены управляющей команды. Общественные организации бьют тревогу, собирают подписи, проводят пикеты, Общественная палата провела слушания (никто не высказался в поддержку), но все это не находит никакого выхода к правительству вообще и к премьер-министру Дмитрию Медведеву, который должен все это утвердить, в частности.

Перенос памятников — это совершенно новаторский вид вандализма

Есть регламент работы правительства, туда письма общественников не доходят. Министерство культуры сопротивлялось этой инициативе, но в итоге признало, что в исключительных случаях перенос памятников возможен. Московское правительство подчеркивает, что ни памятник, ни решение не имеют отношения к его компетенции. Никаких официальных запросов оно не получало, вместе с тем пресса заполнена сообщениями о возможном размещении башни на ВВЦ или в парке Горького, возникшими непонятно как. Строго говоря, для постановления правительства и не нужно согласия правительства Москвы, у федеральной власти в Москве и без того полно земли. То есть Москва или неофициально согласна, или ни при чем. Постановление выносится без разногласий, можно принимать. И мне кажется, оно пройдет.

Фото: РИА НОВОСТИ

Потому что председатель правительства Дмитрий Анатольевич Медведев просто должен поддержать его. Как реформатор. Шуховская башня — это ж важный прецедент. Вот Юрий Михайлович Лужков, тот памятники жег, сносил, ломал частями или целиком, менял их форму, площадь, материалы, но он их никогда не переносил. Это совершенно новаторский вид вандализма. Министерство культуры правильно говорит, что в исключительных случаях это можно (оно, кстати сказать, и все действия Юрия Михайловича в итоге признавало исключительными случаями). Эта идея появилась тогда, когда Никита Сергеевич Хрущев у нас уничтожал неперспективные деревни, всякая общественность пыталась их отстоять, в частности мотивируя тем, что там памятники деревянного зодчества, и их тогда решили свозить в историко-культурные заповедники. Получались целые деревни памятников, очень ценные поселения несколько макабрического вида, и туда даже свозили пенсионеров для изображения стариков со старухами. Сейчас они, поди, уже перемерли, а в дни моей молодости исправно сидели у крыльца в этих заповедниках и в Ростове, и в Суздале, и даже, помнится, в Тутаеве. Даже кур и кошек им давали держать днем, а на ночь они их увозили. Я это к чему вспоминаю? Что исключительность таких случаев и в прошлом объяснялась хозяйственной надобностью.

А у нас есть огромная хозяйственная надобность. Речь не о жалких 3 млрд. А вот у нас есть центр Москвы, в нем очень дорогая земля, но ее фактически нет в продаже, и тут сразу два аспекта. С одной стороны, она очень дорогая потому, что центр Москвы — это исторический город, масса памятников, ну то есть там престижно. С другой стороны, земли почти нет, опять же потому, что кругом полно памятников, строить рядом с которыми нельзя по закону, да и места мало. А есть окраины, где земли гораздо больше и строить можно, потому что памятников нет. Но она не такая дорогая. Следите за моей мыслью, это называется диалектика. Вы понимаете, к чему я клоню? К тому, что нужно всем московским памятникам приделать лыжи. Сделать как бы передвижной заповедник. И возить. Привез, продал, можно дальше везти. Это ж какая польза будет, а? Памятники опять же все время ломаются, будь они неладны, а тут от повышения цены земли будут и денежки на их реставрацию. Они бы и жили на самообеспечении, как странствующие цирки или там ледовые шоу. Фигуристы вон тоже ломаются, но деньги на лечение сами зарабатывают. Конечно, московские власти могут быть против, потому что от них уедет, но, по крайней мере, председатель правительства мог бы приделать лыжи памятникам федерального значения.

Привез, продал, можно дальше везти. Это ж какая польза будет, а?

И потом, почему против? У Дмитрия Анатольевича ведь есть один подвисший новаторский проект — Новая Москва, и он Москве не чужой. Он хотел туда перевезти чиновников, но они не перевезлись. А вот на Десне, прямо в центре Новой Москвы, есть чудный остров, несколько загаженный находящимся там сейчас поселком имени 1 Мая. Если бы туда как раз перевезти Кремль, представляете, какой бы это был поворот в развитии нашей страны? Поехали бы все, я вас уверяю.

Конечно, с точки зрения так называемых цивилизованных норм это полный караул и вандализм. Но сами эти нормы — европейское лицемерие и политика двойных стандартов. У них тоже был Йорк, а теперь вот Нью-Йорк, и нам от этого одни проблемы. А мы народ кочевой, евразийский, нам сам Бог велел. Одна тут сложность, не знаю, как с ней быть. Вообще-то эта дурацкая идея, что памятники нельзя переносить, что память как бы связана с землей, где от прошлой жизни остался некий артефакт — храм там, дом или еще что-то,— она произошла из культа предков. Знаете, погребение, курган, надгробие, часовня, храм, памятник просто, памятник культуры — это все про одно и то же. Я к тому, что это, как бы сказать… Гробы тоже? Нет, я чего, гроб на колесиках — это перспективно. Но чего, прямо выкапывать будем? Здорово!

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение