«Если Россия выиграет Крым — потеряет Украину»

Директор по стратегическому развитию Французского института международных отношений (IFRI) ТОМА ГОМАР

О том, какие последствия для отношений между Россией и ЕС могут иметь крымский референдум и кризис на Украине, корреспонденту “Ъ” ГАЛИНЕ ДУДИНОЙ рассказал Тома Гомар.

Фото: Ъ

— Как ЕС отреагирует на референдум в Крыму?

— Мы зашли в тупик из-за бесконечных споров о легитимности: Москва не признает власти в Киеве, а Запад — в Крыму. Это затрудняет политическое решение. Боюсь, что итоги референдума усилят дипломатическую изоляцию РФ и обернутся новым кризисом между Москвой и Западом. В ближайшие месяцы нам придется заново определять модель отношений России и ЕС, которым грозит ухудшение. Изменится ситуация и на постсоветском пространстве. Если Москва выиграет Крым, она потеряет Украину и разрушит проект Таможенного союза.

— Каких санкций со стороны ЕС может ждать Москва?

— Пока санкции не введены: заявления о приостановлении визовых переговоров и подготовки саммита G8 формально нельзя расценить как санкции. Но они свидетельствуют о стремлении ЕС и США продемонстрировать решимость.

Санкции — дело сложное. Во-первых, их нельзя ввести за один день. Во-вторых, их необходимо согласовывать между союзниками. И в-третьих, любые меры против РФ неизбежно обернутся ответными санкциями. А это грозит эскалацией конфликта. Хотя в такой эскалации не заинтересованы ни Москва, которая подорвет свою репутацию в глазах мировых инвесторов, ни ЕС, который зависит от поставок российских энергоносителей.

Санкции, если их примут, вначале будут носить дипломатический характер, они затронут, например, статус России в «восьмерке». Затем могут последовать точечные запреты на выдачу виз ряду россиян.

— Военные меры исключаются?

— О военных мерах никто не говорит, но это не значит, что о них не думают. Мы столкнулись с взрывоопасной ситуацией, в которой и для России, и для Запада на карту поставлено все, поэтому перспективы военного вмешательства могут обсуждаться, но не вслух — тем более что Украина не член НАТО. В альянсе наверняка пристально следят за тем, как Россия поведет себя в Крыму и выйдет ли она за его пределы.

— Почему Россия и ЕС так по-разному оценивают ситуацию на Украине?

— Ситуацию завели в тупик две грубые ошибки. Россия ошибочно воспринимала единую Европу как слабую и непривлекательную. Ошибкой же ЕС была попытка разграничить политику, проводимую в отношении стран «Восточного партнерства» и России. А также невнимание к Таможенному союзу.

— Почему в Европе так спокойно воспринимают то, что крайне националистические силы получили посты в правительстве Украины, контролируют силовые ведомства?

— Многие в Европе идеализируют Майдан. Это свидетельствует о непонимании ситуации на Украине, ее политического класса, связей власти и олигархов. Впрочем, я думаю, в политических кругах ЕС есть четкое осознание того, какую роль играют крайне правые в новом правительстве. И возможно, если бы именно сейчас европейцы предостерегли Киев об опасности крайне правых взглядов, это могло бы снизить напряженность в отношениях с Россией. При этом было бы ошибкой сводить весь Майдан к крайне правым, ассоциировать с ними все те силы, которые сместили Виктора Януковича.

— Какую помощь Европа может оказать Украине?

— Киеву срочно необходима финансовая помощь. Но сейчас Украина — это черная дыра для иностранных вливаний. Необходимо заручиться гарантиями властей, обеспечить жесткий внешний контроль за расходованием полученных средств. Кроме того, надо добиться, чтобы помимо ЕС и МВФ к помощи были привлечены украинские олигархи. Судьба страны зависит и от них — от тех людей, которые с момента обретения Украиной независимости были частью системы. Важную роль может сыграть и Россия, ведь обвал экономики соседа грозит ей катастрофой.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...