Прощание киевлян

Столица Украины ответила на крымский референдум митингом

Крым потерян, но Майдан остается эффективным инструментом давления на украинских политиков, чтобы те не допустили отделения новых территорий. Таков общий итог посвященного крымскому референдуму митинга в Киеве, который собрал вчера несколько тысяч человек. Часть киевлян еще до итогов референдума смирились с тем, что он закончится не в пользу Украины, некоторые же опасаются, что среди участников Майдана найдутся "горячие головы с оружием", которые захотят "начать партизанскую войну". Настроения в Киеве изучал корреспондент "Ъ" ГРИГОРИЙ ТУМАНОВ.

То, что Крым больше не Украина, собравшиеся на майдане Незалежности обсуждали как свершившийся факт. В здании городской администрации, на время переоборудованном под медиацентр, где шла прямая трансляция с избирательных участков в Симферополе и других крымских городах, едва ли набралось больше десятка зрителей. "А что там смотреть, ясно же все",— рассуждали киевляне, покидавшие центральный зал, где был установлен проектор.

Большинство предпочло выразить свое отношение к референдуму в Крыму на Майдане. Уже к 12:00 вокруг сцены у сгоревшего во время недавних событий Дома профсоюзов собралось около 2 тыс. человек. Здесь же, посреди баррикад, усыпанных цветами в память погибших в столкновениях активистов, за ночь выросла гигантская желтая пирамида. Как объяснили три архитектора в камуфляжных куртках, сидящие внутри, они решили возвести ее, впечатлившись последними событиями в Крыму, а чудо современного зодчества поможет "аккумулировать положительную энергию".

— Мы должны победить коррупцию, оказывать давление на депутатов, пограничную службу, МВД. Не надо их скидывать, надо с них требовать проводить реформы, нести службу у границ так, чтобы обезопасить нас от потери новых областей Украины,— призывал со сцены Майдана экс-глава МВД Юрий Луценко.

Толпа аплодировала. Периодически среди палаток и баррикад проходила колонна с флагами Турции, Великобритании, Польши, США, Чехии и Германии. Оказалось, ее сформировали приехавшие в Киев или проживающие здесь иностранцы, решившие в день референдума выразить солидарность с украинцами.

— Жалко, что россиян мало. У нас же к ним никаких претензий нет, мы понимаем, что тут только политики виноваты, никто больше,— объясняла украинская активистка, шедшая в хвосте колонны.

— Ну а как быть, если у многих в России или родственники, или друзья? Правда, многие с родней поругались. Моя племянница в Архангельске поддерживает отделение Крыма, и теперь мы не общаемся,— вторила активистка Людмила.

Принципиально переходили на украинский в беседах с корреспондентом "Ъ" разве что представители отрядов самообороны, и это было едва ли не самым радикальным из замеченных мною проявлений антироссийских настроений в Киеве.

В какой-то момент неподалеку от сцены произошла небольшая стычка.

— Что вы сидите? Идите родину защищать, у границ уже российские бэтээры, вы что? — кричала немолодая женщина на группу бойцов самообороны, расположившихся в одном из бутиков с заколоченными окнами.

Те отвечали, что с отобранными у бойцов "Беркута" дубинками и щитами против вооруженных автоматами "вежливых людей", как называют украинцы находящихся в Крыму военных, они не пойдут. Выход из ситуации предлагали ведущие митинга:

— Если хотите защищать родину, записывайтесь в национальную гвардию.

Пункты приема в нее расположены по всему центру Киева и выглядят так: за школьными партами прямо на улице сидят несколько человек, часто в повязках "Правого сектора", которые записывают в гвардию любого по предъявлении паспорта. По данным и. о. министра обороны Украины Игоря Тенюха, в нацгвардию за последние две недели записалось почти 40 тыс. добровольцев, но вчера корреспондент "Ъ", обойдя как минимум пять призывных пунктов, не обнаружил там больших очередей. Самая длинная, примерно в десять человек, выстроилась у пункта, расположенного у занятой оппозицией городской администрации.

— Еще вот повестки приходят, все записываются, но пока тишина и никуда не вызывают,— рассказал мне один из митингующих, представившийся Геннадием.

Как убедился корреспондент "Ъ", в большинстве своем участники Майдана не поддерживают силовые варианты решения крымского вопроса. Почти каждая вторая речь со сцены вчера заканчивалась словами о том, что в дни референдума ни в коем случае нельзя допускать провокаций. По словам одного из ораторов, накануне митинга в метро была задержана группа вооруженных людей, которые призывали прохожих "идти разбираться с русскими". Как заявил уже за кулисами сцены "Ъ" Юрий Луценко, в большинстве своем это даже не полумифические "пророссийские провокаторы", которых якобы ловят в соседних областях, а обычные киевляне. "После революции у многих на руках осталось огнестрельное оружие, и это большая проблема. Я не исключаю, что в городе найдутся горячие головы или просто неадекватные люди, которые решат, что лучший путь решения проблемы — партизанская война, хотя все мы понимаем, что сейчас слово за мировым сообществом",— говорит он.

Ближе к концу митинга на сцену поднялся экс-советник президента РФ Андрей Илларионов. Он долго ждал, когда организаторы включат его в очередь выступающих, а до того наотрез отказывался отвечать на вопросы "Ъ" о причинах своего визита в Киев и позиции по крымскому вопросу.

— Я призываю вас не расходиться ни до, ни после голосования. А россиянам, живущим в Крыму, вы можете помочь, только рассказывая им правду,— обратился он со сцены к толпе, скандировавшей "Россия, вставай!".

В это время дождь, начавший идти над Майданом, перешел в снег, и площадь начала стремительно пустеть.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...