Коротко


Подробно

Бой по науке

Мария Портнягина — о ликбезе у барной стойки

В России в начале марта открылся сезон боев с участием молодых ученых. Что это за новое противостояние физиков и как к нему причастны лирики, разбирался "Огонек"


Мария Портнягина


Вечер воскресенья. Клуб в центре города. Не протолкнуться и не скрыться от табачного дыма, к барной стойке — очередь. Из динамиков гремит британский пост-панк. Но на месте танцплощадки выставленные рядами стулья. А ведущий объявляет со сцены начало: "Бар. Наука. Рок-н-ролл".

Это Science Slam — новый формат научно-популярных выступлений, вошедший в моду с прошлого года: первые прошли в Санкт-Петербурге, за ним — в Иванове, Томске, Екатеринбурге, Самаре, Калуге, Новосибирске, Сыктывкаре. На очереди — Казань, Красноярск, Астрахань. Несколько сотен зрителей готовы выложить по 300-400 рублей (в регионах — по 100-150 рублей) за двухчасовое стендап-шоу с участием молодых ученых (возрастной ценз — до 35 лет) — те за 10 минут должны увлекательно рассказать о своем научном исследовании. На одной площадке здесь могут сойтись физик, филолог, биолог, психолог, математик, социолог. Из 5-6 участников, которых называют слэмерами, публика выбирает лучшего: с помощью шумометра определяется, кому достались самые громкие аплодисменты. Награда символическая и переходящая: победитель получает боксерские перчатки.

В начале марта состоялось открытие сезона-2014. Событие знаковое: Science Slam добрался до Москвы. И в битву интеллектов вступили сильные соперники — ученые из ведущих столичных вузов.

Шоу продолжается


Почти как у любого явления, истоки современных научных боев можно искать в Древней Греции: беседы Сократа с учениками вполне для этого подходят. Впрочем, сам формат Science Slam возник сравнительно недавно. В 1980-е годы в США стали проводиться поэтические баталии, схожие с нынешними научными. Но самым близким прототипом является Poetry Slam — бои поэтов, впервые проведенные в Германии в середине 2000-х (к слову, slam — термин из музыкального мира и приблизительно означает толкотню, которую обычно устраивают у сцены зрители на рок-концертах). Позднее в Берлине возник его научный аналог, который распространился по десяткам немецких городов: в барах под пиво и аплодисменты ученые презентовали свои исследования. А позже этот формат научных выступлений, нацеленный на популяризацию науки, знакомство молодых исследователей друг с другом и полезное времяпрепровождение, завоевал другие страны — от Австрии до ЮАР. Причем сейчас бои устраиваются не только общенаучные, но и по отдельным отраслям науки, например по физике, и не просто для широкой аудитории, а специально для детей или подростков. То есть степень простоты изложения в этом случае должна быть максимальной, а форма подачи еще более увлекательной.

— Мы создаем новый вид интеллектуального досуга — альтернативу походу в кино, на рок-концерт или просто в бар,— рассказывает "Огоньку" Никита Соловьев, директор спецпроектов "Бумага Медиа", питерской компании, развивающей Science Slam в России.— От немецкого слэма нас отличает то, что интеллектуальная часть важнее развлекательной. Поэтому у нас никогда не будет выступления, например, в формате рэп-батла или танца, а в Германии такое в порядке вещей. Публика собирается довольно продвинутая: это IT-специалисты и молодые профессионалы, студенты и аспиранты, представители научного сообщества и аудитория edutainment-ресурсов вроде TED и "Теорий и практик". Люди приходят за идеями и знаниями. Сложно сказать, где еще можно узнать столько о самой актуальной мировой науке в такой сжатой и интересной форме. Идеальный слэмер — это молодой ученый, который одержим научной работой и уже достиг каких-то успехов. Кстати, в Москве искать участников было легче: больше крупных научных институтов. В итоге удалось составить сильную программу.

Первую московскую научную битву по правилам предваряло выступление признанного ученого (преемственность поколений в науке — точка отсчета). Известный биоинформатик, доктор наук Михаил Гельфанд экзаменовал публику на знание бактерий и при правильном ответе показывал в виде яркой плюшевой игрушки, например стрептококк, зрители были в восторге.

— Когда говорят о бактериях, на ум многим приходит прежде всего зараза, поэтому назывались в основном патогены,— объясняет "Огоньку" Михаил Гельфанд.— Но человеческий организм населяют несколько сотен триллионов бактерий, почти все они не патогены. Мое выступление было как раз об этом — микробиоме человека, одном из самых горячих направлений биологии. Популяризация науки, особенно в новых форматах, на мой взгляд, достойное занятие. Успешное выступление на подобных мероприятиях кардинально не отличается от хорошего научного доклада, только здесь не надо углубляться в терминологию, главное — донести идею. Кроме того, выступая перед учеными, тебе не нужно доказывать, что, допустим, микробиом — это круто.

В московском Science Slam схлестнулись исследователи из шести научных областей: морская биология, материаловедение, медицинская химия, когнитивная психология, лазерная физика и биоинформатика. Так, выпускник биофака МГУ Александр Семенов рассказал о своем проекте — экспедиции "Акватилис" по изучению подводных обитателей Мирового океана, и в частности желетелого планктона. С помощью краудфандинга его команда собрала на ее организацию 2 млн рублей. "Это научная работа и в то же время мечта, появившаяся еще в детстве под влиянием романов Жюля Верна и "Одиссеи Жака Кусто",— сказал "Огоньку" Александр.— У меня не было необходимости убеждать аудиторию, было желание впечатлить и вдохновить".

Следующий слэмер, Андрей Воронин из НИТУ "МиСиС", представил идею термоэлектрогенератора — этим занимается компания, которой он руководит. Он говорил о появлении электрического потенциала из-за разницы температур на примере работы "самого общительного" марсохода Curiosity: в Twitter публикуются фотографии, присланные им с Красной планеты, а "подписчики ищут на них инопланетян и белочек".

Сергей Брусов, аспирант Московского госуниверситета тонких химических технологий, представил полимер, который останавливает и дезинфицирует внешние кровотечения. Посетовав в шутку на отказ организаторов провести эксперимент на друге, Брусов всыпал полимер в стакан с водой и спустя время перевернул его вверх дном: жидкость загустела и на сцену не упало ни капли — к восторгу публики.

Игорь Уточкин, завлабораторией когнитивных исследований НИУ ВШЭ, объяснил, что такое мертвая зона внимания: концентрируясь на одном, человек не замечает, что происходит поблизости. Публику несколько разочаровал факт, что исправить эту особенность человеческого восприятия невозможно, даже долгими тренировками. Зато всем понравилось, что во время выступления Уточкин поставил на зрителях эксперимент: находясь на глазах у нескольких сотен людей, он поменял одни очки на другие, но этого никто не заметил.

Максим Щербаков из Лаборатории нанофотоники и метаматериалов при физфаке МГУ говорил о развитии фотонных технологий, которые приходят на смену электронов при передаче данных, значительно увеличивая ее скорость. "Можно будет скачать все сезоны "Доктора Хауса" в высоком качестве меньше чем за секунду. Классно, да? — убеждал зрителей Максим.— Но возникает вопрос: неужели я занимаюсь наукой для того, чтобы сериалы быстрее скачивались?" На деле эти технологии можно будет использовать для ускорения расчетов при прогнозировании погоды, стихийных бедствий, расшифровке генома человека. "Я много выступаю на научных конференциях, там требуется академическая подача — это привычно, а выступление на Science Slam — это, конечно, выход из зоны комфорта,— сказал "Огоньку" Максим.— Я — участник музыкальной группы, мы играем джаз, но наши концерты столько зрителей не собирали, 600 человек — большая аудитория. Я волновался".

Последний участник боя — Андрей Афанасьев, также выпускник физфака МГУ, руководитель проекта iBinom, представил технологию расшифровки генома для диагностики наследственных заболеваний. Оптимистичный настрой молодого ученого и заинтересовавшая аудиторию тема сорвали самые громкие аплодисменты. "К победе меня привело, может, то, что друзья сидели в первом ряду, они громко кричали, а победителя выбирали по громкости шума,— продолжает шутить Андрей уже в беседе с "Огоньком".— Все слэмеры выступали здорово, и для меня соревновательный момент не был чем-то важным. Публика собралась умная, веселая, очень отзывчивая. Выступать перед ней — удовольствие. Важно показать, что здорово быть ученым, познавать мир, создавать своими руками будущее. На личном примере показать, что это классно — быть "ботаником"".

Сосиски с картошкой


Популяризация науки сегодня модная тема. Так, с 2013 года при московском Политехническом музее организуются "Научные бои".

— У лектория Политеха столетняя история, здесь выступал еще Нильс Бор, а сегодня читают лекции выдающиеся ученые. Но мы решили пойти дальше — привлечь к популяризации науки молодых ребят,— рассказывает "Огоньку" куратор музея Александра Коперник.— Участники должны за 10 минут на пальцах представить свою научную работу. Мы отказались от презентаций, но подручные средства разрешаем — так больше театра получается. Например, один химик рассказывал об устойчивых и неустойчивых молекулярных связях, используя сосиски. И все все поняли! Людей, занимающихся наукой и способных говорить о ней доступным языком, очень мало. Мы хотели бы найти талантливых молодых ученых, научить выступать перед широкой аудиторией и в результате создать вокруг музея сообщество, занимающееся популяризацией науки. Мы уже привлекаем участников "Научных боев" к другим нашим проектам: они выступают во взрослом и детском лекториях.

В награду победитель "Научных боев" Политеха получает статуэтку "Человек-Наук", напоминающую "Оскара", правда, в академической шапочке. Здесь лучший выступающий определяется в два этапа: вначале зрители (смотреть бои приходят обычно 300-400 человек) выбирают двух понравившихся им участников, а кто из них победил, решает жюри, состоящее из признанных ученых. Поэтому "Научные бои" получаются, пожалуй, более академичными: члены жюри могут комментировать выступления, указывать на неточности, прояснять моменты, которые могли быть не вполне верно восприняты публикой.

— Я говорила о работе хроматографа, с помощью которого можно определить, например, из чего состоит воздух, которым мы дышим,— рассказывает "Огоньку" Анастасия Канатьева, старший научный сотрудник Института нефтехимического синтеза РАН, об участии в первых "Научных боях".— Главное в моем выступлении была обратная связь с залом: зрители дышали в пробоотборник прибора, когда его показывали, изображали его детектор, хлопая в ладоши.

— Было страшно,— признается "Огоньку" Виолетта Шанина, ведущий инженер геологического факультета МГУ.— Соперники на "Научных боях" подобрались сильные. Ставший победителем Борис Бантыш, магистрант Московского института электронной техники,— совершенно изумительный! С помощью ватмана и фломастера он просто объяснил, как работают квантовые компьютеры. Борис, как выяснилось при знакомстве, играет в музыкальной группе, и это, конечно, его преимущество: он сумел зарядить аудиторию энергией. Другая участница, Татьяна Волкова, занимается робототехникой. Она могла показать сконструированного ею робота и, наверное, победила бы, но решила быть со всеми в равных условиях: робота изображала ее сестра. Я хотела показать зрителям, как это интересно — экспериментировать,— продолжает Виолетта.— Чтобы они поняли то, чем я занимаюсь (я изучаю изменения вулканогенных пород под воздействием гидротермальных процессов), показала, как меняется картошка при варке.

Бои с участием молодых исследователей организуются и в меньшем формате. Например, в конце 2013 года при Бауманке состоялся Stand-Up Science. Там на рассказ о своей научной работе участнику давалось только 3 минуты. В Перми проходят Научные бои им. Шелдона Купера (в честь героя популярного в мире американского комедийного сериала "Теория большого взрыва" о талантливых физиках, испытывающих трудности с социальной адаптацией). По их регламенту, битва устраивается между двумя молодыми учеными в три раунда.

В чем сила, коллега?


Как и у всякого шоу, успех научного боя начинается с названия доклада. Так, участник Science Slam в Томске Тимофей Соловьев, аспирант ТГУ, назвал свое выступление о сжатии цифрового видео "Сожми меня, если сможешь", а его соперник Николай Энглевский, младший научный сотрудник Сибирского государственного медуниверситета, указал тему "Глист-альфонс: вся жизнь за чужой счет". Ради победы в ход идут эксперименты, фокусы, шутки, обыгрывающие популярные сериалы, игры типа Angry Birds и даже опыт музыкальных выступлений. А физик-теоретик из Санкт-Петербурга Андрей Богданов предстал перед аудиторией в образе Шелдона Купера, он и запомнился публике "как русский Шелдон", а поведал ей о том, как можно уменьшить микропроцессор в 10 раз, если правильно выстроить структуру материала, из которого он изготовлен.

— Самый большой отклик у аудитории встречают биологи и медики. Конечно, ведь они говорят о том, что касается каждого,— считает Никита Соловьев, занимающийся организацией Science Slam.— Все-таки наследственные заболевания, кардиостимуляторы и генная терапия — это что-то более понятное и близкое, чем термоэлектрические генераторы или кривая Гаусса.

Этот вывод подтверждают результаты и Science Slam, и "Научных боев" Политеха. В последних биологи побеждали дважды. Ольга Ивашкина, работающая в НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина и Курчатовском институте, изучает, как устроена человеческая память. "Во время выступления коллеги помогли мне: они представили на сцене модель нервной системы, изображали нейроны и их работу в динамике",— делится секретом успеха Ольга. Другой победительницей "Научных боев" стала студентка биофака МГУ Алина Вергунова, объяснившая действие яда уабаина — он в микроскопических дозах присутствует в организме человека, ученые пытаются использовать его в лечении болезни Паркинсона. "Победу мне обеспечил мой громкий голос и то, что я работала с залом, старалась его заинтересовать",— полушутя говорит Алина.

В Science Slam выступавшие на медицинскую тематику также оказались фаворитами. Помимо Андрея Афанасьева, победившего в московской битве, научную баталию в Санкт-Петербурге выиграл Александр Ефремов, научный сотрудник НИИ экспериментальной медицины РАМН. "Моя диссертация о переносе нужных генов в клетки человека с помощью молекулярных конъюгатов широкой аудитории показалось бы скучной, поэтому я рассказывал на примере котят, щеночков — их все любят",— объясняет свой успех Александр. Непревзойденным лидером по показателю шумометра, определяющего победителя, остается Екатерина Андреева, аспирантка Санкт-Петербургского госуниверситета аэрокосмического приборостроения. Ее специализация — информационная безопасность, но сфера научных интересов охватывает медицину.

— Я рассказывала о своей разработке — системе шифрования медицинских приборов, например кардиостимулятора, с использованием звуков биения сердца,— говорит "Огоньку" Екатерина.— Думаю, что зрителей зацепило не только научное новшество, но и связанная с ним личная история. У моего дедушки случился инфаркт, ему установили кардиостимулятор. Когда мы вместе изучали инструкцию к нему, то оказалось, что он управляется просто через Bluetooth. То есть никакой защиты, его систему можно взломать, как хакеры атакуют компьютер. Незащищенность медицинских устройств меня заинтересовала.

Зрители первого московского Science Slam получили на память резиновый браслет с надписью на английском: "Наука — это моя суперсила". Настало время доказывать это в бою — научном.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение