Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Зимние. Очень жаркие. Наши

Паралимпийские игры - на пороге открытия, а украинская делегация - на грани отъезда

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Вчера в паралимпийский Сочи приехал российский президент Владимир Путин, и именно в этот день появилась реальная возможность, что отсюда может уехать украинская спортивная делегация. Вопрос решался на ходу, и свидетелем этого был специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Если так пойдет, через неделю в Сочи наступит уже не весна, а лето, и зимняя экипировка окажется окончательно неактуальной, а зиму желающим придется добывать высоко в горах.

Вчера утром в Паралимпийской деревне состоялось открытие паралимпийской стены. То есть все, что было олимпийским, стало паралимпийским: спортсмены, дороги, парк...

Перед началом Олимпиады прозрачную олимпийскую стену, на которой о том, что о ней думают, могут высказаться спортсмены, открывал президент Владимир Путин. Теперь здесь были президент Паралимпийского комитета Филипп Крейвен, спецсоветник генсека ООН по спорту Вильфрид Лемке, вице-премьер правительства Дмитрий Козак, президент оргкомитета "Сочи-2014" Дмитрий Чернышенко и мэр Прибрежной деревни, двукратная чемпионка Паралимпийских игр Олеся Владыкина.

Эта девушка, роскошная блондинка (и возможно, даже натуральная), в 17 лет потеряла руку в Таиланде. Это по крайней мере не помешало ей стать позже двукратной паралимпийской чемпионкой. Недавно она прославилась тем, что с триумфом поучаствовала в фотосессии для журнала мод вместе с моделью Натальей Водяновой (вернее сказать, Олеся Владыкина прославила таким образом Наталью Водянову).

— В это теплое утро нелишне напомнить, что у нас зимние Олимпийские игры,— сказал Дмитрий Козак, которого сэр Филипп Крейвен два раза подряд в это утро назначил председателем правительства России (Дмитрий Медведев подъедет сюда позже). Господин Козак не стал поправлять коллегу: тот, похоже, искренне так считал, а разочаровывать кого-нибудь хоть в чем-нибудь в такое утро и в самом деле не стоило.

Господин Крейвен уже много лет в инвалидной коляске, и я видел, как этот человек преодолел расстояние в 50 метров до микрофона: два раза мощно толкнул руками колеса коляски и несколько секунд катился точно к микрофону, возле которого и остановился. Сюда и в самом деле приехали профессионалы.

Он озвучил цифру, которой я до сих пор не слышал: в России, 140-миллионной стране, 30 миллионов людей с инвалидностью. Цифра настолько грандиозная, что от нее рябит в глазах, садится зрение, и к 30 миллионам можно смело прибавлять еще по крайней мере одного человека.

Господин Крейвен передал привет российским коллегам, и отдельно — президенту Паралимпийского комитета России Владимиру Лукину,— "который сейчас, правда, на телефоне". Филипп Крейвен не отказал себе в удовольствии обратить на это внимание. Надо сказать, что Владимир Лукин, сидевший в первом ряду, был на телефоне (то есть сидел, прикрыв рот рукой и увлеченно разговаривая о чем-то, видимо, главном) почти все то время, что господин Крейвен произносил свою речь.

Речь Вильфрида Лемке была более политизирована (особенно если учесть, что речь господина Крейвен не была политизирована вообще). Он заявил, что нужно уважать олимпийское и паралимпийское перемирие, но признал, что конфликты идут между тем по всему миру.

— И я точно знаю,— добавил он,— что у нас сегодня не политическое мероприятие.

Только когда он это произнес, я подумал, что видимо, это не совсем так. Для того чтобы это было так, на эту тему вообще не стоит высказываться.

— Но я верю,— продолжил он,— что спорт имеет силу создавать мир! Мир — самая важная вещь, кроме здоровья.

По крайней мере, здоровье точно связано с миром: чем меньше последнего, тем намного меньше первого.

После официального открытия Паралимпийской стены, которое выражалось в перерезании тремя ножницами одной ленточки, я спросил у Дмитрия Чернышенко, были ли спортсмены, которые отказались от участия в Паралимпийских играх.

— В последний момент отказались несколько официальных лиц,— сказал он.— Ни одной делегации, которая бы не приехала. Их сорок пять (в Ванкувере было сорок две.— А. К.). Но главное — все спортсмены здесь.

— И норвежцы (накануне в Норвегии делались заявления, которые ставили под сомнение возможность участия норвежских спортсменов в Паралимпиаде в связи с событиями на Украине.— А. К.)?

— Все здесь,— подтвердил господин Чернышенко.— Но вообще-то для спортсменов ужасно, когда чиновники делают такие заявления. Езжай, другими словами, домой. А он этих нескольких дней всю жизнь ждал.

— И украинские спортсмены здесь?

— Да,— подтвердил Дмитрий Чернышенко.— Очень большая делегация, пятьдесят четыре человека. С 27 февраля здесь. Это важно: еще с 27-го. Лыжники и биатлонисты. Это наши самые главные соперники вообще-то.

Позже, в горной Олимпийской деревне, я увидел двух украинских спортсменов, оказавшихся при ближайшем рассмотрении лыжниками. Я спросил, как принималось решение об их участии в Паралимпиаде. "Нам предложили самим решить, едем мы или нет",— сказал один из них. "Отказался кто-то?" — спросил я. "Сумасшедших нема",— откликнулся он.

А Дмитрий Чернышенко между тем рассказал, что работа по созданию той самой безбарьерной среды, которая должна быть обеспечена для паралимпийцев, облегчалась тем, что спортивные объекты строились с нуля.

— Но и в Сочи оборудовали больше трех тысяч объектов,— сказал он.— Конечно, рельеф в городе не очень удобный. Но изменения бросаются в глаза. Ко мне подходят молодые мамы с колясками, благодарят.

За что же молодые мамы благодарят Дмитрия Чернышенко?

— Им стало легче,— объяснил он.— Мы-то, мужики, ходим, не замечаем... а они мне говорят: "Для нас любой тротуар — это все равно что для вас ступенька лестницы была б высотой в метр". И мы же не декоративные уклоны ставим. Тома документации. Светофоры, широкие двери, лифты, пандусы...

Впрочем, сами спортсмены на эту тему пока не высказались. Им сейчас не до этого. Разговаривать они будут после соревнований.

Между тем главные события этого вечера развернулись в горной Паралимпийской деревне, где поднимали флаги национальных команд. В 16 часов состоялась церемония в честь команды США. Американцы были веселы и расслаблены, было очевидно: они приехали сюда всерьез и надолго.

Не то украинцы.

Члены сборной Украины шли к сцене, где должны были их чествовать, с сосредоточенными, даже, можно сказать, каменными лицами,— как в последний бой. Я успел спросить у одного из них:

— Так все-таки: вы остаетесь или уезжаете?

Мне что-то вдруг показалось, что с такими лицами не остаются, а уезжают люди, которые либо приняли решение, либо знают его.

Ведущий Андрей Анатольевич, который прочно занял трибуну на церемонии поднятия национальных флагов еще с Олимпиады, долго приветствовал украинских спортсменов на английском, а потом, не дождавшись от них никаких аплодисментов (руки их были такими же каменными, как лица), сказал им, тоже по сценарию:

— Ласкаво просимо!

Но и на это украинские паралимпийцы откликнулись молчанием.

Их не воодушевила даже танцевальная группа во главе с Доменико, человеком вроде и неповоротливым на сцене, зато очень старавшимся; да и песня была про любовь.

Затем на площадь были введены российские военные: к флагам подошли солдаты роты почетного караула.

Украинским спортсменам было, по-моему, не по себе здесь. Они оказались между молотом и наковальней. Они хотели выступать на Паралимпиаде, приехали для этого, сказали, что будут выступать,— но в последние часы происходило что-то, не зависящее от них. И это было связано с новым президентом Национального паралимпийского комитета Украины Валерием Сушкевичем. Он депутат Верховной рады от партии "Батькивщина", короче говоря.

Сергей Поддубный, вице-мэр Паралимпийской деревни, поднявшись на коляске на сцену, зачитал приветствие украинским паралимпийцам, в котором говорилось:

— Когда бы вы ни приехали, вы всегда можете рассчитывать на нашу помощь и поддержку!

И где-то мы это уже все слышали в последние дни.

Валерий Сушкевич протянул Сергею Поддубному подарок — рушник, на котором заботливо была вышита карта Украины со входящим в нее Крымом.

Сергей Поддубный пожал руку коллеге и девушке из украинской делегации, которая стояла за коляской Валерия Сушкевича, и вдруг притянул ее за эту руку так, что она от неожиданности сложилась пополам, и властно поцеловал.

Был сыгран гимн Украины, и несколько спортсменов и спортсменок плакали, а остальные громко пели гимн, и это было чем-то большим для них, конечно, чем просто пение гимна.

Когда украинская команда выходила с площади, она вдруг стала скандировать... что-то... я сначала не разобрал: "Украине — Крым!" (??) Но нет:

— Украине — мир!

Впереди на коляске ехал Валерий Сушкевич. Подождав, пока он перестанет скандировать вместе со всеми, я спросил, может ли так случиться, что украинские спортсмены покинут Паралимпиаду.

— Приходи, дружок, завтра в час в главный пресс-центр, все скажу,— неожиданно спокойно произнес он.

— То есть новости будут? — уточнил я.

— Обязательно,— заверил он.

Вообще-то новостью может стать только одно его сообщение.

Украинский спортсмен, попросивший не называться, сказал мне потом:

— У России есть время. Еще один день.

— А почему один? — переспросил я.

— Ведь завтра уже 7 марта! — добавил он, рассчитывая на мое понимание.

Но я не понял:

— И?..

— Пора выводить войска! — закончил он.— Все, хватит.

Еще через несколько минут Валерий Сушкевич выехал из жилой зоны, куда нет доступа журналистам, и подъехал к ним.

Это был его день. Он был очень взволнован, речь его была сбивчива. Я даже подумал, что он вдруг решил не дожидаться завтрашней пресс-конференции:

— Я надеюсь на добро и мир... такой праздник Олимпиады, когда войны прекращались... Они должны прекратиться... Можно было не приходить сюда сегодня, но мы пришли. И сказали, что хотели...

— Что нужно, чтобы вы остались здесь? — спросили его.

— Нужно, чтобы Украина вышла из предвоенного состояния.

Я подумал, что тогда украинские паралимпийцы не должны были бы приезжать ни на одну постсоветскую Паралимпиаду.

— Мы должны что-то сделать сейчас! — повторял Валерий Сушкевич.— На этой Олимпиаде! Мы хотим отстаивать спортивную честь нашей страны.

Но вопрос, смогут ли они, остается открытым. По сведениям "Ъ", завтра Сочи может покинуть часть спортивных чиновников.

Впрочем, впереди у делегации Украины была еще целая ночь.

А она шла сейчас за год.

Последними в этот вечер на площади в горах чествовали российских спортсменов и поднимали российский флаг. Приехал Владимир Путин. Все было очень эпично.

— Как вы относитесь к тому, что украинские паралимпийцы могут уехать? — спросил я одного российского спортивного чиновника (все тут в этот день что-то хотели оставаться неизвестными широкой общественности).

— Жалко очень,— признался он.— Но тогда мы вообще все медали возьмем!

Комментарии
Профиль пользователя