"Меня везде могут назвать варягом"

Блицинтервью

Врио губернатора Орловской области ВАДИМ ПОТОМСКИЙ в интервью корреспонденту "Ъ" ВСЕВОЛОДУ ИНЮТИНУ рассказал, как собирается бороться с имиджем варяга, а также заявил, что не стремится стать преемником Геннадия Зюганова в КПРФ.

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ  /  купить фото

— В руководстве КПРФ ваше назначение не вызвало большого восторга…

— В ЦК более чем довольны. Это необычная ситуация: я первый в современной истории губернатор-коммунист, предложенный президентом. Что касается орловского обкома КПРФ, понятно, что они готовились к походу на выборы с кандидатом Василием Иконниковым. Но решение было принято другое, оно согласовано прежде всего с Геннадием Зюгановым. Он сделал многое для того, чтобы моя кандидатура появилась в администрации президента. Но была не только моя.

— Чьи еще?

— Насколько мне известно, были документы на депутатов Госдумы Василия Иконникова и Олега Денисенко. Мы входим в кадровый резерв партии.

— Вы попали и в другой кадровый резерв — кремлевский. Какую роль в этом сыграли выборы брянского губернатора?

— Я не могу говорить за администрацию президента. Но там видели пока самую яркую губернаторскую кампанию последних лет. Кроме того, в Кремле могли заметить, что после выборов я не стал бегать по судам, доказывать, что меня где-то обсчитали. Я повел себя деликатно и по-мужски. Это как в спорте: если признаешь поражение, начинаешь работать над ошибками, у тебя появляется больше возможностей в будущем выиграть матч-реванш.

— Назначение в Орел — это и есть реванш?

— Не совсем. Я ведь и в Госдуме работал, многие мои инициативы в итоге находили практическое воплощение.

— С 2012 года обсуждают ваши хорошие отношения с первым заместителем главы администрации президента Вячеславом Володиным.

— У меня было несколько встреч с Вячеславом Викторовичем — сразу после того, как с ним встречался Геннадий Андреевич. Больше скажу. Всем представителям парламентских партий предлагали предоставить своих кандидатов в орловские губернаторы. И встречи проходили, я думаю, не только с КПРФ.

— В Компартии вас и главу новосибирских коммунистов Анатолия Локотя начали рассматривать как потенциальных преемников Геннадия Зюганова. Вы видите себя в этой роли?

— Я об этом никогда не задумывался, да и предпосылок нет никаких. Я не номенклатурный партийный работник, больше люблю практику. Даже в мыслях нет рассматривать свои нынешние карьерные шаги как путь к руководству в КПРФ.

— А сигналы вам на эту тему поступали?

— Нет. Геннадий Андреевич, слава богу, находится в приличной физической форме. Не говоря уже об умственной. Он как был, так и остается человеком энциклопедического ума.

— Орловские политики приложили много усилий для отставки вашего предшественника. И сильно хотели получить губернатора из местных.

— Меня везде могут назвать варягом. В Ленинградской области скажут, что я из Туркмении! Потому что приехал в Питер в 1988 году, когда мне было 16 лет. А главой Марыйского велаята Туркмении мне тоже никогда не стать. Местность для успешности главы региона не так важна. Мэр Москвы Сергей Собянин или глава Ленобласти Александр Дрозденко, что, коренные?

— Включите ли вы в свою тройку кандидатов в сенаторы на губернаторских выборах Егора Строева?

— Это зависит прежде всего от самого Егора Семеновича. Мы это еще не обсуждали. Он звонил мне, поздравил с назначением. Для меня это честь. Строев — политическая глыба России и очень уважаемый человек. Сейчас он достойнейшим образом представляет Орловскую область.

— Александр Козлов говорил, что назначение Строева сенатором было одним из условий федерального руководства?

— Никакого давления по поводу конкретных персоналий на меня нет, а все управленческие решения за эти два дня я принимал самостоятельно.

— Когда ждать значительных кадровых изменений?

— Значительных не будет. В ближайшее время появятся два-три человека в статусе советников. Для того чтобы понять как работают представители команды прошлого губернатора, мне нужны консультанты, которые профессионально знают те или иные отрасли. Их работа будет похожа на аттестационный отбор.

— Как вы попрощались с Александром Козловым?

— Почему попрощались? Он помогает мне по некоторым вопросам. Мы в хороших отношениях.

— Кого вы видите своими конкурентами на губернаторских выборах?

— Да кто угодно может появиться. Сейчас несколько десятков партий могут участвовать в выборах глав регионов.

— КПРФ может самостоятельно пройти муниципальный фильтр. Будете опираться только на партийный ресурс?

— Нет. В первую очередь обращусь в обком КПРФ за помощью в сборе подписей, но об этом же попрошу и отделение «Единой России». Мы должны «на берегу» показать уважение друг к другу. Чтобы после выборов у нас было взаимопонимание.

— В большинстве регионов подписи для всех кандидатов собирали областные власти. Не боитесь оказаться в ситуации, когда глава-коммунист будет собирать для конкурентов подписи единороссов?

— Я не буду собирать подписи для конкурентов. Мы это проходили в Брянске — отдали часть подписей справороссам. А когда победа была уже близко — они, по нашим данным, распространили среди избирателей призыв за меня не голосовать… Но и мешать их собирать я тоже не буду. Пусть соперники идут договариваться к единороссам. У них подписей много.

— С Василием Иконниковым вы не будете двумя медведями в одной берлоге?

— Нет. У нас очень хорошие отношения — мы достаточно близкие товарищи. Я думаю, у него нет никакой ревности. Понятно, что он хотел выдвинуться, но свершилось то, что свершилось.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...