Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Павел Смертин / Коммерсантъ   |  купить фото

"Комбинат был, есть и будет"

Почему Норильску не страшен кризис

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 22

В правительственном списке моногородов помимо небольших заводских поселков оказались и большие города. Корреспондент "Власти" Александра Романычева отправилась в Норильск, чтобы выяснить, насколько проблемы богатого моногорода похожи на проблемы бедного.


На подлете к Норильску кажется, что самолет будет садиться в пустоту. В иллюминаторе видна не взлетно-посадочная полоса, а бесконечные сугробы. Дорога от аэропорта Алыкель до города лишена как света, так и разметки.

Норильск — это оазис за полярным кругом, где живет почти 178 тыс. человек. До ближайшего населенного пункта — порта Дудинка — около 100 км по автодороге, летом там открыта навигация по Енисею. В остальное время "на материк" — как здесь называют остальную территорию России — можно попасть только самолетом. Внутри города нет пассажирского железнодорожного сообщения, только промышленное. Машины в Норильске не угоняют, так как угнать их некуда: улицы и дороги есть только в черте города, дальше — тундра.

Сегодня Норильск — это целая группа районов, в которую помимо центрального Норильска входят удаленные друг от друга Талнах, Кайеркан, Оганер и небольшой поселок Снежногорск. Административно Норильск — один из самых больших городов в мире, его границы простираются на 4,5 тыс. кв км.

Богатые месторождения руд и металлов здесь открыл исследователь Николай Урванцев во время экспедиции на Таймыр еще в 1921 году. Спустя 14 лет началось строительство Норильского горно-металлургического комбината имени Завенягина, на базе которого впоследствии был создан "Норильский никель". Добывали руду и строили город рядом с комбинатом заключенные Норильлага.

В сталинские годы в лагере сидели академики архитектуры из Ленинграда, так что центр Норильска — Ленинский проспект — спроектирован как миниатюрная копия Невского. Замкнутые дворы-колодцы, расположенные вблизи проспекта, по замыслу архитекторов, должны были защищать от метелей. "Сталинки" построены на скальных породах, а более новые здания установлены на тридцатиметровых сваях, вмороженных в вечную мерзлоту. В кризисные 1990-е много домов в Норильске пришло в негодность — подобные постройки требуют постоянного внимания, ремонта фасадов и, как следствие, финансовых вложений. Сейчас тут много обшарпанных построек, хотя город выделил на ремонт фасадов в 2013 году 155  млн руб., в 2014-м собирается выделить еще 125 млн руб. Облицовка не выдерживает более двух сезонов сильного ветра и морозов. Сегодня в Норильск с его плохой экологией и суровым климатом приезжают работать в основном редкие специалисты за высокой зарплатой и жильем.

Основной поставщик рабочих мест в городе — структуры "Норильского никеля". В Норильске находится его Заполярный филиал, на который работает 33% его 178-тысячного населения.

До распада СССР на балансе "Норникеля" находилась вся инфраструктура — детские сады, школы, жилфонд. За все, что происходило в городе, отвечал директор комбината. Теперь он отвечает только за производство, все остальное — на главе города. Тем не менее, когда летом 2013 года в Норильске было аномально жарко и обмелела река Норилка, помог именно "Норникель". Снижение уровня воды в реке создало угрозу для города: при продолжении падения уровня воды могли полностью обнажиться всасывающие трубы водозаборов. "Норникель" всего за пару недель отсыпал дамбу. Все было сделано силами комбината, больше на территории ни у кого таких ресурсов нет.

Все предпринимательство в городе сосредоточено вокруг обеспечения нужд "Норникеля", в основном это рестораны и продажа продуктов питания. "Мы поддерживаем предпринимателей в большей степени тем, что не мешаем им развиваться. Норильск — это классический моногород. Основное производство — это все-таки "Норильский никель", а все остальное — это то, что связано с тем, чтобы он работал. Поэтому у нас для бизнеса просто нет такого широкого поля деятельности, и, самое главное, нет потребителя услуг бизнеса в таком масштабе, как это есть "на материке"",— говорит Людмила Комарова, до ноября 2008 года работавшая заместителем руководителя администрации Норильска по социальной политике.

"Это, наверное, особенность моногорода, в котором есть одно предприятие, которое дает и жизнь, и работу большинству жителей этого города, за исключением, конечно, обслуживающего персонала. Это и учителя, и врачи, и те, кто занимается организацией питания, мелкий и средний бизнес, магазины и т. д. Исторически так сложилось, что комбинат здесь — главный и ответственность — огромная",— объясняет глава Заполярного филиала "Норникеля" Александр Рюмин. В то же время он отмечает, что не помнит, чтобы "Норильский никель" и город когда-либо делили власть.

Историк и издатель Лариса Стрючкова, которая в начале 1990-х вместе с мужем открыла издательство, выпускающее книги о Норильске, считает по-другому. По ее мнению, в городе полностью "норникелевская власть" — ведь в муниципалитете работают бывшие работники "Норникеля". "Руководство все в Москве, от нашей территории нужны только недра. По их логике в идеале нам надо иметь 100 тыс. брутальных металлургов, без детей и без семей, чтобы не тратиться на детские садики и прочую фигню. Вот они состариваются, и потом их нужно пинком отсюда выселять. Но так не получается. Металлурги хотят быть рядом с семьями, поэтому и приходится строить садики",— говорит Стрючкова. В Норильске летом 2013 года открылись три детских сада, два из них построены на деньги "Норильского никеля". Новые сады позволили полностью ликвидировать очередь для детей от трех лет.

Цена на металлы упала, соответственно, снижаются поступления в бюджет в части налога на прибыль организаций, который для Норильска всегда был бюджетообразующим. Но сегодня акценты смещаются

По мнению мэра Норильска Олега Курилова, не имеет значения, кто ответственен за инфраструктуру и социальную составляющую. "Неважно, наши ли это прямые полномочия или полномочия, делегированные федерацией или регионом,— муниципалитет отвечает за все. Человеку все равно, кому подчинены, например, учреждения здравоохранения, в чьей это зоне ответственности. Жаловаться они все равно придут к главе города. А реальных рычагов воздействия недостаточно",— заявляет Курилов, сам практически всю жизнь отработавший "на комбинате". В конце 1980-х он начал на "Норникеле" обжигальщиком обжигового цеха, за 17 лет прошел путь от простого рабочего до начальника управления внутренних коммуникаций Заполярного филиала. В 2008 году был назначен на должность заместителя директора по персоналу и социальной политике "Норникеля". После самоотвода прежнего главы города в марте 2012-го Курилов был избран главой горсовета Норильска. Два предыдущих мэра Сергей Шмаков и Валерий Мельников тоже начинали свой профессиональный путь с работы на комбинате.

Библиотекарь в норильской гимназии N1 Наталья Кушнир рассказывает, что в кризисные 1990-е в городе практически не платили зарплату. И, по всем законам моногорода, если на комбинате не платят зарплату, встает сразу все. "Мне не платят зарплату, значит я не иду в магазин, значит продавец не получает прибыль, он не платит, например, за садик своего ребенка и так по цепочке. Жутко было, и заработать негде было. Если на материке кризис постепенно приходит, то в Норильске это процесс происходит как лавина",— вспоминает она.

Сейчас своим относительным благополучием город обязан спросу на никель — основной металл, который добывает "Норильский никель" в Заполярье. Но сегодня не самые лучшие времена для "Норникеля" и всей металлургической отрасли. Цены на базовый металл на данный момент — порядка $14 тыс. за тонну, хуже положение только у "алюминщиков". Темпы роста в Китае — основном импортере "Норникеля" — снизились, упал и спрос на сырье. За первое полугодие 2013 года, выручка "Норильского никеля" сократилась на 6,1% по сравнению с тем же периодом 2012 года.

"Норникель" постепенно снимает с себя социальную ответственность, запуская системы грантов

Фото: Александр Чиженок, Коммерсантъ

Мэр Курилов отчасти признает, что Норильск по-прежнему "завязан" на градообразующее предприятие. "Цена на металлы упала, соответственно, снижаются поступления в бюджет в части налога на прибыль организаций, который для Норильска всегда был бюджетообразующим. Но сегодня акценты смещаются, и теперь в структуре местных доходов более значимое место занимает налог на доходы физических лиц",— рассказывает он. В 2014 году норильский бюджет будет дефицитным, город взял бюджетные и коммерческие кредиты. Доходы бюджета на 2014-й составят 15,7 млрд рублей, дефицит — 238,9 млн рублей.

Заместитель руководителя администрации города по социальной политике Наталья Коростелева уверяет, что "Норникель" преодолел период кризиса 2008 года без особых потерь: "Мы очень спокойно прошли этот острый период. Но есть моногорода, которым действительно была необходима поддержка. Например, территории, где закрывались градообразующие предприятия, тем самым ставя под угрозу саму жизнь города".

Глава заполярного филиала "Норильского никеля" Александр Рюмин уверен, что Норильска кризисные явления коснутся мало: "Если где-то заканчивает работу градообразующее предприятие, то в городе, как правило, начинается кризис. Это возможная ситуация, допустим, в каких-то городах России, где закрывается предприятие, потому что не выдерживает конкуренции. В Норильске это невозможно априори: у нас запасов на десятки лет. Мы настолько обеспечены ресурсами, что даже думать о том, что может что-то случиться с комбинатом, запрещено. Комбинат был, есть и будет".

Тем не менее "Норникель" постепенно снимает с себя социальную ответственность, оптимизируя издержки. Раньше благотворительная деятельность была организована по принципу "всем сестрам по серьгам" — помогали деньгами школам, детским садам, поселкам. Сейчас комбинат запустил систему грантов: учреждения подают конкурсные заявки на получение средств и соревнуются между собой. По конкурсу социальных проектов "Nаше будущее — Nаша ответственность" грантовый фонд составил 25 млн рублей. Для большинства школ такие программы — это возможность вывести детей за пределы города. Например, школе N41, победившей с проектом "Легенды реки Пясино", из запрошенных по проекту 360 тыс. рублей 350 тыс. требуются на аренду вертолета, чтобы старшеклассники смогли провести историческое исследование древнего поселения Введенское в Пясинской тундре.

Несмотря на относительное благополучие, население Норильска уменьшается. За девять месяцев 2013 года уехали 10 218 человек, на 15,8% больше, чем за тот же период 2012-го. Большинство окончивших школу в Норильске уезжают из-за отсутствия широкого выбора профессий. По словам библиотекаря Натальи Кушнир, учиться просто негде: в городе четыре представительства вузов (Ленинградский государственный университет им. А. С. Пушкина, Московский государственный университет культуры и искусства, Кисловодский институт экономики и права, Московский институт предпринимательства и права) и специфический и удовлетворяющий потребности "Норильского никеля" Норильский индустриальный институт. "Ну не каждый же будет геологом. А девушкам куда идти? На инженера-металлурга? Они же их принимают, а потом хохочут над ними пять лет",— объясняет она.

"Понятно, что запретить уезжать и совсем предотвратить отток кадров нельзя",— вздыхает бывшая сотрудница городской администрации Людмила Комарова. По словам мэра Олега Курилова, кадровый дефицит — серьезная проблема города: "Норильск нуждается именно в высококлассных специалистах — как на предприятиях "Норильского никеля", так и в учреждениях муниципалитета. Это горняки, металлурги, энергетики, врачи, учителя, воспитатели детских садов".

Сейчас город может предложить гораздо меньше, чем в советское время. Тогда из Норильска люди мешками увозили "на материк" тушенку и сгущенку, которую на большой земле не видели в глаза. В то время люди ехали сюда "поднимать деньги". В СССР северные надбавки давало государство, которое и было собственником производства. Сейчас активы "Норникеля" принадлежат частным лицам. На данный момент уровень зарплат в городе примерно сопоставим с зарплатами в Москве и Санкт-Петербурге — это около 40 тыс. рублей в месяц. А зарплаты в 80 тыс. рублей и выше получают только специалисты узкого профиля, работающие непосредственно в "Норильском никеле".

Из Норильска уезжают и из-за экологии: несколько километров тундры рядом с городом полностью выжжены, и если ветер дует в сторону города, то можно почувствовать — особенно летом — неприятный запах (диоксид серы). В исследовании "Самые загрязненные места мира — 2013", проведенном "Зеленым крестом Швейцарии" и американским Институтом Блэксмита, Норильск вошел в десятку самых грязных городов. Впрочем, сейчас экологическая обстановка в городе лучше, чем десять лет назад. В начале 2000-х Норникель начал активно вкладывать деньги в строительство очистных сооружений. Местные жители говорят, что пахнуть действительно стало меньше.

Я бы не хотел, чтобы мои дети здесь жили, как я, когда зелень видишь только летом в отпуске. Уезжаешь в отпуск в мае — здесь еще снег, приезжаешь из отпуска — здесь уже снег

Летом в Норильске мало зелени. Ее, конечно, сажают, но зимой снегоуборочная техника все сносит. Чтобы зимой техника имела возможность проехать, тротуары подходят вплотную к стенам домов. Пока в городе нет и быстрого интернета. Сейчас в Норильске только спутниковый 3G-интернет: тянуть оптоволокно по вечной мерзлоте очень дорого — работы обойдутся примерно в 2,5 млрд рублей.

Единственный надежный способ привлечь в регион людей — сильные социальные программы. Город предоставляет жилье для специалистов дефицитных специальностей. По условиям программы кроме жилья семье даются подъемные — 90 тыс. рублей — на обустройство на новом месте и, если требуется, место в детском саду для ребенка. С 2014 года эта программа распространяется и на тех специалистов, которые уехали учиться и возвращаются обратно.

По этой программе, например, приехал работать в Норильск акушер-гинеколог Александр Зуев. Он родился и вырос в Норильске, после окончания школы уехал в Красноярск, окончил там медицинский вуз и вернулся обратно на интернатуру. Потом устроился в родильный дом Норильска и получил служебную квартиру, где сейчас живет вместе с женой. "Перед тем как уехать, я выписался из квартиры в Норильске и прописался в Красноярске. Если ты норильчанин с норильской пропиской — вряд ли тебе дадут подъемные и квартиру",— рассказывает Зуев. По его словам, в городе не хватает врачей. "Врачи стареют, уезжают, а молодые не приезжают: думают, что здесь все очень плохо, холодно. На самом деле можно лет на пять приехать пожить и потом уехать. Первоначально, когда еще закладывался город, тут и предполагалась такая вахтовая система. То есть люди приезжают, какое-то время работают и уезжают обратно. Я планирую здесь лет пять-семь поработать, а потом буду думать, куда ехать дальше. Я бы не хотел, чтобы мои дети здесь жили, как я, когда зелень видишь только летом в отпуске. Уезжаешь в отпуск в мае — здесь еще снег, приезжаешь из отпуска — здесь уже снег".

У "Норникеля" также есть своя отдельная социальная программа по привлечению нужных производству специалистов. Кроме ежемесячной выплаты для аренды жилья от 4 тыс. до 15 тыс. рублей в течение трех лет и подъемных комбинат дает возможность получения кредита на льготных условиях для покупки жилья. Зуев говорит, что эта программа гораздо лучше муниципальной: "Не сравнивайте "Норникель" и какой-то там роддом. Тем, кого приглашает "Норникель", только они сошли с самолета, говорят: "Вот вам ключи, вот вам подъемные". Участники программы "Норникеля" выплачивают кредит за свою квартиру, нам же квартиру в собственность вряд ли дадут, поэтому и не задерживаются надолго врачи, учителя. К тому же бюджетникам жилфонд выделяет старенькие не в лучшем виде квартирки, где врач, приехавший работать, еще и ремонт должен делать, покупать мебель. На это уходит большая часть средств и все подъемные".

Облицовка норильских домов не выдерживает более двух сезонов сильного ветра и морозов

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

В то же время "Норникель" и власти способствуют переселению жителей Норильска в другие районы РФ. С 2011 года в городе работает рассчитанная на десять лет программа, по которой граждане, на 1 января 1992 года жившие в районах Крайнего Севера, могут получить деньги на переселение. Участник программы получает специальное свидетельство о праве на социальную выплату на приобретение жилья. Обязательное условие — горожанин должен передать жилье в собственность муниципалитету. Часть квартир потом отдается Заполярному филиалу "Норильского никеля", а часть квартир остается на балансе города. Программа финансируется за счет трех источников: федеральные средства (8,7 млрд рублей), средства "Норильского никеля" (8,7 млрд рублей) и краевой бюджет (2 млрд рублей). Ежегодно по программе переселяются около тысячи семей. По состоянию на 20 декабря 2013 года по этой программе норильчанам выдано 1056 свидетельств на 1,6 млрд рублей. 453 семьи в 2013-м купили жилье (в основном в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Краснодарском крае и Белгородской области), реализовав свои свидетельства на 695,6 млн рублей.

Есть у "Норникеля" и корпоративные программы "Наш дом" и "Мой дом", по которым комбинат предоставляет работнику Заполярного филиала жилье в благоприятных для проживания регионах России. До половины стоимости квартиры оплачивает "Норникель", остальное — работник в течение 5-10 лет. Все это время человек должен работать в подразделениях "Норникеля", а потом может оформить жилье в собственность.

По словам издателя Ларисы Стрючковой, программа переселения заставляет людей уезжать из города и воспринимать его как временное место жительства. Так что они не могут почувствовать себя норильчанами. Она уверена, что Норильск перестал быть привлекательным для молодых людей именно из-за действий местных властей: "Если здесь сидят временщики, то как они могут здесь что-то делать? Если они сами отсюда уезжают? Если бы условный мэр города знал, что он здесь всю жизнь будет жить, что его дети будут здесь жить, и его внуки, он бы себя совершенно по-другому, наверное, вел, да?"

Комментарии
Профиль пользователя