Коротко


Подробно

3

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

Купить до дна

"Guide (Итоги года. Пермский край)". Приложение от , стр. 11

Рынок слияний и поглощений (M&A) в Прикамье в прошлом году фактически затих: за исключением общенациональной сделки номер один по продаже «Уралкалия» серьезных M&A здесь не произошло. Однако, как выяснил G, смена владельцев главного краевого актива может дать толчок новым сделкам — в Пермский край пришел новый олигарх Михаил Прохоров, который постарается расширить свое влияние в регионе.


В Прикамье почти не осталось крупных промышленных активов для поглощения. По мнению экспертов рынка M&A, большинство местных предприятий были скуплены в девяностые годы и работают уже в составе федеральных холдингов. «Прикамские активы давно нашли своих конечных покупателей. Рынок перераспределял их от пермских владельцев к олигархии — либо перекупщикам в интересах олигархии», — считает генеральный директор ЗАО «Инвестирование и управление» Артем Шилков.

Сейчас крупные сделки с пермскими активами возможны между российскими холдингами, полагает господин Шилков. Например, в 2012 году пермский химкомбинат «Минеральные удобрения» был перекуплен «Уралхимом» Дмитрия Мазепина у структур «СИБУРа». Такие сделки — гораздо более редкое явление, чем скупка активов у местных владельцев, ведь наряду с финансовым ресурсом олигархи обладают и политическим доминированием. «Пермские владельцы были более сговорчивыми, поскольку перед ними стояла дилемма: либо ты продаешь бизнес, либо его у тебя отберут с помощью административного ресурса», — объясняет господин Шилков. У российских вертикально интегрированных холдингов теперь одинаковый набор ответных действий, включая использование связей с правоохранительными органами, судами, органами власти. Это еще одна причина отсутствия крупных сделок на рынке M&A в Прикамье, полагает Артем Шилков.

Как закалялся калий Ключевой актив в Пермском крае и крупнейший налогоплательщик региона — «Уралкалий» в 2013 году сменил собственников. Эта сделка стала крупнейшей в регионе в прошлом году.

«Уралкалий» — «краеобразующий» актив для пермского бизнеса: его владелец автоматически становится в регионе влиятельным предпринимателем. Все акционеры компании помимо развития основного производства попутно занимались построением в Пермском крае собственного холдинга, скупая различные непрофильные активы.

До конца 2013 года основным акционером «Уралкалия» был фонд российского предпринимателя и сенатора Сулеймана Керимова Suleyman Kerimov Foundation. Сенатор с группой деловых партнеров в 2010 году приобрел контроль над тогда еще не объединенными в единую компанию российскими производителями хлоркалия — «Уралкалием» и «Сильвинитом». Продавцом «Уралкалия» выступил пермский предприниматель Дмитрий Рыболовлев, «Сильвинита» — топ-менеджмент компании во главе с Петром Кондрашевым, а также депутат местного заксобрания Владимир Нелюбин. Сделка изначально оценивалась как политическая, поскольку проходила под прямым контролем государства. Председателем совета директоров «Уралкалия» стал Александр Волошин, экс-глава администрации президента РФ.

Партнеры Сулеймана Керимова по этой сделке в бизнес Прикамья не вмешивались, зато сам сенатор за три года успел активно поучаствовать в деловой жизни региона. Господин Керимов объединил обоих производителей хлоркалия в единую компанию, а также провел распродажу непрофильных активов, доставшихся от прежних владельцев (в их число вошел даже судостроительный завод в Перми). Однако вскоре выяснилось, что помимо хлоркалия сенатора интересуют и другие проекты в Прикамье. Его компания ПИК начала экспансию на строительный рынок Перми и Березников. Кроме того, «Нафта-Москва» господина Керимова в 2012 году в рамках строительства федерального холдинга приобрела контроль над ведущим российским производителем газотурбинной техники — ООО «Искра-Турбогаз».

В сделке 2013 года не обошлось без политической подоплеки. 20% акций «Уралкалия» приобрел «Уралхим» Дмитрия Мазепина, еще 27% — группа «Онэксим» Михаила Прохорова. Этим событиям предшествовал конфликт «Уралкалия» со своим давним деловым партнером — государственным «Беларуськалием», с которым прикамские калийщики вели совместный сбыт за рубежом. «Уралкалий» прекратил поставки через совместное с «Беларуськалием» предприятие. В ответ белорусская сторона задержала в Минске гендиректора Владислава Баумгертнера, а также возбудила дело против топ-менеджмента предприятия и его собственника. Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что отпустит на свободу господина Баумгертнера только после смены собственника компании.

Артем Шилков уверен, что основные моменты сделки не были раскрыты в текстах официальных договоров, а были проговорены лишь в кулуарах: «Очевидно, что между акционерами есть соглашение, но они его не афишируют. Понятно, что управлять активом будет „Уралхим“ (директором компании стал Дмитрий Осипов, зампред совета директоров ОАО „Уралхим“), а внешнее позиционирование — это епархия Михаила Прохорова», — полагает эксперт.

Эксперты не сомневаются, что оба новых владельца «Уралкалия» используют свой актив для укрепления своих позиций в регионе. Для Дмитрия Мазепина Прикамье — регион уже освоенный, его холдинг контролирует двух производителей минудобрений — березниковский «Азот» и пермские «Минеральные удобрения». В Перми зарегистрирован его второй химический холдинг «Галополимер».

У Михаила Прохорова в Пермском крае серьезных активов пока не было. Летом 2013 года кипрская компания Renaissance Securities (Cyprus) Limited, входящая в группу «Онэксим», приобрела более 24% Соликамского магниевого завода, подконтрольного «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова (впрочем, предприниматель Renaissance Securities не стал увеличивать свою долю до контрольной). Однако тот же офшор «Онэксима» осенью 2013 года стал владельцем 10% акций ОАО «Камкабель», а в январе 2014-го приобрел более 5% ОАО «Горнозаводскцемент».

Сулейман Керимов в 2013 году продал стройгруппу ПИК, которая имеет серьезный портфель проектов в Пермском крае (застройка Бахаревки в Перми, а также возведение микрорайона в Березниках). ПИК выкупили российский предприниматель Александр Мамут и бывший пермский сенатор Сергей Гордеев. Новые владельцы уже показали властям, что готовы менять правила игры и бороться с другими олигархическими группами за наиболее привлекательные активы — так, ПИК вопреки воле местных властей вступила в борьбу с «Реновой» Виктора Вексельберга за девелоперский проект по строительству квартала №179 в Перми.

С какой стали В 2013 году два металлургических предприятия Прикамья сменили номинальных собственников. Причем пермские метзаводы покупались крупными федеральными холдингами. Чусовской металлургический завод (ЧМЗ) вновь отошел к ЗАО «Объединенная металлургическая компания» (ОМК), а Нытвенский металлургический завод окончательно перешел под контроль ГК «Мечел».

Сами сделки оказались простой констатацией давно сложившихся бизнес-отношений. Топ-менеджмент группы ОМК контролирует Чусовской метзавод более 13 лет. В конце лета 2010 года группа Анатолия Седыха объявила о продаже ЧМЗ своему бывшему топ-менеджеру — экс-гендиректору Выксунского метзавода Валерию Анисимову. В этой сделке, казалось, был резон — мировая конъюнктура еще не восстановилась от кризиса 2008 года, и ЧМЗ нес многомиллиардные убытки.

Впрочем, выяснилось, что сделка была фиктивной и ОМК не потеряла контроль над чусовским предприятием. Новый собственник провел доп­эмиссию, целью которой было размытие долей миноритарных акционеров ЧМЗ. Судебные иски с их стороны не остановили процесс, и к 2012 году господин Анисимов контролировал 100% ЧМЗ. Очищение завода от ненужных собственников понадобилось президенту ОМК Анатолию Седыху в преддверии реализации крупного проекта по реконструкции ЧМЗ. В 2012 году государство выдало ЧМЗ гарантии на 21 млрд руб. для реализации проекта по строительству нового трубно-сталеплавильного комплекса. Общий объем инвестиций оценивается в 50 млрд руб., примерно половина средств будет направлена на создание трубопрокатного цеха и финишного центра. Напомним, Сбербанк предоставит ЧМЗ кредит в размере 33 млрд руб. под гарантии правительства РФ. Оставшиеся 17 млрд руб. вложит ОМК. После того как стороны договорились, ОМК в прошлом году объявила о покупке 100% ЧМЗ.

Нытвенский метзавод (ОАО «Нытва») уже достаточно давно контролировался «Мечелом». Это небольшое предприятие, как и ЧМЗ, является градообразующим для своего моногорода. Завод производит ложки, монетные заготовки и ленту. В начале «нулевых» завод оказался в холдинге «Эстар» бывшего сенатора Вадима Варшавского, который собрал в него несколько небольших металлургических предприятий, преимущественно занимающихся выпуском трубной продукции. В кризис «Эстар» вошел с задолженностью перед банками и другими кредиторами почти в $1 млрд. «Мечел» помог «Эстару» стабилизировать ситуацию, а взамен получил в залог и управление его заводы. «Нытва» де-факто принадлежала «Мечелу» с 2009 года, но в последние годы управлял ею местный топ-менджмент во главе с Михаилом Бочкаревым. «Эстар» не смог погасить свои долги перед «Мечелом» и фактически перестал существовать. Летом 2013 года «Мечел» сменил совет директоров «Нытвы» и поставил свой топ-менеджмент, фактически взяв предприятие под контроль. Однако небольшой пермский завод уральскому холдингу не очень нужен: пермским чиновникам «Мечел» заявил, что не планирует развивать предприятие. Скорее всего, если найдется покупатель, то «Мечел» легко расстанется с «Нытвой». Не исключено, что «Мечел» решится на ее банкротство: с декабря прошлого года предприятие перестало платить кредиторам в рамках мирового соглашения.

«Интерес российских промышленных групп к металлургическим предприятиям края обусловлен возможностью реализовать построение трубно-сталепромышленного комплекса в случае с ЧМЗ или выстраивание вертикально интегрированной структуры, как в случае с «Мечелом», — считает управляющий директор УК «ИнвестЛэнд» Игорь Вагизов. — Несмотря на все проблемы российской и мировой металлургии, предприятий этой отрасли, которые бы функционировали и не являлись частью крупнейших игроков этого рынка, осталось не так много — на Урале, пожалуй, еще Ашинский металлургический завод в Челябинской области. Поэтому активность в металлургическом секторе Пермского края происходит и будет происходить еще как минимум в силу критической ситуации у „Мечела“ с точки зрения долговой нагрузки».

В 2013 году ожидалось, что будет объявлено о продаже двух крупных металлургических производств — Соликамского магниевого завода (СМЗ) и холдинга «Мотовилихинские заводы» (МЗ; в его состав входит металлургический завод «Камасталь»).

СМЗ, единственный российский производитель ниобия и тантала, принадлежит «Нафте-Москва» Сулеймана Керимова. Этот завод сенатор пытается продать с 2011 года. Наиболее близок был к покупке госхолдинг «Атомредметзолото», но стороны не сошлись в цене. В 2013 году к СМЗ присматривался Михаил Прохоров, но итоговым покупателем уже в этом году может стать бывший гендиректор «Сильвинита» Петр Кондрашев, который уже выдвинул своих кандидатов в совет директоров соликамского предприятия. Стоимость сделки может составить $260 млн.

Еще одной несостоявшейся сделкой стала покупка МЗ нижнетагильской госкорпорацией «Уралвагонзавод». В конце 2012 года свердловчане завершили due diligence пермского машхолдинга. Однако затем последовал корпоративный конфликт — нынешние мажоритарные акционеры МЗ (в их число входит депутат краевого заксобрания Вагаршак Сарксян) и «Уралвагонзавод» стали обмениваться исками. Свердловчане пытались сменить гендиректора МЗ Николая Бухвалова, лояльного пермским владельцам. Конфликт завершился тем, что пермские акционеры заключили соглашение с «Рособоронэкспортом» (корпорации принадлежат 25% акций МЗ) о совместном управлении холдингом — сегодня совет директоров МЗ возглавляет представитель государственной компании.

Сводить на нефть В 2013 году в пермский бизнес вернулся президент «Русснефти» Михаил Гуцериев. До 2012 года он владел Березниковским содовым заводом, который продал холдингу «Башкирская химия». В прошлом году его нефтяная компания «Нефтиса» приобрела сразу три нефтяных актива в Пермском крае. В мае 2013 года Михаил Гуцериев купил в Кунгурском районе компании «Уралнефтесервис» и «Стандарт-Нафта», принадлежавшие «Сиб­ГазОйлу» бывшего депутата Госдумы от Томской области Максима Коробова и имевшие лицензии на добычу нефти на трех месторождениях. Затем в октябре было куплено ООО «Единые нефтепромысловые энергосистемы» (ЕНЭС). Сумма сделки, по неофициальным данным, составила до 700 млн руб. ЕНЭС имеет лицензии на освоение четырех месторождений на юге и севере края. Все три приобретенные «Нефтисой» компании являются небольшими. Сегодня в Пермском крае почти 100% нефти добывает «ЛУКОЙЛ». Сам господин Гуцериев пока никак не комментировал покупки. По неофициальной информации, в его планах — создание в Пермском крае регионального нефтедобывающего холдинга.

«В мировой нефтяной промышленности уже давно идет „война за запасы“, которую сложно вести компаниям не мирового масштаба — таким как „Русснефть“. Поэтому активные шаги по покупке активов в сфере малой нефтедобычи — стратегическое направление бизнеса компании Михаила Гуцериева, что может дать дополнительный импульс для создания рынка сырой нефти в нашем регионе», — полагает управляющий директор УК «ИнвестЛэнд» Игорь Вагизов.

«ЛУКОЙЛ» тем временем совершил в Прикамье более крупную сделку — в 2013 году выкупил за $400 млн 49,9% акций в совместном с Дмитрием Рыболовлевым предприятии «Кама-ойл» (добывает нефть на Верхнекамском месторождении калийных солей).

Нелетный актив Одной из самых обсуждаемых, но так и не случившихся сделок прошлого года стало приобретение краевого ОАО «Международный аэропорт „Пермь“» аэропортовым холдингом российского олигарха Виктора Вексельберга «Аэропорты регионов». Для этого краевые власти провели конкурс по отбору инвестора для строительства аэропорта, который выиграла структура господина Вексельберга ОАО «Кольцово-Инвест»; с ней краевые власти подписали меморандум о сотрудничестве. В его рамках было создано совместное предприятие ОАО «Большое Савино — Терминал», которое должно было заняться строительством нового терминала в Перми. Продажа акций инвестору предполагалась через госкомпанию «Корпорация развития Пермского края» (КРПК) — по инициативе краевого правительства и по согласованию с депутатами заксобрания в КРПК вносился бы госпакет акций аэропорта. После постройки аэропорта доля государства размывалась бы через допэмиссию.

Против этой схемы выступила прокуратура края, а ФАС возбудила дело против губернатора и краевого правительства, считая, что власти вступили с «Кольцово» в сговор. В итоге в конце 2013 года губернатор аннулировал итоги конкурса. Заинтересованной стороной в этой истории оказался холдинг «Базэл-аэро», проигравший в конкурсе, но не смирившийся с его итогами. По неофициальной версии, контрдействия госструктур против губернских властей и победителя конкурса были инициированы проигравшей стороной. Ожидается, что в этом году будет объявлен новый конкурс.

«Покупка госактивов в России — это процесс, выходящий за рамки экономической целесообразности. При продаже таких активов сталкиваются интересы не только финансово-промышленных групп, но и определенных политических сил, имеющих колоссальные рычаги влияния и лоббистские возможности, — считает Игорь Вагизов. — Когда речь идет о потенциальных инвестициях в инфраструктурные проекты, проекты жилой застройки или любые другие направления, имеющие еще и социальное значение, поле компромиссов приобретает несколько дополнительных степеней свободы, что серьезно усложняет нахождение оптимального для всех решения. Хотелось бы надеяться, что 2014 год ознаменуется серьезным позитивным сдвигом в этих процессах».

Что купить в 2014 году Несмотря на то что свободные привлекательные активы в Прикамье на первый взгляд отсутствуют, заинтересованным инвесторам есть к чему присмотреться. Артем Шилков из ЗАО «Инвестирование и управление» напоминает, что пермские корни имеет флагман российского машиностроения — «Камский кабель». В пищевой отрасли региона, где основные активы были раскуплены федеральными холдингами еще 15 лет назад, местным владельцам принадлежат кондитерская фабрика «Пермская», лидер пермского хлебного рынка «Покровский хлеб», крупнейшая мельница ОАО «Пермский мукомольный завод», производитель яиц «Чайковская птицефабрика». До сих пор не вошла ни в один химический холдинг компания «Камтэкс-Химпром». Ожидается, что в 2014 году обретет нового хозяина Пермский завод смазок и СОЖ, находящийся в процедуре банкротства.

Вячеслав Суханов


Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение

Профиль пользователя