Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Гонка с преследователями

За Евгением Гараничевым гнались все, а обогнали только двое

"Коммерсантъ Bosco Sport". Приложение от , стр. 1

биатлон

В мужской индивидуальной гонке сборная России получила нежданную олимпийскую бронзу. Ее в свой день рождения принес Евгений Гараничев. Стартовав под первым номером, он прекрасно пробежал 20-километровую дистанцию, хорошо, с одним промахом, отстрелял и уступил на финише лишь неуязвимому французу Мартену Фуркаду, уже двукратному сочинскому чемпиону, и чисто отстрелявшему немцу Эрику Лессеру. С подробностями из Сочи — корреспондент "Ъ" АЛЕКСЕЙ ДОСПЕХОВ.


Евгению Гараничеву в день "индивидуалки" исполнилось 26 лет. И у болельщиков были причины шутить насчет того, что само по себе его включение в состав российской команды на эту гонку было подарком к дате. Тортом, который выносят для именинника, даже если именинник своим поведением его не очень-то заслужил.

Индивидуальная гонка — особенный биатлонный жанр. Жанр, который чаще остальных дарит грандиозные неожиданности. Но Гараничев выглядел человеком, совсем не подходящим на роль такого человека-сюрприза. И дело даже не столько в том, что у него мало что получилось в спринте и преследовании. Просто "индивидуалка", где за каждый промах полагается не относительно короткий круг, а целая минута штрафа,— это вид, привечающий снайперов, а не "бегунков". А Гараничев за свою карьеру приобрел репутацию биатлониста, который иногда способен неплохо бежать, но которого в любой момент может подвести стрельба. Из-за этого перед эстафетой всегда остро встает вопрос: а включать ли его в квартет, не напортачит ли на стрельбище? И уж четыре рубежа на изнурительной сочинской трассе представлялись для Гараничева непреодолимым испытанием.

В этом смысле даже более обоснованным могло показаться включение в российскую четверку вместо переживших кучу бьющих наотмашь по психике приключений в двух первых гонках Антона Шипулина и невнятного, как Гараничев, Дмитрия Малышко Александра Логинова и Алексея Волкова. Логинов — талантливый юниор, его стоило попробовать ну хотя бы на перспективу, хотя бы для того, чтоб обточил растущие зубы. А Волков — как раз из снайперской породы, идеальный кандидат в авторы неожиданности, мастер "индивидуалок".

Но гонка не пошла ни у кого из них. Ни у молодого Логинова, ни у утратившего вдруг фирменную меткость Волкова, ни у лидера команды Евгения Устюгова. Он три дня назад обнадежил уверенным выступлением в преследовании, а свое следующее соревнование начал так, что сразу все надежды убил. Два промаха на лежке — это биатлонная катастрофа.

Они уходили на трассу после Евгения Гараничева. Да, собственно, все уходили на трассу после него. Гараничеву выпало открывать "индивидуалку", выполнять функцию маячка, ориентира для других. Есть спортсмены, которые ориентирами быть не любят. Большинство, наоборот, предпочитают знать, как прошли соперники, подстраивать под них свой график. Но Гараничев никакого дискомфорта из-за своего номера не испытывал.

Искушение списать его со счетов, правда, однажды возникло, когда на втором рубеже, на стойке он допустил свой обязательный в принципе промах. Возникло искушение подумать, что все — на этом Гараничев закончился. Что он примется мазать, как это слишком часто случалось, на следующих рубежах, что взятый им ритм вот-вот упадет до стандартного. Ну да, валились все подряд знаменитые норвежцы — какой-то совершенно вялый в Сочи Эмиль Хегле Свеннсен, наевшийся, видимо, до отвала своим спринтерским триумфом Уле Эйнар Бьорндален, не готовый к олимпийской борьбе Тарьей Бе, его неопытный младший брат Йоханнес... Но помимо них за Гараничевым следовала куча классных спортсменов. И чтобы иметь хоть какие-то перспективы, ему нельзя было ни единожды оступиться. Иначе австриец Доминик Ландертингер, француз Жан-Гийом Беатрикс, да тот же Свеннсен, пусть не стремительный, но все равно чрезвычайно опасный, сожрали бы, не подавившись. Ему, у которого нервы никогда не были козырным тузом.

А Евгений Гараничев не оступался. Третий рубеж — чисто, четвертый — тоже. Трибуны "Лауры" гудели, понимая очевидное: на их глазах рождается сенсация. Просто еще непонятно, насколько громкая. И был шанс, что она окажется громоподобной. Чуть быстрее Гараничева заключительный рубеж покинул Симон Эдер. Но это-то было не так ужасно. Австриец не из тех, кто вытягивает на жилах финальные круги, и развитие событий это подтвердило. От Гараничева Эдер, "наевшись" на подъемах, отстал.

Испуг вызывал Мартен Фуркад. Ко второй стойке, этому страшному биатлонному суду, не прощающему и еле заметные грехи, великий Фуркад, ставший в Сочи чемпионом в преследовании, подъехал, имея, как и Гараничев, штрафную минуту. И, между прочим, не так сильно обыгрывая его по скорости. То есть еще минуту ему хватать было нельзя. Фуркад и не схватил, покинув рубеж в 20 секундах впереди Гараничева. То, что золото россиянину не светит, стало ясно. Но было ясно, что ему ярко-ярко светит награда. Причем некоторое время свет было отчетливо серебряным.

Было он им таким до тех пор, пока на стойку не прибыл Эрик Лессер. Он двигался по дистанции не в ураганном темпе. Но герои "индивидуалки" часто так по ней передвигаются. Зато они, как Лессер, срезают пулями черные кружочки.

Эрик Лессер поразил все пять — в четвертый раз за эту гонку. На заключительный круг он помчался, обладая почти десятисекундной форой перед Фуркадом. Французские тренеры напряглись. Напрягся и сам Фуркад, в голове которого в этот момент, наверное, щелкали цифры: сколько там еще держаться Лессеру и насколько пристойной была резвость немца, чтобы он мог отстоять свое преимущество?

В сражении со многими биатлонистами оно для Лессера смотрелось бы громадным. Десять секунд — это отнюдь не мгновения. Особенно если ты уже знаешь, какой результат показал твой оппонент, если по нему тебя ведут тренеры, не позволяющие сдаться. Однако в сражении именно с Фуркадом десять секунд — это все равно что ноль. Лессер, конечно, потерпел в заочной дуэли с ним поражение, хотя в заочной дуэли с Гараничевым победил.

Но тот, кто полагал, будто Евгений Гараничев будет убит горем из-за этого, разумеется, ошибался. Разве можно горевать из-за бронзы, добытой на самом деле прыжком на метр выше головы. Прыжком, который уже никогда не забудется. И прыжком, который мог быть еще выше, если бы не тот промах и если бы не проблема, о которой он рассказал спустя несколько минут после гонки. На первой лежке Гараничев порвал ремень винтовки, и крючок на нем впился ему в поясницу. Так что дальше он бежал, терпя боль. И интересно, сколько он из-за нее потерял времени?

Люди в российской форме, наблюдая за финишем Лессера, все равно поздравляли Евгения Гараничева — уже не с днем рождения, а кое с чем более приятным. А французы расслабились.

Гараничев Евгений Александрович

Личное дело

Родился 13 февраля 1988 года в поселке Новоильинский (Пермский край). Студент Тюменского государственного университета, специальность "тренер-преподаватель".

С восьми лет занимался лыжными гонками. В 2008 году завоевал золото в эстафете на чемпионате мира по лыжным гонкам среди юниоров. В том же году перешел в биатлон по совету Владимира Аликина, тогда старшего тренера мужской сборной команды России. С 2011 года выступает за основную сборную страны. Трижды выигрывал этапы Кубка мира в эстафетах и спринте (в 2012 и 2013 годах), пять раз становился вторым. Лучший результат на чемпионатах мира — 4-е место в эстафете в 2013 году.

Мастер спорта. Живет в Тюмени, выступает за "Динамо". Тренируется под руководством Максима Кугаевского. Женат.

Мужчины. Индивидуальная гонка. 20 км

Биатлон

1. Мартен Фуркад (Франция) — 49.31,7 (1 штрафная минута). 2. Эрик Лессер (Германия) — отставание 12,2 (0). 3. Евгений Гараничев — 34,5 (1)... 30. Александр Логинов — 3.32,6 (2)... 38. Евгений Устюгов — 4.16,1 (3)... 64. Алексей Волков (все — Россия) — 6.58,6 (4).

Комментарии
Профиль пользователя