Коротко


Подробно

24

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Резервация ЗИЛ

Жизнь легендарного завода, который скоро превратится в стройплощадку,— в репортаже «Ъ»

от

К концу марта московские власти рассчитывают определиться с инвестором, который возьмется за расчистку территории ЗИЛа на юго-востоке столицы и строительство здесь нового жилого района. Пока участники проекта стоимостью около 200 млрд руб. договариваются между собой, «Ъ» попал за главную проходную ЗИЛа. Об уникальных бронированных лимузинах, заброшенных цехах завода, подробностях сохранения производства и будущей стройки рассказывает МАРГАРИТА ФЕДОРОВА.


— Вы на машине?

— А надо?

— Без машины до следующего дня не управимся: у нас тут почти 300 га.

Если точнее, ЗИЛ занимает 280 га, протянувшихся между станциями метро «Автозаводская» и «Нагатинская», с севера зажатых Третьим транспортным кольцом (ТТК), с юга и запада — Москвой-рекой. В годы расцвета с конвейера завода ежегодно сходило около 200 тыс. машин. В конце 2013 года конвейер окончательно встал. Тогда, в 1970-х — начале 1980-х, ЗИЛ был похож на быстро растущий город в городе с собственной железной дорогой, бульварами и снующими туда-сюда автобусами, переполненными рабочими. Сегодня ЗИЛ — охраняемая промышленная резервация в 5 км от Кремля, где среди закрытых цехов с разбитыми стеклами бегают собаки, а на остановках мерзнут те немногие, кто еще остался работать на заводе.

Сносить нельзя реконструировать


На въезде с Третьего транспортного кольца (ТТК), почти сразу после центральной проходной, стоит памятник Ленину. За ним высится похожее на гору серое здание — кузовной цех, который пока планируют реконструировать и превратить в культурный центр. Здесь начинается главный бульвар ЗИЛа

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

В главном холле высотки ЗИЛа, которая смотрит на ТТК, пустынно — только охранник, кофемашина, банкомат и несколько таких же, как и мы, отогревающихся от холодного ветра со снегом посетителей. Вот и наш проводник, Александр. Документы на нас оформлены: по-другому на ЗИЛ не попасть. Подъезжаем к шлагбауму. Досмотр багажника обязателен.

— На выезде еще раз проверят. Столько лет пытаются растащить завод, и до сих пор есть что,— невесело объясняет наш гид.

Вдоль бульвара тянутся производственные цеха, фасады которых архитекторы предлагают сохранить. Арматурный корпус (на фото) – один из них

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Минуем охрану. Нас встречает памятник Ленину, за ним начинается главный бульвар ЗИЛа, ведущий до круга, в центре которого стоит один из первых грузовиков завода — ЗИС-5, на который во время Второй мировой войны ставили минометы «Катюша». Слева от Ленина режет небо острыми углами, как будто сложенная из детских деревянных кубиков, серая махина кузовного цеха. По задумке архитекторов, ее планируется превратить в культурный центр. Но у здания слишком нестандартная планировка — девятиметровые потолки и необъятные пролеты, сохранение которых может обойтись слишком дорого. И тогда цех останется только на фотографиях. Архитекторы предлагают также оставить фасады цехов, тянущихся справа вдоль главного бульвара. Пока мы проезжаем мимо, читаю: арматурный корпус, рессорно-пружинный, ремонтно-инструментальное производство (РИП). Люди стоят только на входе у РИП, всего несколько человек: курят, о чем-то говорят. Ощущение, что время остановилось — мимо проносится советский грузовик ЗИЛ-130, поворачиваю голову, взгляд натыкается на «доску почета».

Отапливать и освещать пустующие цеха нет смысла, да и лишние затраты завод сегодня не может себе позволить: год назад московские власти оценивали долг предприятия в 26 млрд руб.

— Из всех цехов на бульваре работает только РИП. Его еще у нас называют сердцем завода,— продолжает рассказ наш проводник.

Справа от бульвара за пустующей теперь доской «Передовики производства» и обесточенными цехами появится жилой район

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Когда цех закрывают, его обычно отключают от коммуникаций. Отапливать и освещать пустующие цеха нет смысла, да и лишние затраты завод сегодня не может себе позволить: год назад московские власти оценивали долг предприятия в 26 млрд руб. Расплатиться по счетам город намерен за счет продажи земли, располагающейся как раз за этими цехами. За 65 га, где разрешено построить около 1,56 млн кв. м различной недвижимости, преимущественно жилья и апартаментов, чиновники рассчитывают выручить минимум 23,4 млрд руб. Сохранит ли инвестор фасады цехов ЗИЛа — вопрос открытый: пока из всех строений завода памятником признано лишь выходящее на ТТК красное здание заводоуправления, построенное в 1916–1917 годах по проекту архитектора Константина Мельникова. Выбор, скорее всего, будет сделан в пользу экономически выгодного решения. Еще в 2012 году власти подумывали создать на территории завода технопарк, но когда встал вопрос, как расплатиться с долгами, без долгих колебаний предпочли научно-промышленному кластеру жилье.

Как устроить из стройки спектакль


Большинство цехов ЗИЛа сегодня не отапливаются и не освещаются, во многих разбиты стекла. После сноса части из них необходимо будет срезать грунт на глубину 2–3 м, а в случае литейных — все 6–8 м. И все это вывезти, что, по предварительным расчетам, обойдется почти в 9 млрд руб.

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Идей, как не убить ЗИЛ типовой панельной застройкой, у архитекторов много. К примеру, создать здесь полигон проектирования и тестирования новых видов городского транспорта или устроить из производства спектакль: ты сидишь в ресторане, а за стеклом роботы собирают машину. Но все опять упирается в деньги.

Пока людей, говорящих: «Да, давай сделаем эти истории», нет. Их волнуют вполне конкретные проблемы,— признавался за несколько недель до моего похода на ЗИЛ Юрий Григорян, чье бюро «Проект Меганом» придумало концепцию развития завода, а затем совместно с НИиПИ Генплана Москвы воплотило ее в планировке территории.

Спорных моментов так много, что московские чиновники уже три раза переносили дату проведения road show, посвященного продаже зиловской земли.

Среди интересующихся ЗИЛом — крупнейшие российские девелоперы: «Кортрос» Виктора Вексельберга, группа ПИК Александра Мамута и Сергея Гордеева, «Главстрой» Олега Дерипаски, но даже им есть о чем волноваться. Общие инвестиции в освоение 65 га оцениваются минимум в 152 млрд руб. без учета 23,4 млрд руб., которые инвестор выложит за право поучаствовать в стройке. Из них общие инвестиции на создание транспортной сети — в частности, продление Симоновской набережной от существующего участка до ТТК — превышают сумму в 33 млрд руб. Понятно, что эти затраты возьмет на себя город, но совсем непонятно, в какие сроки эти задачи реально будут решены. За чей счет будет производиться рекультивация земель — еще один болезненный вопрос: после сноса зиловских цехов предстоит срезать грунт на глубину 2–3 м, а в случае литейных — все 6–8 м. И все это вывезти, что, по предварительным расчетам, будет стоить почти 9 млрд руб. Спорных моментов так много, что московские чиновники уже три раза переносили дату проведения road show, посвященного продаже зиловской земли. Новая до сих пор не назначена, хотя уже 20 марта должно состояться вскрытие конвертов с заявками от претендентов.

Когда попадаешь за проходную ЗИЛа, кажется, что время остановилось: мимо проезжает советский грузовик ЗИЛ-130, по пути встречается доска «Передовики производства»

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Сталкеровские пейзажи пользуются спросом среди киношников: одни разыгрывают в этих декорациях постановочные бойни, другие арендуют просторные цеха завода под студии

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Обсуждая нелегкую задачку, которую предстоит решить на ЗИЛе инвесторам, мы подъезжаем к частично расчищенной и огороженной забором площадке. Здесь уже высятся краны. Это группа ТЭН начала строительство ледового комплекса «Арена Легенд» площадью 425 тыс. кв. м с тремя ледовыми площадками, музеем хоккейной славы, детско-юношеской спортивной школой. Как только мы выходим из машины, к нам сразу подходят суровые чоповцы, чтобы узнать, кто мы такие и что собираемся здесь делать.

— Здесь надо аккуратнее. Этот участок ЗИЛ не контролирует: частная собственность,— предупреждает наш гид, на время успокоив разволновавшихся мужчин в черном. Но только на время: сразу, как мы начинаем фотографировать через сетку стройплощадку, они вновь накидываются на нас, угрожая отобрать фотоаппарат.

Раньше здесь располагались литейные и механосборочные цеха, а сегодня группа ТЭН ведет строительство спортивного комплекса «Арена легенд» площадью 425 тыс. кв. м

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Участок ТЭН достался достойный: с выходом на ТТК, к тому же в его границы попал единственный памятник ЗИЛа — красное здание заводоуправления. Хотя стройка, инвестиции в которую оцениваются в 20 млрд руб., только началась, она уже не обошлась без скандала: в мае прошлого года был снесен литейный цех завода 1916 года постройки. Градозащитники сразу зашумели о незаконности сноса, но чиновники встали на сторону инвестора. «Снос цехов ЗИЛа не тот случай, когда нужно переживать, что мы что-то потеряли»,— четко обозначил позицию города вице-мэр и глава стройкомплекса Москвы Марат Хуснуллин. После этих слов будущее кузовного цеха и фасадов корпусов на главном бульваре ЗИЛа кажется совсем предопределенным.


План реконструкции ЗИЛа


Завод урезали до цеха


Сворачиваем от памятника ЗИС-5 налево. Впереди нас ждет дорога, похожая на проселочную, с кочками и ухабами. Подпрыгивая на них, мы проезжаем под ветвью МЖД, на которой власти обещают открыть транспортно-пересадочный узел. Пока мы подъезжаем к прессовому корпусу, где разместится производство самого ЗИЛа, наш гид вспоминает былые достижения завода:

— Когда-то наши литейные цеха отливали даже колокола, которые расходились по всему миру — в Грузию, Армению, США, Канаду, Индию. 14 колоколов со звонницы Храма Христа Спасителя – наша работа. Но в 2000-х годах из-за вредности производства оно постепенно было перебазировано в Каширу. ЗИЛ производил и холодильники. Помните?

— Конечно, помню, один зиловский «пузач» до сих пор стоит на даче у моей бабушки, — отзываюсь я, провожая взглядом проплывающие мимо мрачные облупившиеся строения. — А главный конвейер покажете?

— Автосборочный корпус — потом, сначала — прессовый. Заодно согреемся и пообедаем.

В годы расцвета ЗИЛа, конец 1970-х — начало 1980-х годов, на заводе ежегодно выпускалось около 200 тыс. машин, а работало около 80–85 тыс. человек. Тогда 700-метровый конвейер, за которым стояло около 1,2 тыс. рабочих, грузовик проходил в среднем за 1,5 минуты. Окончательно конвейер был остановлен в конце 2013 года

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Мы останавливаемся у синего здания и через главный вход поднимаемся в буфет. Вот откуда именитые рестораторы позаимствовали идею открытой кухни — конечно, из советских заводских столовых: среди огромных чанов с варящимися супами и макаронами резво снуют воинственного вида женщины в белых халатах, разливая компоты, раскладывая по тарелкам жареную рыбу, сгружая горячие пирожки на большие пластиковые подносы.

Сегодня основное производство на территории ЗИЛа располагается в прессовом корпусе: здесь совместное японско-российское предприятие ООО «Альфа Аутомотив Технолоджи» штампует металлические детали для легковых автомобилей

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

После достойного обеда, стоившего 150 руб., отправляемся на само производство. Сегодня в помещениях прессового корпуса штамповкой деталей для легковых автомобилей, тех же Renault сборки «Автофрамоса», занимается совместное предприятие ЗИЛа и японской корпорации IHI Corporation — ООО «Альфа Аутомотив Технолоджи». Нас сразу предупреждают, что лучше идти по специально очерченной дорожке вдоль стены, иначе есть шансы попасть под погрузчики, носящиеся здесь со скоростью гонщиков «Формулы-1». Сюда по предварительным планам и должно переехать производство самого ЗИЛа, главный конвейер которого встал в конце 2013 года. Уже в этом году завод рассчитывает запустить производство новой модели грузовиков ЗИЛ-432940, оснащенных двигателем Минского моторного завода стандарта Евро-4. Точных данных об объемах выпуска пока нет, по грубым расчетам, чтобы бизнес был рентабельным, из прессового корпуса должно выезжать около 6–7 тыс. новеньких грузовиков в год.

Понимания по объемам выпуска «МосАвтоЗИЛа», как и самого ЗИЛа, пока нет: цифры сильно плавают — от 25 тыс. до 150 тыс. машин в год

В 2014 году завод рассчитывает вновь запустить производство новой модели грузовиков. Это будет ЗИЛ-432940, оснащенный двигателем Минского моторного завода стандарта «Евро-4». Производство планируется разместить на территории прессового корпуса

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Мы вновь садимся в машину и наконец едем к автосборочному корпусу. Сзади остается цех домашних холодильников. Здание главного конвейера настолько длинное, что теряется где-то впереди, сливаясь с серым небом. Внутри удивительно пустынно. У окна сидит несколько рабочих. Мимо ряда свеженьких грузовиков мы идем к главному конвейеру. Его длина — 700 м. Когда-то за ним стояло около 1200 человек, а на сборку одного грузовика уходило всего 1,5 минуты. В этом здании пока планируется разместить производство «МосАвтоЗИЛа» — совместного предприятия правительства Москвы (владеет 64,77% самого АМО ЗИЛ) и Сбербанка, которое должно заняться контрактной сборкой Fiat и Renault. В отличие от рамных грузовиков ЗИЛа, контрактные машины собираются совсем по иным технологиям, поэтому в конце прошлого года конвейер был остановлен и теперь демонтируется. Понимания по объемам выпуска «МосАвтоЗИЛа», как и самого ЗИЛа, пока нет: цифры сильно плавают — от 40 тыс. до 150 тыс. машин в год.

Лимузины для Сталина


У цеха автомобилей представительского класса есть собственная коллекция лимузинов ЗИЛ. Лимузины, производимые для гаража особого назначения, после десяти лет эксплуатации утилизировались, поэтому почти все экземпляры этой коллекции уникальны. Среди них — ЗИС-115 1953 года выпуска. Это бронированная версия ЗИС-110: толщина боковых стекол — 75 мм. Всего было выпущено 32 лимузина ЗИС-115, из которых сохранилось только четыре машины. На одном из таких автомобилей ездил Сталин

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Теперь нас ждет самое интересное: гордость ЗИЛа — цех по производству автомобилей представительского класса, где собирались лимузины для первых лиц государства.

— Раньше у этого цеха был особый режим допуска. Вон там, на входе, стояли будки с автоматчиками,— показывает наш проводник.

За месяц один жестянщик может выдолбить не больше двух комплектов крыльев — передних и задних

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Когда-то отсюда ежегодно выезжали 25 лимузинов, которые вручную собирали для гаража особого назначения около 600 высококлассных специалистов. Первый лимузин, запущенный в производство в 1936 году – ЗИС-101 – лично инспектировал Сталин. Сегодня из 600 человек остались всего 40, а за последние пять лет цех выпустил для частных заказчиков лишь 15 лимузинов. В главном помещении цеха звенит тишина, хотя в былые времена здесь стоял сумасшедший грохот: каждая деталь кузова лимузина выколачивалась киянкой на специальных дубовых шаблонах. Но сегодня работы нет, хотя еще в 2012 году на ЗИЛе был собран новый президентский лимузин ЗИЛ-4112Р, над которым специалисты предприятия совместно с ЗАО «Депо-ЗИЛ» трудились с 2004 года. Но тогда же, в 2012 году, по инициативе Минпромторга стартовал проект «Кортеж» по разработке и постановке на производство президентских лимузинов и автомобилей для первых лиц, подлежащих государственной охране.

В 2012 году на ЗИЛе был собран новый президентский лимузин ЗИЛ-4112Р. Конструкторы специально сохранили легендарный внешний вид зиловских лимузинов, но обновили «начинку» и изменили интерьер. Салон сделан по типу Pullman, когда сиденья расположены друг против друга. На автомобиль установлена новая система охлаждения двигателя, изменена система энергообеспечения. Интересная особенность: у лимузина шесть дверей, и средние двери, в отличие от аналогичных по классу автомобилей, открываются. До сих пор заказ на его производство ЗИЛ не получил

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Хотя в качестве потенциальных исполнителей рассматривался и ЗИЛ, с этого момента шансы запуска ЗИЛ-4112Р в производство стали таять. В итоге проект был закреплен за Центральным научно-исследовательским автомобильным и автомоторным институтом (ФГУП НАМИ), которому в ближайшие три года на укрепление исследовательской базы и проведение НИОКР из федерального бюджета будет выделено около 11–12 млрд руб. В январе 2014 года было официально объявлено, что к «Кортежу» присоединилась компания «Маруся Инжиниринг» известного шоумена и автогонщика Николая Фоменко. «Маруся» займется разработкой автомобилей для физических лиц, НАМИ — президентских лимузинов. Кто будет производить новые модели — планы по выпуску 30 тыс. машин в год,— пока непонятно: Минпромторг обещает определиться с площадкой уже летом. Но среди главных кандидатов на выпуск «кортежных» седанов — ГАЗ и КамАЗ, оттеснившие ЗИЛ на задний план.

В коллекции ЗИЛа единственный в мире белый ЗИС-101, все остальные лимузины завода — черные

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Один из ЗИС-101 был обнаружен в ходе строительства ЦКАД, и сейчас его восстанавливают

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Пора уходить. На выходе нас провожает единственный в мире белый ЗИС-101. Во времена Второй мировой войны ЗИС-101 был главным штабным автомобилем, поэтому из 8752 выпущенных машин сегодня осталось около 30. Этот лимузин был выкрашен в белый цвет (все остальные ЗИС-101 — черные) специально для Женевского салона в 1997 году, но так до него и не доехал.


Самые известные автомобили АМО ЗИЛ



Комментарии
Профиль пользователя