Коротко

Новости

Подробно

8

"Самое актуальное сегодня — это свобода"

"Home&Interiors". Приложение от , стр. 8

Филипп Старк о дружбе с президентом, красивых вещах и дизайне будущего


— Как вы оцениваете современные тренды в дизайне?

— В дизайне нет тенденций. Мы все разные, и благодаря этому у нас есть свобода выбора. Сегодня каждый может найти то, что отражает его мировоззрение. Человек, любящий роскошь, будет искать сантехнику, покрытую золотом, а тот, кто озабочен вопросами экологии, построит экодом. Мне нравятся высокие технологии. Самое актуальное сегодня — это свобода. У нас есть интернет, который нам дает бесконечную свободу.

— Какой дизайн актуален сегодня?

— Лично я стараюсь избегать бесполезных вещей. Мне интересно возвращаться к хорошо забытому старому, в том числе к честности. Она дает возможность делать нужный продукт в правильное время. И этот продукт долговечный. Я искренне надеюсь, что мы больше не являемся обществом массового потребления. После Второй мировой войны стала популярна американская идея. В огромном количестве появлялись вещи, на производство которых затрачивалось много энергии. Люди их покупали, а потом быстро отправляли в мусорный бак. Такая система больше не работает. Сегодня нам нужен долговечный качественный продукт, который станет настоящим наследием для наших будущих потомков.

— В 1983 году вы оформили личные апартаменты Франсуа Миттерана — в то время президента Франции — в Елисейском дворце. Было сложно?

— Мне всегда был безразличен статус заказчика. Я согласился на этот проект не потому, что об этом меня просил президент Французской Республики. Я очень любил Франсуа Миттерана и относился к нему с большим уважением. Это был очень образованный и умный человек. Он сам выбрал меня. Зачем противоречить тому, кому ты доверяешь? Мы никогда не спорили, за исключением одного случая. Обсуждался интерьер ванной комнаты, Франсуа сказал, что хочет там видеть книжный шкаф на 14 тыс. книг. Я ответил, что это безумие: кому нужна библиотека в ванной? Но президентом был он, а не я, и Миттеран получил то, что хотел.

— Что важнее создать — практичную или красивую вещь?

— Этот вопрос был актуален в 1980-х годах, когда приходилось делать такой выбор. Сегодня вопрос звучит иначе: полезный или бесполезный продукт? Ответ для меня очевиден. Высокие технологии, массовое производство, честность, высокое качество и доступная цена — вот что я вкладываю в понятие "полезный продукт". Когда я придумываю, я не беспокоюсь о том, как он будет выглядеть. Здесь логика в том, чтобы все параметры были выбраны правильно — тогда вещь сама по себе получится красивой. Такая красота интересна и не эфемерна, как мода или тренды.

— Все, что производится под лейблом Starck, сделано Старком?

— Да, если на продукте написано By Starck, значит, это было придумано лично мной. Если это хорошая вещь, значит, ее сделал я, если плохая — тоже я.

— У вас большой штат сотрудников?

— Нет, нас совсем немного. Моя команда — это группа людей, живущих в Париже. Кому-то из них за 30, кто-то еще совсем молод. Мы никогда не ходим на работу в офис, никогда не разговариваем с офисом по телефону, офис — это исполнитель. Все свои идеи, эскизы и информацию мы отправляем почтой. Мы создатели, а не бизнесмены.

— А как справляетесь с таким большим объемом работы?

— Я трудоголик. Работаю постоянно, в любое время дня и ночи. Идея возникает из ниоткуда. И не важно, где я нахожусь в этот момент — посреди моря или в кафе рядом с женой, я начинаю работать.

— Как человек, который сделал уже столько всего, какой вы видите свою миссию?

— Мои работы носят политический характер, отражают мое мировоззрение. Я работаю ради удовольствия. Многие вещи мы делаем абсолютно бесплатно. Помогаем молодым специалистам, новым перспективным компаниям, сотрудничаем с благотворительными организациями, социально ориентированными компаниями. Главный вопрос в том, продолжаю ли я работать ради денег. Нет, потому что я никогда не работал ради этого. У меня много идей, которыми я делюсь с людьми. Я верю, что они делают нашу жизнь лучше. Если мои идеи нравятся — это прекрасно, если нет, значит, я должен продолжать свой поиск.

— Вы знакомы с русским дизайном? Что вы можете о нем сказать?

— Я ничего не знаю про дизайн — ни про русский, ни про итальянский. Я работаю без оглядки на других, в своем измерении, если хотите.

— Но у вас был опыт работы в России. Вы делали ресторан на Якиманской набережной...

— Это было очень давно, и, как вы правильно заметили, это был еще тот опыт. Мы сделали очень красивый проект, но у ресторана довольно быстро сменились владельцы, которые все переделали.

— В каком стиле сделан ваш дом?

— Минимализм. В ширину всего 20 м, в диаметре 2 м, матово-серого цвета, с двумя крыльями и шестью сиденьями. Я живу там вместе с женой и ребенком, и мы ласково называем его самолетом.

— Вы много путешествуете. Каким должен быть интерьер в отеле? Что для вас важно?

— Хорошее обслуживание, удобная подушка, ортопедический матрас и ощущение уюта. На стиль мне совершенно плевать, честное слово. У меня есть два любимых отеля: La Corniche в городе Кап-Ферра и сеть отелей Mama Shelter. Дизайнер этих отелей — я.

— Где вы находите вдохновение?

— Внутри себя, в своих переживаниях, в красивых историях из жизни, в классической литературе и науке.

— Читали русскую классику?

— Да, но что именно — не помню. Мог бы сказать — "Мастер и Маргарита", но для меня это произведение не самое значимое в русской литературе. А не помню, потому что всегда читаю 12-13 книг одновременно.

— Над чем работаете сейчас?

— Сейчас у меня около 200 проектов. Работаю над созданием робота, проектирую лодку, оснащенную сверхтехнологичным оборудованием, делаю проекты в сфере промышленного дизайна. Но по-настоящему меня увлекают высокие технологии. Больше всего времени трачу на их разработки.

— А если говорить про футурологию? Каким видите дизайн будущего?

— Очень просто — дематериализация. Все, что нам нужно, окажется в буквальном смысле в наших руках. Сегодня все уменьшается в размере и становится более мощным. Вспомните первую стиральную машину или компьютер и почувствуйте разницу. Мы должны стать очень компактными — ничего лишнего вокруг нас. Произойдет соединение биологии и техники. Все команды приборы будут получать импульсом из человеческого мозга. Все станет автоматизированным, кроме любви. Надеюсь, с любовью этого никогда не произойдет.

— Стэнли Кубрик в "Космической Одиссее" предсказал появление карманного компьютера. Ваши предсказания?

— Вселенский разум. Наши творческие способности, интеллект будут подключены к мировой сети — что-то наподобие интернета. Это позволит в разы повысить уровень интеллектуального развития общества.

— Старк — это уже такой чуть ли не массовый бренд. Везде Старк. Вас не смущает то, что вы повсюду?

— Нет, потому что меня это не касается. Мы живем там, где всего этого нет. Мы идем гулять, разговариваем с рыбаком. Для него я человек, который ни черта не смыслит в рыбалке. Здесь у меня нет ни славы, ни авторитета. Наш небольшой дом расположен на севере Италии. Мы не живем публичной жизнью, я не читаю газеты или журналы об архитектуре или о дизайне. Мне жаль на это времени. Вашу статью я тоже читать не буду. Я не хочу знать, что говорят обо мне в СМИ. Для меня важно быть хорошим человеком и делать свою работу на пределе возможностей.

Беседовала Ксения Картовицкая


Филипп Старк родился в семье авиаконструктора. Получил образование в школе Камондо. В 1968 году основал свою компанию, специализирующуюся на дизайне надувных конструкций. В 1969 году работал дизайнером-оформителем у кутюрье Пьера Кардена. А в 1979-м основал собственное дизайн-бюро Starck Product. Получил более 15 авторитетных наград и стал одним из самых известных дизайнеров мира. Кавалер ордена Искусств и Литературы.



Комментарии
Профиль пользователя