Коротко

Новости

Подробно

5

Генератор чисел

Специальный проект ИД «Коммерсантъ» и банка «ТРАСТ»

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 92

Intel Capital, один из крупнейших в мире венчурных фондов, создает новые рынки для продукции материнской компании. Корреспондент "Секрета фирмы" побывал в Кремниевой долине и узнал, как компания превращает информационный шум в деньги.


Текст: Константин Бочарский


Редактор проекта: Владислав Коваленко

Это похоже на спид-дейтинг. Огромный зал, плазменные панели, ставшие огромными секундомерами, сотня крохотных столиков, практически за каждым — пара хорошо одетых, но взъерошенных и нервозно ведущих себя мужчин. Торопливая речь, капли пота, распущенные галстуки. За окном — калифорнийское солнце и набережная залива Сан-Диего. У окна переминаются те, кто ждет своей очереди за стойкой с бесплатными гигантскими запасами колы, кофе и энергетических батончиков. Через 15 минут прозвучит сигнал, счетчик на электронном табло обнулится, и мужчины поменяют столики, строго следуя расписанию и следя за табличками с номерами. Некоторые из участников записывались на эти пятнадцатиминутки более чем за полгода, у некоторых таких встреч будет больше двадцати, и время терять нельзя. Быстро пролистывая слайды на планшетах и скороговоркой зачитывая core values, самые перспективные технологические стартапы мира продают свои возможности наиболее желанным потенциальным клиентам. Это — Connecting Meeting, самые тестостероновые переговоры, организованные венчурным фондом Intel Capital на ежегодной конференции Intel Capital Summit для его портфельных компаний. Здесь много венчурных специалистов, много руководителей технологических фирм, много денег и много возможностей.

Intel Capital — дочерняя компания Intel Corporation, один из крупнейших в мире венчурных фондов. На прошлое лето портфель фонда оценивался в $1,5 млрд. Его офис — в Санта-Кларе, в том же комплексе, что и Intel, в самом центре Кремниевой долины, довольно далеко от Сан-Диего, где проходит саммит. Но в Сан-Диего (1 млн человек населения) в отличие от Санта-Клары (160 тыс.) есть аэропорт, что крайне удобно для того, чтобы собрать 1000 человек со всего мира, включая руководителей 300 портфельных компаний, а также клиентов, партнеров и спонсоров.

В год Intel Capital тратит на инвестиции в технологические проекты несколько сот миллионов долларов. Например, с лета 2012-го по лето 2013 года эта сумма составила $258 млн, которые пришлись на 109 инвестиций. Грубо говоря, это около $5 млн в неделю, или две сделки еженедельно. Представьте венчурный фонд, который, скажем, каждый вторник и четверг покупает долю в очередной инновационной технологической компании. Всего же за свою историю Intel Capital инвестировал в 1322 компании из 54 стран. В фонде не раскрывают детальные финансовые показатели его деятельности, но утверждают, что только наличными он принес материнской компании, Intel, "миллиарды долларов", не говоря о косвенном эффекте — развитии стратегических для производителя процессоров рынков.

Чтобы обеспечить такой масштаб деятельности, надо идти по рынку широким гребнем. По словам Арвинда Содхани, CEO Intel Capital, фонд инвестирует в компании на любой стадии, от посевной до пост-IPO. Но есть и ограничения. "Мы ищем компании, которые могут генерировать заметную выручку через 3-4 года",— говорит Содхани. Заметная — это $50-100 млн в год. Только к саммиту фонд подготовил анонсы 60 сделок общей суммой $60 млн. Это проекты со всего мира, но если их сгруппировать, то получается три центра силы: Азия во главе с Китаем, Индия и Европа.

Мастер карт. CEO MasterCard Аджай Банга убеждает участников саммита, что отказ от наличных в пользу электронных денег преобразит торговлю и откроет для Intel новые рынки

"Мы не привлекаем стороннего финансирования, обходясь средствами Intel. И все, что мы делаем, должно совпадать со стратегией Intel,— говорит Содхани.— Есть много способов держаться этого курса. Порой мы инвестируем в компании, которые создают экосистему для наших продуктов. Порой — в компании, которые устраняют узкие места в развитии ключевых рынков или технологий".

Тотальная экспансия


"На моем примере вы увидите, как могут сосуществовать самая скучная и сама вдохновляющая составляющая инвестиционного бизнеса. Рискованная, потому что стартапы — это риск, технологии — риск и развивающиеся рынки — риск. А скучно, потому что я занимаюсь этим уже 15 лет",— говорит Марчин Хейка, управляющий Intel Capital по региону EMEA. Так написано у него на визитке. На деле же, называя свою зону ответственности, Марчин всегда отдельным пунктом отмечает Россию. Например, так: "Россия, Восточная Европа, Ближний Восток и Африка". Это непривычно, но когда на Intel Capital Summit говоришь "Россия", собеседник цокает языком и закатывает глаза. Видимо, поэтому в неофициальном названии региона Россия на одной чаше весов уравновешивает всю Восточную Европу или Африку — на выбор.

Цифры решают. Россия — десятая экономика мира и крупнейший рынок во владениях Марчина. Первая сделка Intel Capital в России состоялась 10 лет назад, это была инвестиция в "Яндекс". Затем были инвестиции в Ozon, KupiVip, Parallels, Speaktoit, Rock Flow Dynamics. Intel Capital — самый активный иностранный инвестор на российском технологическом рынке. Всего фонд завершил в стране 16 сделок. Последней, в феврале 2014 года, стала инвестиция в "Манго телеком", было вложено $10 млн. Для сравнения: в Польше у фонда состоялось пять инвестиций, в ЮАР — две. "Россия — крупнейшая часть моих владений,— говорит Хейка.— Поток сделок зависит от размера экономики и обилия талантов. В России много и того, и другого".

Офисный центр. Кремниевая долина — место с предельной концентрацией офисов технологических компаний

Фото: NEWSCOM/Charles O'Rear/Corbis/FOTOSA.RU

Марчин говорит, что стратегия поведения на большинстве развивающихся рынков в компании получила название TAM expansion (total available market expansion) — "общее доступное расширение рынка". Если коротко, то это значит, что компания инвестирует во все, что стимулирует спрос на процессорные мощности (на развивающихся рынках это, как правило, привлечение и удержание пользователей у компьютеров и гаджетов). Например, инвестирует в контент и е-коммерс. "Электронная коммерция — ключевая причина, по которой люди на развивающихся рынках используют новые технологии,— поясняет Хейка.— Подсевшие на е-коммерс тратят на это несколько часов в день, используя разные устройства. Мы инвестируем в медиакомпании по всему миру по той же причине. Это опорные точки TAM expansion. Например, нашей первой инвестицией в России был "Яндекс", это не медиакомпания, но она стимулирует потребление контента". На развитых рынках есть и другие способы создать уйму работы для процессоров, и порой тут можно обойтись и без участия человека.

Фабрики данных


"А что происходило вот здесь в 10 часов вечера?"-- спрашивает редактор Bloomberg West Кори Джонсон разработчика health-монитора Basis и тычет пальцем в график, похожий на отчет Google Analytics. График демонстрирует состояние жизненных показателей владельца гаджета, налицо резкий вечерний всплеск активности. Зал хохочет, разработчик оправдывается, что это его поздние уроки игры на гитаре.

Basis — небольшой health-трекер, который выглядит как обычные наручные часы, помимо пульса умеет определять давление, температуру, считать шаги и калории. Он бодрствует, даже когда владелец спит, считывая и отправляя в "облачное" хранилище данные о его биоритмах. В октябре компания завершила второй раунд инвестиций, получив от Intel Capital $23 млн. Устройство генерирует массу данных, их надо хранить и обрабатывать.

Basis не единственная компания в портфеле Intel Capital, борющаяся за то, чтобы отучить людей ходить к врачу. Весной прошлого года $14,8 млн от Intel получил Sotera Wireless, разработчик гаджета ViSi Mobile. Различия устройств — в сфере применения. Зона ответственности Basis — фитнес-показатели, ViSi предназначен для медицинской диагностики. Гаджет передает данные пациентов в "облачное" хранилище, к которому подключены клиники, персонал которых следит за показателями здоровья пациента. Внимание к здоровью, мобильность, "игрофикация" — тренды, которые должны сделать технологию привлекательной для пользователей, экономия — для клиник и страховых компаний. А для Intel Capital проект привлекателен еще и тем, что создает уйму данных.

Деньги из байтов. Чем больше в мире устройств, генерирующих данные, тем больше будет спрос на продукцию Intel

Какой объем контента мог создать обычный пользователь ПК еще несколько лет назад? Написать документ Word, установить десяток игр, накачать музыки и фильмов, нащелкать фото. Винчестер 200 Гб можно было заполнять годами. Особенности новых устройств — так называемых wearables (носимых компьютеров) в том, что они вытесняют пользователя из процесса создания цифрового мусора. ViSi генерирует 1 Гб данных на одного пользователя в сутки. Очки Recon — дальние родственники Google Glass — выпускаются в версиях для сноубордиста и велосипедиста. Очки устанавливают, выводят на дисплей и передают на сервер данные о скорости, направлении движения, особенности трассы и пр. А для сноубордистов умеют даже определять высоту прыжка и искать других спортсменов на склоне. Как и в случае с медицинскими гаджетами, всю эту информацию надо хранить и обрабатывать. Сложно сказать, как это расценивать с точки зрения экологии цифровой вселенной, но для бизнеса Intel данные — и сырье, и топливо одновременно.

Бесчеловечный рынок


Basis и ViSi — идеальные выразители чаяний Intel. Если проекты завоюют массовые рынки, то станут потребителями огромного количества процессоров, будут производить тонны данных, под которые потребуются гигантские хранилища и процессорные мощности для обработки. "Чем больше вы производите данных, тем больше мы зарабатываем" — таким мог бы быть современный девиз Intel. И лучше всего с производством цифрового шума, по мнению Содхани, должны справляться wearables, всевозможные "умные" часы, браслеты, фитнес-мониторы и просто датчики, интегрируемые во все, что угодно. Новый толчок в развитии интернета вещей должен придать выход процессора Quark от Intel, разработанного для мобильных микроустройств. Компания представила процессор в октябре прошлого года. Он в пять раз меньше обычного мобильного процессора Atom и потребляет в десять раз меньше энергии. Его задача — потеснить на рынке микрокомпьютеров доминирующих там производителей. По данным IMS Research, рынок обиходных микрокомпьютеров, которым суждено занять место привычных несетевых аксессуаров, вырастет с 14 млн устройств, отгруженных в 2011 году, до 171 млн в 2016-м. По информации Juniper Research, носимые компьютеры в 2014 году создадут рынок объемом $1,5 млрд.

На вопрос о том, что в технологиях впечатляет лично его, Содхани качает головой и говорит, что несколько лет назад это была революция, которую делали смартфоны и планшеты. Затем много времени и энергии он тратил на проекты, связанные с "очеловечиванием машин", например, на технологии распознавания речи. Сегодня же он думает, что скоро для нас станет привычным не только то, что мы разговариваем с устройствами, но и то, что устройства разговаривают друг с другом. А построение "интернета вещей" — огромной сети взаимодействующих устройств — продвинет нас в задаче моделирования работы человеческого мозга. "Только представьте, какое огромное количество вычислительных мощностей требуется для этого",— говорит он.

Комментарии
Профиль пользователя