Коротко

Новости

Подробно

«Мы все уже почти в матрице, но у нас еще есть шанс стать одними из ее архитекторов»

от

На днях The Economist опубликовал отчет «Технологические стартапы». Однако этот отчет вовсе не о стартапах и инвестициях. Он о том, что скрыто от большинства глаз и доступно лишь тем немногим, кто живет в постоянном поиске неочевидного, но вероятного.


Текст: Рената Ахунова, партнер фонда Formula.vc Venture Fund

Технологический пузырь, который должен вот-вот лопнуть, согласно ожиданиям некоторых, сильно отличается от такового десятилетней давности. Сегодняшние предприниматели — совсем не те, за кого себя выдают. Поменять системы функционирования придется не только тотальному большинству компаний мира, но и правительствам практически всех стран. Это основные и тесно связанные между собой выводы, которые можно сделать из отчета The Economist. Но важнее то, какие возможности вы в них увидите. Мы все уже почти в матрице, но у нас еще есть шанс стать одними из ее архитекторов.

Авторы отчета подобрали крайне удачную метафору, назвав инновационно-предпринимательскую инфраструктуру «первичным бульоном», который, вкупе с информационными технологиями, состоящими из битов и байтов, позволяет возникать большому количеству стартапов (то есть новых жизненных форм), а наблюдаемый сегодня технологический бум — новым Кембрийским взрывом.

Действительно, евангелисты предпринимательства предлагают все новые и новые модели быстрого построения новых компаний, которые, в свою очередь, время от времени подвергаются жесткой критике. Другим признаком «индустриализации» предпринимательства является число акселераторов, часть из которых финансируются государствами и потому не заботящихся о собственной прибыльности, растет в геометрической прогрессии по всему миру, и они с такой же скоростью множат количество новых стартапов. В конце концов, сегодня, как никогда раньше, можно легко, дешево и быстро открыть новый бизнес. Можно даже не напрягаться над созданием чего-то действительно нового: существуют инкубаторы, которые собирают команды под свои идеи или даже под откровенные копии уже существующих моделей. Даже венчурные инвесторы перестали быть единственным источником финансирования новых бизнесов и теперь конкурируют с акселераторами, синдикатами ангелов и краудинвестингом. Денег действительно много, особенно учитывая, что доля стартапов, достойных финансирования, в их общем количестве не такая большая. Но что же действительно готовит нам тот самый пресловутый «технологический пузырь»?

Появление методологий создания новых продуктов, акселерация стартапов и стандартизация инвестиционных условий ведут к тому, что знания, необходимые для построения стартапа, становятся кодифицированными и массовыми, и предприниматели в этой экосистеме все реже являются независимыми бизнесменами, а больше похожи на новый рабочий класс. Таким образом, раздувание нового «технологического пузыря» ведет нас к появлению нового социального класса, который сегодня называет себя предпринимателями, но таковыми, на самом деле, не является.

Типичный образ предпринимателя, возникающий сегодня при упоминании слова «стартап», рисует нам молодого человека около 30 лет, который не обязательно должен иметь техническое образование и владеть техническими навыками, чтобы работать со своей небольшой командой над созданием ИТ-продукта. Эти люди относятся к поколению «миллениумов», родившихся в начале 80-х годов и, с одной стороны, имеющие предпосылки к самозанятости вследствие кризиса, начавшегося в 2008 году, с другой стороны, успешно «оседлавшие» волну легко-дешево-быстро создаваемого бизнеса, чтобы отправиться к инвесторам с очередным приложением по публикации фото в социальных сетях или другой псевдо-инновацией. Самые успешные из них будут поглощены крупными игроками, такими как Google, Facebook или Yahoo!, и станут… наемными сотрудниками, хоть и с предпринимательскими навыками: немногие из них окажутся способны вырваться из парниковых условий, чтобы продолжить свой предпринимательский путь. Наверное, в этом нет ничего плохого: просто наиболее способные доберутся до заслуженной ступени на своей карьерной лестнице быстрее, чем если бы они шли классическим путем. Такое развитие событий устраивает большинство сегодняшних предпринимателей, но не их вина в том, что сегодня редкая инновация является истинной, а не комбинаторной.

Программные системы по своей сути должны полностью или частично изменить или заменить структуры, существующие в «аналоговой эре». Так, социальная сеть LinkedIn в корне изменила бизнес по подбору персонала. Площадка Airbnb, на которой частные лица предлагают в аренду комнаты, квартиры и дома, подрывает гостиничный бизнес. А сервис Uber, соединяющий пассажира с ближайшим к нему водителем через мобильное приложение, уже вызвал протесты среди обычных таксистов по всему миру. Такие случаи могут привести к тому, что многие классические бизнесы перестанут существовать, а их сотрудники потеряют работу. Но с другой стороны, новые ИТ-компании создают массу других возможностей для людей во всем мире, где географические границы между работодателем и сотрудником перестают существовать.

Новые системы разделят весь мир на немногочисленное количество мощных платформ и множество симбиотических инструментов, работающих на этих платформах. Подобное разделение уже имело место быть в «аналоговом мире»: железнодорожный транспорт способствовал развитию почтовых сервисов, стандартизованные контейнеры увеличили объемы мировой торговли, и даже куклу Барби можно рассматривать как платформу для продажи сотен суперприбыльных аксессуаров. Но платформы в цифровой эре будут намного мощнее.

Компаниям в самых разных сегментах рынка придется выбирать: смогут ли они стать такими платформами или должны будут приобрести скорость и динамику, свойственные стартапам. Тенденции к этому мы можем уже сегодня наблюдать в телекоммуникационной, банковской и энергетической отраслях. Но самый большой вызов брошен правительствам: чем менее гибким будет руководство стран, тем большую опасность представят им операторы крупнейших платформ, такие как Google, Facebook и Amazon. Платформы этих компаний сосредоточат в себе невообразимое количество информации, обеспечив себе доминантную позицию в экономике знаний, поэтому правительствам городов и даже стран было бы рационально сосредоточиться на ограниченном числе самых важных функций, формируя из остальных собственные открытые платформы, привлекая сторонних исполнителей или, наоборот, предоставляя услуги другим городам и странам.

На новом витке исторической спирали мы снова будем испытывать трепет перед изобретателями, которые десять лет назад стали «немодными», уступив место предпринимателям. Но лично для меня важной характеристикой предпринимателя являются желание искать и способность находить неочевидное, задаваясь вопросом «А что, если…» — то, что всегда и было свойственно изобретателям.

Комментарии
Профиль пользователя