Коротко


Подробно

Остров моро

Очередной виток конфликта на Филиппинах

На прошлой неделе вновь вспыхнул конфликт на юге Филиппин. В разгар переговоров о заключении соглашения между правительством и сепаратистами, ведущими многолетнюю борьбу за независимость региона, населенного мусульманами, в игру вступила новая организация. Она создана радикалами, выступившими против соглашения с Манилой.


Владимир Кабеев


В конце прошлого года в Маниле был подписан договор между представителями центральной власти и повстанческой организации ИФОМ ("Исламский фронт освобождения моро"), отстаивающей интересы народа моро, проживающего на юге Филиппин. Сторонам удалось договориться о разделении властных полномочий на территории Бангсаморо — так будет называться автономный район, который планируется создать. Президент Филиппин Бенигно Акино заявил, что до подписания полноценного договора об автономии остался один шаг, он будет подписан после того, как будет достигнута договоренность о разоружении 12-тысячной повстанческой группировки.

Однако на прошлой неделе бойцы новой организации атаковали армейскую базу на юге. Эта организация, называющаяся "Исламские борцы за свободу Бангсаморо", была создана рядом радикально настроенных командиров ИФОМ, которые намерены продолжать борьбу с центральным правительством до победного конца.

Предыдущее перемирие, кстати, было сорвано примерно таким же образом. По разным оценкам, за последние полвека конфликт унес жизни от 120 тыс. до 150 тыс. филиппинцев. Впрочем, история этого затяжного этноконфессионального конфликта уходит корнями в XVI век.

Более 80% из почти 100-миллионного населения Филиппин исповедуют христианство, что выделяет их на фоне других стран региона, в котором доминирующими религиями являются ислам, буддизм и конфуцианство. Причиной этого является многовековой колониальным период, закончившийся лишь в середине ХХ века. Кроме того, к моменту начала испанской экспансии, которая случилась в 60-х годах XVI века, на Филиппинах были крайне слабо развиты государственные и религиозные институты. Поэтому у значительной части филиппинцев национальное самосознание сформировалось именно в колониальный период, во время которого доминирующую роль играла католическая церковь.

Тем не менее положение третьесортной колонии устраивало далеко не всех филиппинцев, и в 1898 году против колонизаторов было поднято восстание, чем не преминули воспользоваться США, развязавшие в том же году войну с Испанией за передел колониальных владений. По итогам этой войны к США перешел ряд бывших испанских колоний, в том числе и Филиппины, где к тому моменту была создана Первая Филиппинская Республика. Тем не менее американское командование, до поры до времени оказывавшее повстанцам активную поддержку, не признало новообразованное государство. В 1902 году Филиппины стали колонией США (как выражаются историки, "попали из монастыря в Голливуд"), получив статус автономии лишь в 1935 году. Окончательную независимость Филиппинская Республика обрела лишь 4 июля 1946 года, предварительно пережив трехлетнюю оккупацию со стороны Японии.

По мере того как на Филиппинах развивалась самостоятельная государственность унитарного типа, все большую роль начала играть проблема религиозного меньшинства — моро, проживавшего на юго-западной части острова Минданао и архипелаге Сулу, разделенных проливом Моро. Этот этноним происходит от испанского "мавр" (обозначение мусульман в средневековой Испании) и изначально имело пренебрежительный оттенок, однако с течением времени слово стало самоназванием филиппинских мусульман. Этнический состав у филиппинцев крайне мозаичен и включает более ста народностей, многие из которых говорят на своих языках, поэтому именно ислам стал определяющим фактором в культурной самоидентификации моро.

К моменту высадки испанского колониального корпуса в XVI веке на юго-востоке острова Минданао и архипелаге Сулу уже существовали исламские султанаты, которые крайне враждебно отнеслись к вторжению испанцев и массовому обращению филиппинцев в христианство. На протяжении всего периода испанского владычества моро продолжали активно сопротивляться экспансии, отстаивая право на собственное вероисповедание и государственное управление. Кроме того, сложность рельефа и труднодоступность контролируемых мусульманами территорий способствовали бурному расцвету пиратства и контрабанды, которые стали для моро традиционными занятиями. Многочисленные столкновения с колониальными войсками привели к подписанию мирного договора в 1876 году. В результате случайной или намеренной ошибки переводчика в испанской версии султанаты переходили под суверенитет Короны, в то время как в таусугской версии текста речь шла исключительно о протекторате. Такое двойное трактование помогло худо-бедно поддерживать статус-кво на протяжении следующих 30 лет, пока на место испанцев не пришли американцы.

Аннексировав Филиппины, американские оккупационные войска развернули активное наступление на территории султанатов, и к 1913 году мусульманские территории были полностью поставлены под контроль новой администрации, причем порой ценой неоправданной жестокости. Так, первая битва за Мун Джао вошла в историю Филиппин как образец преступления против человечности: во время штурма укреплений моро в кратере потухшего вулкана из тысячи человек, включая женщин и детей, выжили лишь шестеро. В целом американцам удалось добиться территориальной целостности Филиппин, однако спорадические вспышки насилия не прекращались вплоть до обретения Филиппинами независимости.

Труднодоступность мусульманских территорий и регулярные набеги моро привели к практическому отсутствию инвестиций в инфраструктуру этих районов как в испанский, так и в американский периоды. В итоге юго-западная часть Минданао и архипелаг Сулу оказались самыми бедными и отсталыми регионами Филиппин. Решить эту проблему экономическими способами пытался президент и диктатор Фердинанд Маркос, правивший в 1965-1986 годах: при этом интересно, что на годы его правления приходится исламизация национально-освободительного движения моро, во многом под влиянием распространения исламских школ и медресе на мусульманских территориях. Так, в 1969 году профессором политологии Манильского университета Нуром Мисуари был основан "Фронт национального освобождения моро" (ФНОМ), на долгие годы ставший главной головной болью для филиппинского правительства. Первоначально в Маниле не воспринимали новую организацию всерьез, однако после того, как боевики ФНОМ добились серьезных успехов на юге острова Минданао, правительство Маркоса было вынуждено ввести на юг страны военный контингент и даже создать специальное Южное командование (Southcom), действующее по сей день.

Хотя большинство населения в южных районах традиционно составляли мусульмане, развитие политического ислама началось лишь в 60-х годах ХХ века. Именно в этот период выросло послевоенное поколение, родившееся уже при независимости. Оплотом либерализма на тот момент считался Манильский университет, в котором широкое распространение получили левые идеи, однако многие молодые мусульмане предпочитали борьбе за социальную справедливость поездки на Ближний Восток, где можно было получить религиозное образование. После возвращения на родину они начали открывать многочисленные медресе, в которых ислам стали изучать те, кто не мог себе позволить обучение за рубежом. Помимо медресе по всему Югу стали открываться новые мечети, в которых помимо филиппинцев стали преподавать малайзийские и индонезийские богословы, тяготевшие к так называемому чистому исламу, очищенному от национальных примесей.

При решении вопроса будущего статуса мусульманской автономии президент Филиппин Бенигно Акино Третий старается лавировать между различными политическими силами

Фото: Reuters

Одним из ярких представителей нового поколения стал Нур Мисуари, который после окончания Манильского университета побывал в Египте, Ливии и Саудовской Аравии, а после возвращения на Филиппины устроился профессором политологии. В 1969 году Мисуари основал повстанческую организацию "Фронт национального освобождения моро" (ФНОМ), которая изначально стояла на автономистских позиция и позиционировала себя как единственного защитника интересов моро.

Постепенно внутри ФНОМ стало выделяться радикальное крыло под руководством Хашима Саламата, члены которого требовали уже не автономии, а выхода из состава Филиппин. В конце концов Саламат и еще 57 командиров, опираясь на финансовую поддержку ливийского лидера Муаммара Каддафи, вышли из состава ФНОМ и создали собственную организацию под названием "Исламский фронт освобождения моро" (ИФОМ). Изначально ИФОМ занимала более радикальные позиции, чем ФНОМ, но это не помешало лидерам обеих группировок неоднократно менять свою ориентацию от сепаратизма к автономизму и обратно.

Хотя филиппинский Юг наряду с Малайзией и Индонезией находится на периферии исламской цивилизации, два события в исламском мире оказали решающее влияние на развитие национально-освободительного движения моро. Первым была Исламская революция в Иране, которая случилась в 1978 году и стала для миллионов мусульман всего мира удачным примером борьбы за свои права с оружием в руках. Вторым решающим событием стало вторжение советских войск в Афганистан в том же году — тысячи мусульман из разных стран съезжались в эту страну, чтобы примкнуть к интернациональным отрядам моджахедов, воюющих против советских войск. Одним из них стал Абдураджак Джанаджалани, который, вернувшись на родину, основал в 1991 году радикальную исламистскую организацию "Абу Сайяф". Первоначально она состояла из нескольких десятков бойцов и промышляла в основном грабежами и похищениями туристов и священнослужителей-христиан. Однако со временем ее влияние возросло, в первую очередь благодаря связям с индонезийской "Джемаа Исламия", являющейся в свою очередь, отделением "Аль-Каиды" в Юго-Восточной Азии. В настоящее время "Абу Сайяф" контролирует несколько островов архипелага Сулу, а также труднопроходимые районы острова Минданао, где в окружении джунглей проходят тренировку филиппинские и индонезийские боевики. По оценкам экспертов, в организации состоит не более тысячи человек. Тем не менее "Абу Сайяф", которая поддерживает тесные связи с центрами исламского терроризма и выступает за идею мирового халифата, несомненно, является самой опасной группировкой, действующей на территории Филиппин.

Под занавес своей политической карьеры Маркос попытался принять программу социально-экономического развития "мятежного Юга" (устоявшееся название в филиппинской прессе), но не успел — под давлением демократической оппозиции, поддержанной влиятельной на Филиппинах католической церковью диктатор был вынужден признать поражение на выборах и бежал на Гавайи, где и умер спустя четыре года. Однако проблема сепаратизма продолжала жить, а в 1981 году радикальное крыло ФНОМ заявило об образовании новой организации — "Исламского фронта освобождения моро" (ИФОМ), что еще больше усложнило и без того непростую ситуацию на юге страны. В итоге почти через 20 лет после первой попытки соглашение с ФНОМ все-таки было подписано при администрации президента Фиделя Рамоса. По условиям договора 1996 года в составе унитарных Филиппин появилось новое образование под названием "Автономный регион в мусульманском Минданао" (АРММ), губернатором которого стал бывший профессор, а ныне лидер повстанцев Нур Мисуари. Однако в состав нового образования вошли лишь пять провинций мусульманского Юга, что вызвало негативную реакцию жителей других областей, населенных мусульманами, а также лидеров ИФОМ, которые оказались не у дел. В итоге борьба сепаратистов продолжилась, и уже через несколько лет центральные власти были поставлены перед необходимостью реформировать соглашение 1996 года или заключить новое, которое бы больше отвечало интересам мусульманской общины.

Президент Глория Арройо, пришедшая к власти в 2001 году, попыталась заключить новое соглашение. Не обладая широкой поддержкой среди населения, прежде всего Большой Манилы (столичной агломерации, включающей в себя собственно Манилу и полтора десятка городов-спутников), Арройо заключила пакт с губернатором Минданао Андалом Ампатуаном, который обеспечил ей проходной результат на президентских выборах в обмен на практически неограниченные полномочия на подконтрольных ему территориях. Сделав замирение южных районов одним из приоритетов своей политики, Арройо вплотную приблизилась к подписанию соглашения с ИФОМ в августе 2008 года, однако в последний момент переговоры были сорваны из-за активного противодействия католических кругов. С их подачи в Верховный суд Филиппин была отправлена жалоба, требовавшая признать соглашение недействительным. На следующий день после того, как суд удовлетворил это ходатайство, боевики ИФОМ организовали нападение на несколько христианских деревень, вынудив Арройо отказаться от дальнейших переговоров и ввести на Минданао дополнительный контингент и тяжелую военную технику.

Следующая попытка была предпринята нынешним президентом Филиппин Бенигно Акино Третьим — сыном первой женщины-президента Филиппин Корасон Акино, получившей славу национального героя после свержения диктатуры Фердинанда Маркоса. В отличие от своей предшественницы, Акино действовал более осторожно, лавируя между различными политическими силами, и в октябре 2012 года добился-таки подписания рамочного соглашения (так называемого Соглашения десяти принципов), значительно расширявшего как территориальные, так и правовые рамки мусульманской автономии. Согласно новому соглашению, после его вступления в силу АРММ будет упразднена, а на ее месте будет создана более крупная автономия Бангсаморо ("Народ моро"), куда помимо пяти старых провинций войдут по шесть населенных пунктов провинций Северный Давао и Северный Котабато, а также крупные города Исабела и Котабато, расположенные на юге Минданао. В соглашении были значительно расширены полномочия шариатских судов, уже действующих в АРММ, расширены планы по строительству новых мечетей и медресе. Фактически моро будут возвращены их исторические земли (так называемые наследственные территории), хотя о принудительном выселении христиан речь, конечно, не идет — для разрешения межконфессиональных проблем будет создана специальная комиссия. По итогам работы этой комиссии будут выработаны рекомендации, которые лягут в основу полноценного договора, подписать который планируется не позднее 2016 года, когда заканчивается срок президента Акино. В соглашении также будут обозначены экономические уступки, которые получит мусульманское население: впервые за всю историю они будут получать равную прибыль от добытых на территории Бансаморо минеральных и энергетических ресурсов, которая раньше целиком уходила в государственный бюджет. Это соглашение получило название исторического не в последнюю очередь потому, что в этот раз центральное правительство пошло на максимальные уступки, и это несмотря на традиционное противодействие католической церкви. Тем не менее многие остались недовольны, в особенности лидер ФНОМ Нур Мисуари, продолжающий считать себя главным представителем интересов моро.

По словам Мисуари, лидер ИФОМ Мурад Ибрагим не имел права подписывать подобное соглашение, так как оно фактически отменяло соглашение 1996 года. Сам он был смещен после прихода к власти Глории Арройо, но поднял восстание, которое, впрочем, быстро провалилось, и бежал в Малайзию, где вскоре был арестован и экстрадирован в Манилу. Там бывший губернатор несколько лет содержался под стражей по подозрению в терроризме, пока в 2008 году не был освобожден под залог из-за недостаточности доказательств. В настоящий момент точное местонахождение 71-летнего Мисуари неизвестно, однако основанная им организация продолжает регулярно напоминать о себе.

Так, в августе 2013 года представители ФНОМ, не дожидаясь решения комиссии, провозгласили независимость Бангсаморо, а через месяц совершили одну из самых дерзких акций за всю историю противостояния. Уже 9 сентября, спустя почти год после подписания "Соглашения десяти принципов" населенный преимущественно христианами город Замбоанга, находящийся на юго-западе Минданао, был атакован и захвачен группой боевиков ФНОМ, высадившихся на лодках со стороны пролива Моро. Десятки тысяч жителей полумиллионного мегаполиса оказались в заложниках, а над правительственными учреждениями взвились флаги Бангсаморо. Для силового решения кризиса, которое длилось 20 дней, филиппинским властям пришлось вновь привлечь тяжелую технику и авиацию, целые жилые кварталы превратились в зоны боевых действий. Соглашение оказалось под угрозой срыва, но неоднократные заявления президента Акино и лидера ИФОМ Мурада Ибрагима о твердом намерении продолжить переговоры во что бы то ни стало в конце концов помогли предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта.

Однако, похоже, что и на сей раз конфликт завершить не удалось. И дело не только в том, что в игру вступила новая радикальная организация. Очень много сторон заинтересованы в продолжении конфликта. Тут и католическая церковь, не желающая терять прибыль из мусульманских районов, и командование Southcom, которому после урегулирования конфликта наверняка урежут непомерное финансирование, и, конечно же, различные группировки, в том числе радикального исламистского толка, использующие интересы моро для прикрытия своей деятельности. Все эти факторы приводят к довольно безрадостному выводу: даже если вожделенное соглашение и будет подписано, оно вряд ли поставит точку в многолетней проблеме народа моро.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 03.02.2014, стр. 32
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение