Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Пан или Майдан

Как в Брюсселе обсуждали судьбу $15 млрд, 45 млн граждан Украины и одного Виктора Януковича

Вчера президент России участвовал в Брюсселе в саммите Россия—ЕС. Владимир Путин заявил, что Российская Федерация "намерена выполнить условия предоставления 15-миллиардного кредита Украине", и при этом сам выставил условия, которые, как считает специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, исключают предоставление этого кредита новому правительству Украины в обозримое время — по крайней мере, до выяснения того, каким оно будет. А главное — до выяснения судьбы самого Виктора Януковича.


Члены российской делегации ждали начала встречи с руководством Евросоюза в расширенном составе (то есть и членов делегации, и журналистов было немало). Встреча по расписанию, в котором и в самом деле, как говорили раньше, не было ужина (хотя бы был ланч), должна была начаться первой.

Владимира Путина в здании Совета ЕС ждали Сергей Лавров, Андрей Белоусов, Игорь Шувалов. И Владимир Путин, когда появился в дверях на входе вместе с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу и председателем Европейского совета Херманом Ван Ромпеем, к ним было и направился. Но потом господин Баррозу что-то шепнул российскому президенту, тот кивнул — и пошел с ними совсем в другом направлении. Позже было сказано, что они решили сначала уединиться и обсудить наболевшее втроем.

Обсуждение продолжалось полтора часа. По этой причине заседание совета Россия--ЕС в расширенном составе организаторы объявили объединенным с ланчем (то есть и ланч в его традиционном виде перестал существовать на этом саммите).

Во время ланча слева от Владимира Путина сидел Игорь Шувалов, справа — Сергей Лавров. Перед началом Владимир Путин им что-то оживленно рассказывал — явно о том, что предлагали ему европейские топ-менеджеры. Судя по лицам господ Шувалова и Лаврова, эти предложения очень заинтересовали их, но прежде всего с точки зрения абсурдности позиции коллег из ЕС.

Ланч был коротким, как, собственно говоря, и весь саммит (его участники несколько раз потом об этом многозначительно сказали), при этом пресс-конференция, как часто бывает, стала мощным продолжением переговоров.

Господин Ван Ромпей недолго рассказывал о преимуществах сотрудничества России и ЕС, а потом перешел к позитивным примерам: так, по его словам, в Варшаве и в Киеве в 1990 году у людей было примерно одинаковое благосостояние, а теперь, после того как Польша вступила в ЕС, она в три раза богаче Украины.

Таким образом, он первый начал.

— Надо найти путь вперед для Украины,— подчеркнул господин ван Ромпей,— и было очевидно, что он имеет в виду, учитывая только что сказанное.

Кроме этого, господин Ван Ромпей предупредил, что уже через несколько часов в Киев вылетает верховный представитель ЕС "для окончательного урегулирования кризиса".

Предварительным урегулированием считалась, по всей видимости, дневная отставка правительства Украины и отмена Верховной радой "законов 16 января".

Жозе Мануэл Баррозу с чувством и где-то даже победоносно процитировал Достоевского с его идеей о том, что в мире появилось много несчастий из-за недосказанности и путаницы между людьми.

После этого господин Баррозу неторопливо оглядел журналистов. Он хотел убедиться, что знание классика производит на них должное впечатление.

Эту цитату ему подобрали, видимо, тщательно и надолго: только за время пресс-конференции он успел воспользоваться ею трижды.

Господин Путин записал эту цитату к себе в блокнот — то ли собираясь выставить против нее свою (может быть, собственную), то ли потому, что не знал ее, а понравилась.

Особо господин Баррозу подчеркнул, что он передал Виктору Януковичу требования об отмене "законов 16 января" и удовлетворен тем, что они вскоре после этого оказались отменены.

Всем должно было стать ясно, что заслугу господина Баррозу в этом невозможно переоценить (да и в голову это никому не придет).

К этому времени фотографы, стоявшие и сидевшие до сих пор в нескольких метрах от спикеров пресс-конференции, подтянулись к ним вплотную и снимали их совершенно уже вертикально, клубясь у них в ногах.

Господам Путину и Баррозу это было все равно (господину Баррозу, кажется, нравилось), а вот господин Ван Ромпей нервничал и в конце концов оттеснил двоих путем ковыряния носком ботинка.

Корреспондент The Wall Street Journal поинтересовался, передаст ли Россия те $15 млрд, которые пообещала Украине, если к власти придет оппозиция и Украина снова поставит вопрос об ассоциации с ЕС.

Господин Путин заявил, что тот "кредит (теперь он откровенно называет эти деньги кредитом.— А. К.), о котором вы говорили, и снижение цен на газ связаны с желанием поддержать не правительство, а украинский народ".

Это следовало понимать так, что, какое бы правительство ни появилось на месте правительства Николая Азарова, кредит будет предоставлен.

Правда, господин Путин не уточнил судьбы этого кредита, если на Украине сменится президент:

— У нас есть поговорка: когда паны дерутся, у холопов чубы трещат,— продолжил Владимир Путин, имея в виду, очевидно, что если украинский и российский народы необязательно единая историческая общность, то уж поговорки у них точно одни на всех.

— Этот кредит берется не на проедание,— заявил президент России.— Об этом мы договорились. Господин Азаров не будет, наверное, прятаться от журналистов и подтвердит, что, когда обсуждались условия кредита, подразумевалось, что будут структурные изменения в экономике Украины... Мы не знаем, какая политика будет у нового правительства, но свои договоренности мы намерены выполнять.

Тут содержалось сразу несколько "но". Новое правительство должно гарантировать те же структурные изменения экономики Украины, что и правительство Азарова. Кроме того, господин Путин откровенно сказал "мы намерены". Когда действительно хотят расстаться с $15 млрд, говорят по-другому.

К тому же президент России оговорился, что кредит хотелось бы дать платежеспособной стране, а только утром он получил сведения, что российских переговорщиков просят перенести украинские платежи за российский газ даже этого года, по уже сниженным для Украины ценам.

Господин Ван Ромпей, отвечая на вопросы, адресованные ему по поводу того, когда ЕС будет активнее подключаться к решению украинского вопроса, заявил, что на встрече "мы не обсуждали того, что в Украине происходит в последнее время".

Такое заявление по идее может стоить политику (по крайней мере европейскому) карьеры.

В зале поднялся свежий журналистский ропот, но господин Ван Ромпей продолжил, что не обсуждалось и то, что сейчас происходит в некоторых городах Украины.

— Мы не вдавались в детали последних событий в Украине,— еще раз подчеркнул он, уже под смех зала.

На уточняющие вопросы, действительно ли Россия готова нести обязательства по предоставлению кредита, господин Путин подтвердил:

— Да, мы уже обо всем договорились. Но для нас принципиально, чтобы Украина была кредитоспособной. Мы хотим иметь гарантии, что мы вернем деньги.

Так что судьба кредита теперь в густом тумане.

Очень резко Владимир Путин отреагировал на сообщение европейских коллег о том, что на Украину приедет верховный представитель ЕС. Он сравнил это с тем, как если бы Сергей Лавров приехал на Кипр или в Грецию в разгар их кризиса "и начал обращаться с призывами".

Жаль, кстати, что этого в свое время не произошло. Возможно, киприотам и грекам удалось бы избежать многих проблем.

Никто из тех, кто стоял на сцене у микрофонов, не хотел ссориться друг с другом, по крайней мере публично (так бывает далеко не на всех саммитах России--ЕС). Господин Путин сообщил, например, что обсуждали проблему продолжения "Северного потока", систему OPAL — "и договорились практически!".

А господин Баррозу еще раз на всякий случай процитировал позитивного Достоевского.

Сорвался господин Баррозу совершенно неожиданно и в самом конце:

— Мы не можем сделать вид, что все в порядке, когда не в порядке все!

Хотелось бы, чтоб пресс-конференция запомнилась не этим.

Но думаю, что именно этим и запомнится.

Как президент Украины Виктор Янукович принял отставку премьер-министра Николая Азарова


28 января в Киеве открылась внеочередная сессия Верховной рады, на которой депутаты проголосовали по отмене принятых 16 января законов, ужесточающих наказание за клевету, экстремизм и участие в массовых акциях. Голосами 361 парламентария при необходимых 226 были отменены 9 из 12 «антипротестных законов». Началось же заседание с новости об отставке премьер-министра Украины Николая Азарова, который написал заявление «с целью создать дополнительные возможности для общественно-политического компромисса». Читайте подробнее

Как оппозиция занимает места правительства


Накануне чрезвычайного заседания Верховной рады протестующие на улицах Киева едва не поставили под угрозу переговорный процесс между президентом Виктором Януковичем и лидерами оппозиции. После того как они захватили здание Минюста, его глава Елена Лукаш, участвующая в переговорах, пригрозила их прекращением и введением в стране чрезвычайного положения. Читайте подробнее

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение