Поймать молнию

О романтике заснеженных трибун

Алексей Доспехов

К Играм в Сочи надо готовиться не только спортсменам, но и болельщикам. Особенно новичкам и особенно к Играм зимним. Я сейчас прежде всего не о том, что надо взять с собой побольше теплых вещей. Хотя и об этом тоже. Вряд ли сочинская Олимпиада войдет в число самых морозных в истории. Но, поверьте, опытные фанаты если собираются провести на открытом воздухе пару часов, скажем, при вполне комфортных "в тылу" -5°C, на ноги надевают что-нибудь посерьезнее элегантных полуботинок. Иначе к середине лыжной эстафеты желание наблюдать за дуэлью российской и норвежской команд пропадет напрочь и появится желание забраться в какое-нибудь помещение с работающим на полную катушку отоплением. Или даже вернуться домой, на диван со стоящим перед ним телевизором.

И все-таки я сейчас прежде всего о том, что зимние Игры живьем не совсем то же, что зимние Игры по тому самому телевизору с мягким диваном. О том, что многие просто не представляют, как это выглядит, если смотреть непосредственно со стадиона.

Нет, есть, конечно, виды, которые не грозят сюрпризами. С хоккеем, фигурным катанием, конькобежным спортом все понятно: садишься на трибуну, и действие разворачивается перед тобой. Terra incognita для отправившегося в первую свою поездку на зимний турнир — это соревнования, которые на Играх в Сочи будет принимать Горный кластер.

Прекрасно помню, как в 1998 году на Олимпийских играх в Нагано впервые попал на биатлон. Телевизионные трансляции я видел тысячу раз. Но телевизионный биатлон от биатлона реального, надо сказать, отличается здорово. Перед тобой кусок трассы на стадионе, стрельбище, и видишь ты исключительно то, что происходит именно здесь, в этом месте. А общую картину приходится сложным паззлом складывать в голове, ориентируясь на электронное табло.

Потом, через четыре года в Солт-Лейк-Сити, я впервые попал на бобслей, который всегда мечтал увидеть так, чтобы он был на расстоянии вытянутой руки. И снова легкий шок. Это в телевизоре есть отсечки на дистанции и вы понимаете, сколько еще тысячных надо отыграть российскому экипажу, чтобы прорваться на подиум. На стадионе у вас есть два варианта: либо занимаете позицию на финише, либо стоите на склоне на середине трассы. В первом случае вы увидите тормозящие после заключительного виража экипажи, а все, что с ними творится до этого, останется для вас тайной. Во втором вы увидите нечто совершенно неожиданное — по свободному от борта куску трассы за пару мгновений мимо вас пронесется... Нет, даже не скажу, что боб — вы ни за что не различите, что это было. Да вы, может, не успеете понять, что только что мимо вас проехали будущие чемпионы! Это как вспышка, как удар молнии: бац — и уже снова все тихо.

Или вот горные лыжи. Тут у вас выбора, по сути, нет: стойте внизу и ждите, когда к вам приедет сверху королева скоростного спуска Линдси Вонн. Но предупреждаю: долго-долго красавица Вонн будет всего-навсего малюсенькой точкой посреди широченной белой полосы.

Со сноубордом, фристайлом и прыжками с трамплина, правда, полегче: тут масштаб, скажем так, компактнее, и спортсмены с их трюками на виду. Но отправляясь на лыжные гонки, будьте готовы, что перед вами, как и в биатлоне, предстанет не вся извилистая петля, а лишь ее кусок — может быть, солидный, может быть, крохотный.

Одним словом, зимнее боление — занятие своеобразное. Но я помню и другие свои ощущения, кроме легкого шока после первого плотного знакомства. О том, например, как в Солт-Лейк-Сити, очутившись на бобслее, таком странном и неожиданном, просмотрел состязания от начала до конца как раз с той точки, где мимо тебя летают молнии. И не мог отойти, завороженный этим явлением скорости в чистейшем ее виде.

Или о том, как на всех Олимпиадах, даже если работа предполагала пребывание внизу, в теплых стадионах под крышей — на хоккее и фигурном катании, в какой-то момент понимал, что жутко хочу туда — наверх, на холод, к вроде бы не слишком удобным для просмотра биатлону и лыжным гонкам.

И я помню, как на всех Олимпиадах — в Нагано и Солт-Лейк-Сити, Турине и Ванкувере — там, на холоде, встречал людей, которые говорили мне, что телевизор и диван никогда не заменят им рождающегося только здесь, вблизи, ощущения абсолютной сопричастности, единения со своей командой. Покричать, безусловно, можно и в экран. Но это будет крик в пустоту, а не крик, которым ты, возможно, поможешь кому-то выгрызть отделяющую от золота десятую долю секунды.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...