Коротко

Новости

Подробно

Фото: Константин Саломатин / Коммерсантъ

Выход для выходцев

Сергей Мельников встретился с теми, кто защищает права мигрантов в Москве

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Московская мэрия отклонила заявку на проведение "мигрантского митинга", организаторы которого планировали вывести на Манежную площадь аж миллион участников. Несостоявшееся мероприятие породило немало вопросов. И главный среди них: неужели существуют организационные структуры, которые в состоянии координировать действия мигрантов в столице в таких масштабах? "Огонек" попытался разобраться


Сергей Мельников


Представители исламских народов России и Средней Азии анонсировали масштабный митинг против ксенофобии еще в начале декабря. Затея изначально выглядела провокационной и не нашла особой поддержки в кругах мусульман, но шумиху создать удалось. Возникла дискуссия и о том, кто и по какому праву может представлять многомиллионную общность мигрантов. Как выяснилось, попытки создать крупные интернациональные объединения делаются давно и сегодня уже имеют реальные плоды.

Служу России


Самая крупная и известная организация, представляющая интересы гастарбайтеров,— Федерация мигрантов России. Каждый год она проводит съезды в пятизвездочном "Президент-отеле" с сотнями приглашенных экспертов и высокопоставленными чиновниками, а с некоторых пор ее руководителя Мухаммада Маджумдера стали даже приглашать на приемы в Кремль. Выходец из Бангладеш — неутомимый ньюсмейкер: то предложит узаконить всех нелегалов, то грозится провести альтернативный "Нерусский марш".

...Маджумдер назначил встречу в ресторане турецкой кухни. Телефон у него непрестанно звонит, Мухаммад отвечает эмоционально, на хорошем русском, разве только в окончаниях путается:

— Ничего невозможно регулировать, когда в Москве разрешения на работу дают 80 тысячам. Пока несколько миллионов работают нелегально, в остальных инициативах смысла нету... Кто в дискуссии будет участвовать?

Оказывается, звонили из Совета Федерации. Мухаммад Маджумдер уважительно отзывается об органах власти, однако постоянно критикует Федеральную миграционную службу (ФМС).

— Ладно, у нас продаются рабочее разрешение и регистрация,— сокрушается Маджумдер.— Но продается и российское гражданство! Уже миллиону человек его продали, а потом 110 тысяч паспортов ФМС изъяла обратно как незаконные. Человек купил гражданство, потом купил дом, машину, дети его стали гражданами России... А потом ему говорят: ты не гражданин.

Как объясняют эксперты, нелюбовь Федерации мигрантов и ФМС — взаимная и основана на пересечении бизнес-интересов.

— В свое время Маджумдер предлагал создать фирму, которая готовила бы всю необходимую мигрантам документацию,— говорит член Общественной палаты, президент информационно-аналитического центра "Религия и общество" Алексей Гришин.— Он предложил брать за эту услугу около 4 тысяч рублей с одного мигранта. А дружественные ФМС фирмы брали примерно на 2 тысячи рублей больше. И, как ни странно, у Маджумдера сразу начались проблемы с ФМС...

Федерация мигрантов России образовалась в 2007 году. Тогда поток приезжих в страну стал резко возрастать, создание межнациональной организации явно назревало, и Мухаммад Маджумдер договорился с управлением внутренней политики администрации президента.

Как это удалось выходцу из Бангладеш?

Мухаммад Амин Маджумдер родился в 1967 году в семье одного из лидеров компартии Бангладеш. В 1989 году переехал в Россию. Поступил на экономфак МГУ, в 1993 году женился на русской и вскоре получил российское гражданство.

— Тогда же, в 1994 году, я стал помощником депутата, и мы создали парламентскую группу дружбы России с Индией, Непалом, Бангладеш, Шри-Ланкой и Бутаном,— рассказывает Маджумдер.

В 1997 году Маджумдер, обросший связями в России и зарубежье, возглавил Международную исламскую представительскую организацию (МИПО).

— Во вторую чеченскую войну мы работали в Красном Кресте, собирали помощь Чечне,— вспоминает Маджумдер.

Он дружил с Ахматом Кадыровым и всячески его поддерживал. В 2004 году, после теракта в Беслане, международные исламские организации в России начали закрывать, перестала существовать и МИПО. Тут Маджумдера и выручила мигрантская проблема, с которой столкнулось российское общество

Зная о том, что Федерацию мигрантов поддерживают власти, в нее стали стекаться диаспоры, своими членскими взносами они обеспечили существование организации. Сейчас, по данным сайта, в Федерацию входит 74 диаспоры, но, по данным экспертов, реально участвуют в работе около 40. Самые активные — вьетнамцы, таджики, узбеки.

— Мы проводим различные мероприятия,— рассказывает Маджумдер. Поясняет: в активе организации не только круглые столы, но и вполне "системные мероприятия" — участие в официальных митингах, например.— У нас есть два юриста, которые занимаются защитой прав мигрантов. Также мы консультируем студентов, приезжающих учиться в российские вузы. Тем, кто для повышения квалификации хочет уехать в другую страну, мы даем возможность подучить арабский и английский языки.

Трое детей Мухаммада Маджумдера уезжать пока не собираются. Его старший сын отучился в кадетском корпусе, а теперь служит в армии в Омской области.

— Не только я, а вся моя семья и миллионы мигрантов готовы служить России,— пафосно завершает нашу беседу он.

Мир, труд, патент!


Профсоюз трудящихся мигрантов, крупнейшая в нашей стране профсоюзная организация, отстаивающая интересы иностранных работников,— детище Рената Каримова. Он этнический татарин и гражданин России. Но почти все его сотрудники — мигранты, имеющие разрешение на работу.

Офис профсоюза мигрантов расположен в том же здании, что и Совет по внешней и оборонной политике (СВОП) и фонд "Политика" Вячеслава Никонова. Офис украшает знаменитый советский плакат, только вместо "Ты записался добровольцем?" стоит надпись "Ты легализовался? Получил патент?".

Сам 57-летний Ренат Каримов сидит в отдельном кабинете, за его спиной — красный флаг Всемирной федерации профсоюзов.

— Мы вступили в нее в этом году,— с гордостью сообщает Каримов.— А начиналось все семь лет назад. Я работал в коммерческой структуре, трудоустраивающей иностранцев. И мне часто приходилось разрешать конфликты: там не дали зарплату, там задержали... Я понял, что нужен профсоюз.

Сегодня в профсоюзе состоит около 30 тысяч человек из стран СНГ. Все простые работники, большинство из Узбекистана и с Украины, поставляющих в нашу страну львиную долю мигрантов. Некоторые работают в Московской, Саратовской, Новосибирской и Иркутской областях, где есть свои отделения профсоюза трудящихся мигрантов. Членский взнос составляет всего 1 процент от заработной платы, и, по словам Рената Каримова, на эти деньги и существует организация.

— Основная задача — защита прав и интересов наших членов, если у них возникают проблемы с работодателями и органами власти,— говорит Ренат Каримов.— Но мы ведем и информационную работу — выпускаем газету, организуем консультации и семинары для мигрантов.

Ежедневно в офис профсоюза обращаются до 100 человек. Еще больше звонят по телефону. В последнем номере газеты написано: "Профсоюз помог разрешить 322 трудовых конфликта и получить 11 380 000 рублей заработной платы". Однако чаще всего в профсоюз жалуются на полицейских.

— На наши мобильные звонят даже ночью,— говорит Ренат Каримов.— Звонят при любых проблемах, возникающих при общении с представителями власти, вплоть до претензий сотрудников дорожной полиции за неправильную парковку. Нашим подопечным надо, чтобы кто-то выступил на их стороне.

Бывает, что людям нужна психологическая помощь. Были случаи, когда отчаявшиеся приезжие грозились наложить на себя руки, и тогда сотрудники профсоюза выезжали к несчастным, чтобы не допустить суицида.

Профсоюз устраивает коллективные походы в театры и Третьяковку, на 9 Мая организует концерт — встречу ветеранов с мигрантами. В политическом отношении Ренат Каримов симпатизирует левому движению и тоскует по Советскому Союзу.

— Я работал в райкоме комсомола в Набережных Челнах, потом трудился в аппарате ЦК комсомола в Москве,— говорит Каримов.— Те ребята, которые сейчас называются иностранными гражданами, это, по сути дела, мои товарищи по комсомолу, которые, так же как и я, голосовали за сохранение СССР... Поэтому я считаю нужным защищать их интересы.

Как и его коллега Маджумдер, Каримов критикует миграционную политику.

— Степень мигрантозависимости российской экономики не оценена объективно,— говорит Ренат Каримов.— По официальным данным, в России 11 млн мигрантов, а квота на привлечение — 1 млн 745 тысяч. Квоту можно было бы увеличить. Тогда работодатель заключал бы с нынешним нелегалом трудовой договор, оплачивал бы взносы в Пенсионный фонд РФ, который испытывает сегодня большие трудности.

Почему работодатель с увеличением мигрантской квоты станет более сознательным, Каримов, правда, не объясняет.

Таджикские агенты


Интеграционный центр "Миграция и закон" занимает несколько комнат в бесчисленных коридорах спорткомплекса "Олимпийский". Судя по флагам, размещенным на сайте центра, здесь помогают гражданам Таджикистана, Узбекистана, Киргизии и Молдавии. Руководитель центра Гавхар Джураева оживленно беседует со скромно одетым мужичком средних лет.

Тот рассказывает свою историю:

— Меня зовут Абдурахим, мне 53 года, работаю в Москве уже 10 лет, электросварщик. Недавно ко мне подошли на остановке милиционеры. Все было в порядке — и патент, и регистрация. Но меня решили депортировать. Собрали в отделении 95 человек мигрантов! Весь день просидели...

И показывает видео на телефоне.

— Я пошел жаловаться в посольство Таджикистана, и меня направили сюда. Рифат написал заявление, мы отдали его в Мосгорсуд...

— Рифат — это наш юрист, работающий с таджикским направлением,— объясняет Джураева, 63-летняя этническая таджичка, прекрасно владеющая русским языком.— По невыплате, например, он выигрывает 30-40 процентов дел, это очень много.

Сама Джураева имеет двойное гражданство и в шутку называет себя "советским мусульманином". Ее специальность "Арабский язык и литература", но в правозащитной деятельности она преуспела куда больше.

— Сейчас я покажу вам наш отчет, например, за август, и вы поймете, чем занимается "Миграция и закон",— говорит она.

Итак, август. Всего обращений в центр — 1065, многие из них телефонные, за помощью обращаются даже мигранты, работающие в Якутске и Владивостоке. Большинство лично к Джураевой — 463. К трем юристам, занимающимся таджикским направлением (все они из Таджикистана), 416 обращений, к двум узбекам, помогающим соотечественникам,— 106, юрист, занимающийся киргизским направлением, был в отпуске, а молдаване стучались в дверь "Миграции и закона" 80 раз.

Всего в августе вели работу с 137 обращениями мигрантов. Первыми в списке идут дела, связанные с ФМС, в основном обжалования депортации из России. С ФМС Гавхар Джураева дружна, входит в Общественный совет, а в прошлом году ведомство наградило ее именной медалью. Далее идет перечисление случаев, связанных с полицией: "получил ранение", "задержан при даче взятки"...

Гавхар Джураева с горечью признает, что число преступлений, совершаемых мигрантами, сегодня растет. Пытается определить причины:

— Каждый месяц к нам обращаются 20-30 человек, которым не выплатили зарплату. Уехать они не могут, на питание и лекарства у них денег нет. К тому же обиженные...

Для решения проблем с работодателями "Миграция и закон" пишет письма, в которых взывает к их совести, упоминая о своем сотрудничестве с ФМС и МВД. Нередко это срабатывает. Помогло это и самой организации после подписания закона об "иностранных агентах", когда в офис пришли надзорные органы. Вопросов у них не возникло, хотя сотрудники "Миграции и закона" и живут за счет зарубежных грантов.

— Нас спасает наше ведение отчетности,— говорит Гавхар Джураева.— Мы прозрачные донельзя — и в смысле нашей работы, и в смысле бухгалтерии. Вот нас и не трогают.

Правозащитным делам Джураева училась у председателя комитета "Гражданское содействие" Светланы Ганнушкиной, была волонтером в ее организации.

Сейчас "Миграция и закон" расширяет свою сеть: Джураева планирует собрать команду для оказания помощи и российским внутренним мигрантам. Если проект удастся, он всерьез ударит по национальным стереотипам: по сути, разросшийся мигрантский центр будет консультировать россиян на их же территории!


Разумеется, три описанные организации — далеко не единственные на мигрантской "поляне", просто их деятельность наиболее заметна среди других. Очевидно: чем больше будет создаваться таких открытых и прозрачных объединений, тем лучше. В том числе и для власти. По крайней мере, будет ясно, к кому обращаться, если "миллионные" митинги все-таки грянут.

Мигранты на связи

Детали

С какими мигрантскими организациями общаются наши власти и по какому поводу?


В пресс-службе ФМС "Огоньку" сообщили, что "территориальные органы службы наладили взаимодействие с 1454 национальными общественными объединениями". Чиновники и общественники дискутируют об изменениях в административном и миграционном законодательстве, об организации курсов русского языка, о документах, необходимых мигрантам для того, чтобы трудиться легально. Кроме того, представителей национальных объединений и землячеств привлекают к разработке памяток для мигрантов. Формат взаимодействия мигрантской общественности и ФМС — общественно-консультативные советы, созданные при управлениях и отделах миграционной службы.

МВД, в свою очередь, не очень активно работает с общественными организациями, отстаивающими интересы мигрантов. Как объясняют в пресс-службе МВД, "в акциях по выявлению нелегальных мигрантов полиция осуществляет функцию защиты ФМС". То есть занимается рутинной работой по поиску правонарушителей в миграционной сфере. "Общественные организации имеют право обращаться к нам, но мы не всегда имеем право сообщать им информацию,— продолжают представители МВД.— Специальных договоренностей с организациями никаких нет. Чаще мы работаем с посольствами и родственниками задержанных".

В Москве, являющейся безусловным лидером по числу легальных и нелегальных мигрантов, неизбежен диалог между местной властью и национальными организациями. Как нам сообщили в департаменте межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями города Москвы, "правительство Москвы взаимодействует более чем с 110 ведущими национальными общественными объединениями общероссийского, межрегионального и регионального уровня, более чем с 80 региональными землячествами и 60 религиозными организациями". Конкретные направления взаимодействия — участие в ярмарках вакансий, организуемых департаментом труда и занятости населения Москвы, организация курсов по изучению русского языка. В ноябре 2013 года, после того как соцопросы стали показывать рост озабоченности москвичей миграционной ситуацией, была создана рабочая группа с участием представителей правительства Москвы и с руководителями национальных общественных объединений, выступающих посредниками между органами власти и мигрантами. В состав рабочей группы вошли союз общественных объединений "Международный миграционный центр", Всероссийский совет диаспор "Узбекистан", Общественное движение трудовых мигрантов Кыргызстана, Ассоциация таджикских организаций "Самандар", Конгресс молдавских диаспор, Союз украинских землячеств, Конгресс народов Кавказа, Всероссийский межнациональный союз молодежи.

Комментарии
Профиль пользователя