Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Сергей Старостенко / Коммерсантъ   |  купить фото

Майдан разбушевался

Валерий Калныш — о том, как народное вече перешло в уличные бои

Журнал "Огонёк" от , стр. 10

Всю минувшую неделю, начиная с 19 января, митингующие в Киеве доказывали, что могут не только мирно стоять и петь песни. Из чего возник радикальный майдан и доведет ли он до ЧП?


Валерий Калныш, Киев


За прошедший месяц майдан перестал быть просто собранием людей и начал оформляться организационно. Появились свои коменданты, свои отряды самообороны, пункты медицинской помощи, лекторий, в одной из палаток можно и помолиться. Появился автомайдан — своеобразная кавалерия митингующих, которая может заблокировать своими авто подступы к палаткам митингующих, проезды кортежей или даже выезды из домов высоким чиновникам. Ну а формой общения майдана с миром стали народные вече, которые собираются по воскресеньям.

Вече 19 января заранее обещало быть непростым, потому что за пару дней до него, 16 января, парламентское большинство приняло (оппозиция утверждает — с нарушением процедуры) ряд резонансных законов. Главный из них — "О внесении изменений в Закон Украины "О судоустройстве и статусе судей" и процессуальные законы относительно дополнительных мероприятий по защите безопасности граждан". Его соавторами стали два депутата от провластной Партии регионов — Вадим Колесниченко и Владимир Олейник. Этим документом были внесены изменения в 14 законов и 7 кодексов Украины.

В Уголовном кодексе появилась статья "Экстремистская деятельность". Под таковой отныне подразумеваются призывы к насильственной смене конституционного строя, массовые беспорядки, хулиганские действия и акты вандализма по мотивам социальной, расовой, национальной, этнической, языковой или религиозной вражды. За изготовление и распространение экстремистских материалов, в том числе в интернете, грозит судимость и штраф до 13,6 тысячи гривен, за повторное преступление — до 51 тысячи гривен и до 3 лет лишения свободы. Введена статья "Клевета" — "распространение заведомо недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство", за что положен штраф до 5,1 тысячи гривен или исправительные работы до 2 лет. Этим же законом введена продажа sim-карт по паспортам (прежде стартовые пакеты можно было купить в продуктовом магазине по 10 гривен). Предусмотрены новые правила проведения массовых акций, в частности, за "участие в собраниях, митингах, уличных походах и демонстрациях, других массовых мероприятиях в маске, шлеме или с использованием других средств или способов маскировки с целью избежать идентификации" введен штраф до 4250 гривен. Появилось понятие "иностранный агент" для общественных организаций, получающих финансовую поддержку из-за рубежа...

Бойцы из "Правого сектора" убеждены: добро бывает не только с кулаками, но и с "коктейлями Молотова"

Фото: Владислав Содель, Коммерсантъ

Оппозиция назвала эти законы диктаторскими. "Эти законы не соответствуют Конституции, поэтому мы имеем право их не выполнять",— заявил со сцены майдана лидер националистической партии "Свобода" Олег Тягныбок. Один из авторов законодательного пакета Вадим Колесниченко на это ответил: "Я горжусь своим законом, потому что он в полной мере соответствует европейским и американским законам. Если люди в Киеве на площади Независимости требуют движения в Европу, они должны соответствовать европейским законам".

Как бы то ни было, но утром 19 января на майдане было много людей в масках — карнавальных, театральных, в "балаклавах", кто-то надел на голову кастрюлю или дуршлаг. Впрочем, как скоро выяснилось, у собравшихся были цели поважнее, чем насмешки над новым законодательством.

"Нам уже не нужен единый кандидат в президенты, но нам нужен лидер сопротивления. Немедленно. Это уже не протест. Это не танцы на площади. Это гражданское сопротивление,— заявил один из организаторов автомайдана Дмитрий Булатов.— У нас нет времени ждать предварительных договоренностей о распределении должностей. Майдану и автомайдану нужен лидер сопротивления, который поведет нас к победе и вернет украденные права и свободы. Назовите имя. Мы ждем ответа".

Ответ был дан. Но не тот, которого ожидали. "Здесь есть лидер. Это украинский народ! — заявил во всеуслышание один из видных оппозиционеров Арсений Яценюк.— Если кто-то превратит или объявит нашу борьбу борьбой за лидерство между политиками, я назову его провокатором. Кто призывает к штурму административных помещений — тоже провокатор. Поймите, зайти в помещение — не значит получить власть. Мы должны действовать мирным путем, слаженно, как европейский народ".

Этот призыв, однако, откликнулся совсем другим эхом: вечером 19 января начались столкновения с силами правопорядка.

Куда летят камни, за отбитым у спецназа щитом не видно, но это не повод их не кидать

Фото: Владислав Содель, Коммерсантъ

Авангард или провокаторы?


Активные события на улице Грушевского начались после вече. Часть активистов автомайдана заявила, что отправляется блокировать Раду. Следует сказать, что автомайданщиков поправки к закону Колесниченко — Олейника тоже коснулись. За "движение в колонне более пяти машин, если это привело к препятствиям дорожному движению", нарушителя ждет лишение водительских прав на срок до 2 лет, а автовладельцы, предоставившие свой автомобиль для участия в акции протеста, обязаны платить штраф в размере не 1,7 тысячи, а 10,2 тысячи гривен. Предусмотрен и арест до 10 суток.

Вместе с автомайданщиками к парламенту отправились и представители "Правого сектора". Об этой структуре до событий 19-20 января знали только завсегдатаи майдана, потому что именно ПС обеспечивает охрану его периметра. Это не просто "охранники", а люди с четкой правой идеологией, которые готовы в своих действиях пойти даже дальше яро националистической "Свободы" Олега Тягныбока. ПС объединил футбольных ультрас и активистов ряда экстремистских организаций, которые быстро сориентировались в тактике ведения борьбы с силовиками: милицию начали забрасывать камнями, петардами, ближе к вечеру в ход пошли "коктейли Молотова" и лазерные указки, которыми слепили бойцов спецподразделений. Были подожжены автомобили, которые перегораживали проход по улице Грушевского.

Милиция на вызов не повелась, выбрав другую тактику: "игру от обороны". Кордон не двигался с места, но в ход пошли светошумовые гранаты и слезоточивый газ. Потом арсенал расширялся с обеих сторон: силовики перешли к применению резиновых пуль и подтянули водометы, а бойцы "Правого сектора" строили катапульту для забрасывания "Беркута" камнями и начали завозить химикаты для увеличения мощности зажигательных коктейлей.

Накал противостояния был такой, что стороны перестали себя сдерживать, и новости о раненых удивлять перестали. На фото — один из пострадавших в столкновениях с "Беркутом"

Фото: Maks Levin, Reuters

Новости с Грушевского на несколько дней стали сводками с театра боевых действий. Милиция сообщала о десятках пострадавших с ее стороны, оппозиция призывала к прекращению эскалации, информагентства рассказывали о характере травм, все жаловались на перечный газ. В среду появились сообщения о первых жертвах — два человека погибли...

Единственным из лидеров оппозиции, кто оказался в эпицентре горячих событий, был лидер партии УДАР Виталий Кличко. Он то уговаривал активистов не забрасывать милицию выломанной тут же, прямо из мостовой брусчаткой; то убеждал милицию не применять силу. Его не принимали ни те ни другие. В какой-то момент протестующие обдали его струей из огнетушителя и предложили "у...бывать отсюда". Арсений Яценюк и Олег Тягныбок в пекло не лезли — раздавали журналистам комментарии. Их суть сводилась к тому, что силовой вариант нужен не им, а власти. "Сценарий атаки на кордоны правоохранителей на Грушевского нужен только власти, чтобы оправдать будущие действия против евромайдана",— убеждал Яценюк. "Они (власть.— "О") хотят уничтожить майдан с помощью провокаторов",— заявлял господин Тягныбок. Означает ли это, что кордоны "Беркута" закидывают камнями и зажигалками именно провокаторы, у него никто не уточнял.

Дальше ситуация развивалась разнонаправленно: на Грушевского продолжалась рубка "Правого сектора" с милицией, а политики расписывали каждый свою партию. Кличко интриговал по поводу встречи с Януковичем ("Я четко ему очертил, что цена вопроса — отставка правительства и президента",— рассказывал лидер УДАРа). Янукович звонил Яценюку ("Они объявляют, что готовы начать переговорный процесс",— отчитывался майдану лидер "Батькивщины"). Тягныбоку никто не звонил, но он всем рассказывал, что занят поиском выхода из ситуации.

Переговоры президента Януковича (в центре слева) с лидерами партий "Батькивщина" Яценюком, УДАР Кличко и "Свобода" Тягныбоком (все — справа) не сняли кризиса. За Европу и дальше будут воевать неевропейскими методами

Фото: Андрей Мосиенко, Коммерсантъ

Фальстарт революции или фальстарт ГКЧП?


Список требований майдана сформулировали вечером 20 января. Он оказался обширным и заведомо невыполнимым: вывести "Беркут" и другие спецподразделения из Киева в места дислокации, отменить принятые 16 января законы, освободить задержанных активистов и Юлию Тимошенко, вернуть Конституцию 2004 года, направить в отставку кабинет министров Азарова, провести внеочередные парламентские и президентские выборы...

Виктор Янукович поначалу оказался не готов выполнить даже предварительное требование протестантов — лично принять участие в переговорах. Это право он делегировал секретарю Совета национальной безопасности Андрею Клюеву, своему советнику Андрею Портнову и министру юстиции Елене Лукаш. И тем не менее, отметил директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев, у оппозиции нет иного выхода, как идти на переговоры с властью. "В противном случае,— подчеркивает эксперт,  протест сметет саму оппозицию". (В конце прошлой недели президент все же встретился с лидерами оппозиции, но этот раунд переговоров привел лишь к новому раунду ультиматумов - "О".)

Остается вопрос: как переговариваться, когда в самой оппозиции нет согласия? Упомянутый уже Дмитрий Булатов, поначалу требовавший предъявить народу лидера, позже пришел к выводу, что таковой найден: "Автомайдан определился с единым лидером сопротивления... Для нас это Виталий Кличко",— написал он в Facebook. Яценюк и Тягныбок, понятное дело, мягко говоря, не в восторге — тот, кто поведет майдан за собой, в конечном счете будет поддержан им и на выборах президента в 2015-м...

Эта катапульта палила недолго — бойцы "Беркута" разрушили ее в ходе вылазки. Но протестанты установили новую, более дальнобойную

Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ

Депутат Рады и автор запретительных поправок Вадим Колесниченко убежден: в стране произошел "фальстарт гражданского сопротивления, революции, по сути, государственного переворота, который готовился на 2015 год с участием иностранных спецслужб". И не факт, что эти события не повторятся. "Только за декабрь СБУ выдворила за пределы нашего государства более 200 экспертов, которые готовили боевиков для организации гражданской войны в Украине. На сегодня на территории столицы находится около 100 таких экспертов — часть из России, часть из Белоруссии, а остальные — из Европы. Эксперты, прибывшие из России,— это те эксперты, которые работали на проект Навального, на Болотную площадь",— уверен он.

Впрочем, и "Правый сектор" отмалчиваться не собирается. Там с ходу объявили, что не верят в переговоры, утверждая, что "единственный язык, который понимает нынешний криминальный режим,— это язык силы". Самый пессимистический сценарий — это введение чрезвычайного положения...

Кто входит в "Правый сектор"

Детали

На передовую противостояния в Киеве нынешний протест вынес целый букет ультранационалистических группировок. Кто они и за что воюют?


Объединение "Правый сектор" возникло в конце ноября 2013-го в Киеве с началом антиправительственных акций. Его костяк составили представители "Украинской национальной ассамблеи — Украинской народной самообороны" (УНА-УНСО), "Тризуба", "Патриота Украины", "Братства" и "Белого молота". У объединения нет единого лидера, оно координируется через интернет из штаба в Доме профсоюзов. Численность достигает тысячи человек.

УНА-УНСО — партия, основанная в 1990 году диссидентом Юрием Шухевичем. Штаб — в Киеве, отделения есть в крупных областных центрах. Лозунг — "Украина для украинцев". Задача: построение организованной силы, которая наведет порядок и возьмет на себя ответственность за нацию. Боевые группы УНА-УНСО участвовали в первой чеченской войне на стороне сепаратистов, грузино-абхазской войне и войне в Южной Осетии на стороне Грузии и в других конфликтах.

"Тризуб" имени Степана Бандеры основан в 1993 году как военизированное крыло Конгресса украинских националистов. Главная цель — построение украинского государства "с действенной системой национального народовластия". Лидер — Дмитрий Ярош. Штаб — в Днепродзержинске, есть отделения во всех регионах. В ходе оранжевой революции "Тризуб" не занял ни одну из сторон. Во время президентской кампании 2010 года выступал против Виктора Януковича.

Организация "Патриот Украины" появилась в 1999-м во Львове как молодежное крыло Социал-национальной партии, штаб расположен в Харькове. Имеет ячейки по всей Украине, а также в Калининграде и Варшаве. Лидер — Андрей Белецкий. Выступает за построение общества на принципах украинского национального величия, создание авторитарного государства, запрет иммиграции. В январе 2014-го три члена организации получили по 6 лет тюрьмы по обвинению в подготовке теракта в 2011 году.

"Братство" — партия национально-анархического толка, основанная в марте 1999-го Дмитрием Корчинским, бывшим руководителем УНА-УНСО. Штаб — в Киеве. Представители "Братства" не раз устраивали громкие акции. В мае 2012 года в нескольких городах Украины они установили памятники Сталину со спущенными штанами, а в ноябре того же года передали российскому культурному центру в Киеве аппликацию "Герб Московии", состоящую из тушек двух мертвых петухов. Лидер партии объявлен в международный розыск по подозрению в организации массовых беспорядков в Киеве 1 декабря 2013 года.

Организация "Белый молот" создана в 2013 году группой националистов из Киева. Координатор — Николай Еременко, идеология — национал-социализм. Первыми акциями группы стали погромы нелегальных игровых салонов и казино под Киевом, позже — в Одессе, Николаеве, Львове. Активисты утверждают, что ведут "борьбу против оккупационной администрации на Украине, оборотней в погонах и преступных бизнес-проектов".

Подготовила Анна Токарева


Комментарии
Профиль пользователя