Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Большие сложности малого бизнеса

"Business guide (Малый и средний бизнес)". Приложение от , стр. 16

Кредитование малого и среднего бизнеса в России становится одним из основных драйверов роста банковского сегмента и набирает обороты. Но это вовсе не означает, что получить кредит бизнесменам, а тем более начинающим предпринимателям стало проще. Почему банки не готовы кредитовать малый бизнес и стоит ли надеяться на смягчение требований к предпринимателям со стороны банков, выяснил BG «Малый и средний бизнес».


По итогам трех кварталов 2013 года объем кредитования малого и среднего бизнеса в Нижегородской области составил 169,8 млрд руб., то есть вырос на 27% к уровню с января по сентябрь прошлого года. Причем предпринимательский сектор получил треть всех кредитных ресурсов, выданных юрлицам на территории региона. Темпы роста кредитования предприятий МСБ в регионе значительно опережают среднероссийские: в стране по итогам девяти месяцев 2013 года они составили всего 16%. И если в Нижегородской области на поддержание ликвидности предпринимателей направлялась треть всех кредитных средств юрлицам, то в России доля МСБ составила чуть более 22% от общего объема финансирования корпоративных клиентов.

На первое октября текущего года кредитный портфель предприятий МСБ в регионе составил 105,2 млрд руб. — треть от общего портфеля юридических лиц на территории области. Правда, кредитный портфель предпринимательского сектора по сравнению с октябрем 2012 года вырос всего на 12,5%, в то время как в целом по юрлицам темп роста достиг 17%. «Это можно объяснить тем, что и кредитные организации и предприятия менее охотно связывают себя долгосрочными кредитами, предпочитая им краткосрочные. Такая позиция связана с вероятным ростом в долгосрочной перспективе валютных рисков, нестабильной экономической ситуацией в стране в целом и регионе в частности, а также большим, по сравнению с краткосрочными кредитами, риском невозврата», — поясняет и.о. начальника ГУ ЦБ РФ по Нижегородской области Ирина Трофимова. По темпам роста текущей задолженности по кредитам Нижегородская область занимает 52-ю позицию среди российских регионов.

Конечно, динамика объемов кредитования предпринимательского сектора в различных банках региона различна. К примеру, в нижегородском филиале Альфа-банка сейчас насчитывается около 2 тыс. клиентов МСБ, а рост кредитного портфеля предпринимателей по сравнению с аналогичным периодом 2012 года составил около 20%. Такие же темпы роста отмечают и в нижегородском филиале Промсвязьбанка: сейчас в регионе у банка более 400 клиентов МСБ, кредитный портфель которых составляет более 1,25 млрд руб. В нижегородском Райффайзенбанке кредитуется около 900 компаний сектора МСБ, по большей части малый и микробизнес, а кредитный портфель филиала банка по данному сегменту в Нижнем за первое полугодие 2013 года вырос почти в два раза к уровню АППГ — до 499 млн руб., не считая среднего бизнеса. Но банки не останавливаются на достигнутом и выводят на рынок все новые кредитные предложения для малых предприятий.

Сколько хочешь выбирай

Все чаще банки внедряют в свою продуктовую линейку тендерное кредитование малого бизнеса. К примеру, Номос-банк предлагает тендерное финансовое обеспечение как на этапе подачи заявки на участие в государственных и муниципальных тендерах, так и непосредственно на стадии выполнения обязательств по ним. Райффайзенбанк предлагает специальные кредитные продукты для исполнения контрактов с крупными контрагентами. «Клиенты этого сегмента, как правило, не хотят отвлекать из обращения денежные ресурсы для участия в тендерах, поэтому очень активно используют банковские гарантии и специальные кредитные продукты для финансирования контрактов. Повышенный спрос на эти услуги связан с повсеместным распространением аукционов и прочих торгов, которые проводят государственные и крупные корпоративные компании», — отмечает директор регионального центра «Волжский» ЗАО «Райффайзенбанк» Александр Грицай.

Кроме того, набирает популярность у нижегородских предпринимателей коммерческая ипотека, которая позволяет владельцам малого бизнеса получить заемные средства на покупку коммерческой недвижимости или земельного участка под залог приобретаемого имущества. «Клиенты приобретают объект недвижимости для бизнеса с использованием кредита, потому что график погашения у нас составлен таким образом, что платеж по кредиту сопоставим с ежемесячными затратами на аренду», — объясняет господин Грицай интерес бизнесменов. «Размер финансирования может составлять до 100% стоимости объекта. Также в случае необходимости клиенты могут воспользоваться отсрочкой по основному долгу до шести месяцев с даты заключения договора и сезонным графиком погашения», — рассказывает директор департамента по работе с малым бизнесом Номос-банка Федор Сытин.

Помимо продуктов, общих для всех банков региона, многие кредитные учреждения имеют свои «фишки» для предпринимателей. Номос-банк, например, предлагает бизнесменам аккредитивы с постфинансированием для осуществления внешнеэкономической деятельности, а Промсвязьбанк разработал специальную линейку продуктов для микроклиентов с максимальной суммой займа до 3 млн руб. Также банки предлагают бизнесменам многочисленные некредитные услуги: от обычного расчетно-кассового обслуживания до комплексных консьерж-услуг, как в Альфа-банке, и сложных пакетных решений, как в Райффайзенбанке.

Тем не менее банкиры констатируют, что наибольшей популярностью у малого бизнеса по-прежнему пользуются обычные оборотные кредиты. «Наиболее востребованными продуктами являются кредиты на развитие бизнеса от 3 млн до 10 млн руб., а также беззалоговые программы, позволяющие оформить кредиты на сумму до 3 млн руб.», — рассказывает господин Сытин. Самым популярным продуктом Промсвязьбанка среди нижегородских предпринимателей является оборотное кредитование в виде кредитных линий и овердрафтов, особенно в сегменте торговли и производства. «Наибольшим спросом пользуются беззалоговые кредиты в сумме до 2 млн руб. на срок до пяти лет. Широкое распространение получила практика рефинансирования кредитов других банков», — отмечает господин Грицай из Райффайзенбанка.

Львиная доля малого бизнеса использует банки не для кредитования, а только для ведения расчетного счета. К примеру, среди всех нижегородских клиентов Райффайзенбанка используют банковские кредиты в среднем не более 15% от общего числа клиентов сегмента МСБ. В нижегородском филиале Альфа-банка самыми востребованными продуктами тоже являются некредитные: «В первую очередь это расчетно-кассовое обслуживание, при этом клиенты пользуются в основном дистанционными каналами — интернет-банкингом и мобильным банкингом. Также в числе наиболее востребованных услуг — зарплатные проекты и корпоративные карты, так как это наиболее удобный способ выплаты заработной платы», — рассказывает начальник управления массового бизнеса филиала «Нижегородский» Альфа-банка Сергей Варнаков. «Список предпочтений вполне традиционен. Помимо РКО и кредитования, это банковские гарантии, зарплатные проекты, инкассация. На эти услуги приходится более 90% всех предоставляемых услуг. Также у предпринимателей является популярной услуга аренды индивидуальных банковских ячеек», — добавляет начальник управления по работе с малым и средним бизнесом ОАО АКБ «Саровбизнесбанк» Павел Кохендерфер.

От каждого по залогу

Активизация работы банков с небольшими фирмами стала основной тенденцией последнего времени. «Сейчас практически все банки заявляют о намерении работать с малым и средним бизнесом, так как это один из немногих сегментов рынка банковских услуг, где действительно имеется потенциал роста, тем более что рентабельность кредитов МСБ выше, чем рентабельность других банковских активов. Поэтому для банков этот сегмент весьма заманчив», — отмечает Алексей Буздалин из «Интерфакс-ЦЭА». Сейчас найти заемные деньги нижегородскому бизнесу в принципе возможно: в Нижнем работает более 200 кредитных организаций, и многие из них кредитуют малый бизнес, отмечает председатель Ассоциации предпринимателей Нижегородского района Нижнего Новгорода Максим Старостин. «При желании деньги найти можно. И очень приятно, что есть ряд небольших местных банков, которые в этом плане более гибкие и предоставляют возможность встретиться лично с руководителем. Это большой плюс для малого бизнеса», — полагает господин Старостин.

Однако это не означает, что у малого и среднего бизнеса в регионе больше нет проблем с банковским финансированием. Эксперты отмечают, что предпринимателям по-прежнему сложно получить кредит. Во-первых, бизнес мало где может получить заемные средства, если у него нет залога и уже существующих оборотов, достаточных для выплаты долга, утверждает председатель совета нижегородского регионального отделения общественной организации «Опора России» Дмитрий Бирман. «Чтобы получить кредит в банке, бизнесмен, как правило, должен показать предприятие, уже получающее выручку в рамках погашения процентов по кредиту и части тела самого кредита. А если нет предприятия, ты не получишь кредит: даже если у тебя есть залог, банки не увидят источники погашения кредита», — рассказывает господин Бирман. Кроме того, предпринимателям нужно иметь поручителей, напоминает председатель нижегородского регионального отделения «Деловой России» Павел Солодкий. Впрочем, в последнее время банки в этом плане чаще идут навстречу предпринимателям, отмечает Максим Старостин. «Конечно, у малого бизнеса есть и всегда были проблемы с залогом и ликвидностью залога, тем более что банки после кризиса не очень охотно берут в залог оборудование и товар. Но в последнее время банки стали более лояльны к залоговой базе», — отмечает предприниматель.

Второй проблемой кредитования сегмента МСБ остается отсутствие в банках такого инструмента, как проектное финансирование. «В стране нет проектного финансирования и длинных денег, кредит для малого бизнеса на семь лет — это редкость, а окупаемость многих проектов, тех же гостиниц к примеру, — 8–10 лет. Поэтому построить себе магазин, офисное здание в кредит может только компания, которая занимается торговлей, имеет хорошие обороты, дополнительные залоги и другой работающий бизнес», — рассказывает господин Солодкий. Производственному и инновационному бизнесу получить деньги под реализацию долгосрочных проектов еще сложнее. «В России банки в основном предлагают предпринимателям „короткие“ деньги, а в сфере инноваций срок окупаемости нередко исчисляется десятилетиями», — отмечает Максим Старостин. Для сравнения: европейские банки предлагают бизнесменам проектное финансирование сроком на 10 лет и более, причем предусматривают возможность выплаты и процентов, и «тела» кредита лишь спустя полгода после запуска объекта.

Кроме того, кредиты для малого бизнеса в России по-прежнему остаются очень дорогими. «Несмотря на то, что ставка рефинансирования колеблется вокруг 9%, кредиты МСБ в основном даются под 14–18% годовых и тенденции на снижение ставок не заметно», — отмечает Павел Солодкий. «Думаю, в ближайшее время снижения ставок не будет: кредитование малого бизнеса — это определенные риски для банка, тем более что на ставки влияют мировые тенденции, так как банки привлекают средства на внешнем рынке», — комментирует Максим Старостин.

При таких условиях, чтобы расплатиться по кредиту, предпринимателям приходится предельно интенсивно работать, а бизнес должен быть очень оборачиваемым. «Если торговля, сектор обслуживания — это всегда быстрые обороты и „живые деньги“ и им проще гасить кредит, то для малого бизнеса, связанного с производством, эти ставки просто неподъемные. Инновации же — это еще более сложная область», — считает господин Старостин из АПНР. Причем высокие процентные ставки сохраняются на фоне увеличения общей фискальной нагрузки на бизнес, добавляет президент Российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Александр Иоффе. «Это нельзя не учитывать: и налоговое бремя растет, и земля дорожает, и аренда недвижимости, и тарифы на электричество ползут вверх, и другие сборы растут — бизнес уже просто не выдерживает такой нагрузки. Ко мне многие предприниматели приходят и говорят: все, мы уже на нуле или в минусе», — рассказывает господин Иоффе.

Стоп на старте

Еще сложнее приходится бизнесменам, которые только начинают свое дело. Получить кредит на создание и развитие бизнеса в Нижегородской области, то есть для стартап-проекта, практически невозможно — банки в основном просто не готовы их финансировать. «Начинающий предприниматель, даже если он очень способный и собрал хорошую команду, не сможет получить деньги в банке. И даже если кто-то поручится за него или предоставит помещение в качестве залога, но бизнес пока не генерирует выручку — никто не даст кредит», — констатирует Дмитрий Бирман. Точно так же созданный «с нуля» малый бизнес не может рассчитывать и на тендерный кредит, добавляет эксперт: даже если предприниматель-новичок представит заключенный государственный или муниципальный контракт, банки в большинстве своем откажут ему в получении тендерного финансирования. «На мой взгляд, это серьезно тормозит и возможность начать бизнес, и возможность его развивать. Сейчас много говорят об участии малого бизнеса в государственных и муниципальных закупках, но проблема в том, что для участия в конкурсе предприниматель должен внести залог. То есть предпринимателю надо где-то взять деньги даже для того, чтобы просто принять участие в тендере», — отмечает господин Бирман.

Сейчас российские банки предпочитают кредитовать бизнес «с историей» не меньше полугода. В частности, Альфа-банк рассматривает клиентов на кредитование при сроке ведения бизнеса не менее шести месяцев, мотивируя свою позицию высокими рисками. Райффайзенбанк чистые стартапы тоже не финансирует, если только это не финансирование новой компании в рамках действующего и уже работающего бизнеса. «Минимально необходимый срок существования компании на рынке варьируется в диапазоне шести-девяти месяцев. Этот период нам представляется оптимальным с точки зрения минимизации рисков — за это время компания успевает накопить определенные компетенции, наладить бизнес-процессы и понять свои перспективы на рынке. Поэтому такие требования по срокам Промсвязьбанк предъявляет в большинстве кредитных продуктов для МСБ», — рассказывает начальник управления малого и среднего бизнеса приволжского филиала ОАО «Промсвязьбанк» Константин Захаренко. Более того, до полугода большинство стартап-проектов вообще прекращает свое существование из-за возникших сложностей, отсутствия опыта, а несостоявшиеся бизнесмены «опускают руки», добавляет Федор Сытин из Номос-банка. «А если бы предприниматель, помимо всего прочего, еще и получил кредит, то добавилась бы еще и проблема его возврата, как для него самого, так и для банка. Поэтому как таковых программ для развития начинающих предпринимателей в нашем банке нет», — говорит господин Сытин.

Впрочем, ряд крупных банков все же готовы взять на себя риски и кредитовать тех, кто начинает бизнес «с нуля». В частности, Волго-Вятский банк Сбербанка готов дать кредит под какой-то интересный проект или под работу по франшизе с одним из партнеров банка, если у начинающего предпринимателя хорошая кредитная история. «Это, конечно, не очень большие деньги, но банки уже делают шаги в эту сторону. Хотя стартап — это всегда сложно, и надо понимать, что банк рискует деньгами своих вкладчиков, выдавая такой кредит», — отмечает господин Старостин. Между тем потребителей подобных банковских продуктов среди начинающих бизнесменов не так уж много. Эксперты объясняют это сложной процедурой получения такого кредита. «Как только бизнесмен начинает погружаться в сладкое предложение банка, то выясняет, что крупный банк — высокозабюрократизированная структура, и процессы там идут медленно и сложно. Кроме того, ели речь идет не о 200 тыс. руб., а хотя бы о 5–10 млн руб., предприниматель снова сталкивается с необходимостью генерации выручки», — отмечает Александр Иоффе. Такая ситуация, по его мнению, связана с тем, что банки давно ушли от формы участия в том или ином бизнесе и не становятся партнерами предпринимателя, а остаются только финансовым институтом.

Рисковая доля

В итоге ситуация с кредитованием малого бизнеса в России, не считая отдельных предприятий, складывается не очень хорошая, констатируют эксперты. Банки чувствуют, что риски при работе с предпринимательским сектором довольно высоки, причем не только с новичками в бизнесе. «Кроме того, если нет серьезного залога, действует требование Центробанка по повышенному резервированию, то есть это еще и невыгодно для банка, поэтому возникает серьезная проблема с ресурсами», — считает господин Иоффе. Но тем не менее банки все равно стараются работать с малым бизнесом, отмечает эксперт: этот сегмент дает банкам большое число клиентов и позволяет зарабатывать деньги.

Поэтому, чтобы с учетом довольно высоких рисков и требований ЦБ РФ все-таки работать с малым бизнесом, банки ищут разные пути, в том числе применяют скоринговые технологии, которые приводят к росту ставок по кредитам и привлекают дешевые источники фондирования. «Чтобы работать с малым бизнесом, банкам нужно иметь собственные программы, основывающиеся на технологиях анализа кредитных заявок и мониторинга соответствующих рисков, календарей погашения кредитов и так далее. И далеко не каждый банк может здесь добиться успеха», — говорит Алексей Буздалин из «Интерфакс-ЦЭА». Кроме того, чтобы быть конкурентоспособным в данном сегменте, кредитным учреждениям нужно иметь достаточно дешевое фондирование и его источником могут быть средства банков развития — ВЭБа, IFC, KfW, Черноморского банка развития и других.

«Но банки развития кому попало деньги не дают: у них есть жесткие требования по отношению к коммерческим банкам. А это означает, что круг тех банков, которые реально могут быть успешны на рынке кредитования малого бизнеса, ограничен, в частности, и этими рамками», — добавляет господин Буздалин. В итоге успеха на этом рынке добиваются только крупные банки, отмечает аналитик.

При этом из-за надвигающейся экономической рецессии риски банков растут ускоренными темпами, и это отражается в статистке роста просроченной задолженности предпринимателей по кредитам, рассказывает господин Буздалин. Правда, в Нижегородской области просроченная задолженность МСБ за девять месяцев, наоборот, снизилась к аналогичному периоду. По данным ГУ Центробанка по Нижегородской области, объем «просрочки» предприятий малого и среднего бизнеса в регионе на 1 октября составил 3,7 млрд руб., уменьшившись относительно 1 октября 2012 года на 20%. Уровень «просрочки» «малых» заемщиков составляет сейчас 3,5% (в АППГ — 5%). «Но несмотря на снижение доли просроченной задолженности, ее значение выше значения доли „просрочки“ по кредитам предприятиям Нижегородской области в целом, что отражает все еще высокие риски кредитования малого и среднего бизнеса», — отмечает и.о. начальника ГУ ЦБ РФ в Нижегородской области Ирина Тихонова. Для сравнения: доля «просрочки» всех юрлиц в регионе за год снизилась с 3,8% до 2,8%.

Дополнительные риски при работе с МСБ банки получают в силу непрозрачности отчетности предпринимательского сектора. «Первая, и основная, сложность при кредитовании малого бизнеса — это теневая бухгалтерия. Часто финансовая отчетность не отражает реального положения дел компании: одни намеренно скрывают настоящую сумму доходов, чтобы платить меньше налогов, другие же скрывают долги для получения более выгодного кредита», — отмечает Александр Грицай. Принимая на себя повышенные кредитные риски, банки вынуждены закладывать премию за риск, что увеличивает процентную ставку для клиента.

На власти надейся

Нельзя сказать, что российские и региональные власти не пытаются помочь малому бизнесу решить проблему с кредитованием. К примеру, на федеральном уровне уже несколько лет реализуется специальная госпрограмма, в рамках которой созданы и работают гарантийные фонды для малого бизнеса. «Из этих фондов через банковскую систему малому бизнесу выделяются средства, чтобы покрывать недостаток гарантийных и залоговых ресурсов для получения кредита. Но эти меры, конечно, затронули лишь небольшую часть малого бизнеса, хотя это действительно хороший инструмент поддержки, применяемый не только в России», — констатирует Александр Иоффе. Чтобы охватить господдержкой больше предприятий МСБ, нужно увеличить денежную массу гарантийного фонда, полагает эксперт. Сейчас, по данным аналитика, государство тратит до $2 млрд в год на целевые программы для малого бизнеса, в то время как в развитых зарубежных странах на аналогичные цели ежегодно расходуются десятки миллиардов долларов, причем «там этот бизнес пестуют давно, а мы начали возрождать бизнес 25 лет назад, и наши усилия должны быть больше». Правда, начинающим предпринимателям в России этот инструмент тоже недоступен. «Все-таки это банковское кредитование, хотя и поддержанное государством, поэтому, чтобы воспользоваться господдержкой, фирма должна что-то из себя представлять, а иначе с ней никто не будет разговаривать», — считает господин Иоффе.

Кроме того, программа господдержки малого и среднего бизнеса действует и на уровне Нижегородской области. В рамках этой программы небольшой бизнес может получить компенсацию оплаты по лизингу, процентных ставок по кредитам либо деньги на стартап. «Она действительно работает. Конечно, это очень и очень небольшие деньги, но тем не менее», — говорит Максим Старостин. Правда, по словам эксперта, получить региональную поддержку непросто — в частности, из-за требований к заработной плате работников малого предприятия. «По условиям программы зарплата должна быть не ниже, чем в среднем по отрасли. Но надо понимать, что в каждой отрасли работают еще и сетевые компании, и иностранные, и там зарплаты выше, чем может предложить малый бизнес. Поэтому многие малые предприятия не могут из-за этого воспользоваться госпрограммами», — отмечает господин Старостин. Кроме того, по мнению предпринимателя, региональному правительству надо идти по пути снижения объемов необходимых бумаг и перехода на электронный документооборот с предпринимателями. Также необходимо изменить порядок поддержки инновационных малых предприятий, полагает господин Старостин: «У нас даже не определено это понятие, и чтобы получить какие-то льготы, инновационному бизнесу надо представить множество различных бумаг. На мой взгляд, этот процесс должен носить заявительный характер: ты заявился как инновационный бизнес, получил льготы, а через три года должен отчитаться. Тут государство больше приобретет, чем потеряет налогов, — на первых порах инновационные предприятия много налогов не выплатят — и это было бы реальной поддержкой и преимуществом на региональном уровне». Для инновационных стартапов может быть интересен бизнес-инкубатор, который дает возможность начать работать на льготных условиях, добавляет Дмитрий Бирман. «Эти все формы поддержки действительно работают, хотя, конечно, хотелось бы, чтобы их было больше, потому что деньги не лишние, особенно начинающим», — полагает господин Бирман.

В любом случае, по мнению Александра Иоффе, одни госпрограммы и государственные деньги ничего не сделают, потому что возможность кредитования является принципиальным моментом для развития бизнеса и объем потребности в кредитах значительно больше, чем может предложить государство.

Будущее для бизнеса

Дальнейшее развитие кредитования малого и среднего бизнеса потребует серьезных изменений как государственной политики властей, так и кредитной политики банков, полагают эксперты. «В 1994 году в России было около 1 млн малых предприятий, сейчас их порядка 1,2 млн, не считая ИП, то есть почти за 20 лет прибавилось всего 20%. И если дальше так будет продолжаться, в том числе в плане кредитной политики, то малый и средний бизнес по-прежнему расти не будет. Мы уже сейчас неконкурентоспособны по сравнению с другим странами, поэтому надо менять государственную политику», — полагает господин Иоффе. В частности, государство может увеличить расходы бюджета на поддержку сегмента МСБ. Однако политику банков власти изменить не могут, констатирует эксперт: банковский бизнес — это прежде всего бизнес и не будет идти на неоправданно высокие риски. «Поэтому надо говорить о кредитно-финансовой политике государства, о том, как бороться с инфляцией, с ростом тарифов», — полагает Александр Иоффе.

Впрочем, позиция первых лиц государства все же может повлиять на политику участников банковского рынка, считает Дмитрий Бирман. «У нас модно говорить, что банки частные и работают в рамках федерального законодательства. Но в России есть замечательная традиция, правильная в силу нашего менталитета: самый главный руководитель всех собрал, обратил внимание на проблему и дал рекомендации, и со следующего дня началась новая жизнь», — говорит эксперт. Тем более, что если ситуация с кредитованием не изменится, властям не стоит ожидать прорыва в развитии малого бизнеса, полагает господин Бирман. «Предпринимательский сектор развивается, но на 80–90% это те, кто уже давно работает на рынке. И если говорить хотя бы о тех 60% экономики, которые должна формировать предпринимательская среда в России, — я не говорю о 70–80%, как это происходит во многих европейских странах, то в существующих условиях и с существующим подходом в сфере кредитования этого достичь не получится», — уверен эксперт.

Будущее кредитования МСБ в России зависит и от того, насколько быстро будет расти просроченная задолженность, отмечает Максим Старостин. «Риски сейчас растут, это видно по статистике, и это неизбежно приведет к росту процентных ставок. Центробанк уже этим озаботился и начинает борьбу с высокомаржинальным кредитованием, к которому относится и кредитование малого бизнеса. В частности, ЦБ для таких кредитов будет увеличивать норму резервирования, а также бороться с высокими процентными ставками», — говорит предприниматель. По его мнению, в результате принятия этих мер банки будут рационировать клиентов из МСБ, сделав упор на кредитование надежных заемщиков.

Более того, по прогнозам экспертов, получить кредит малому бизнесу в относительно небольшом или среднем банке будет со временем еще сложнее, потому что у небольшого банка относительно низкая диверсификация кредитного портфеля и высокие операционные издержки. Между тем для относительно крупных банков это может быть выгодным за счет больших объемов операций и высокой диверсификации портфелей, считает Андрей Буздалин. «Тем более что у крупных банков дешевле ресурсы, и они могут себе это позволить. Хотя в последние два квартала наметилась тенденция роста проблемных кредитов, что приведет к замедлению темпов роста», — говорит эксперт.

Но банки все же надеются, что объемы работы кредитных учреждений с сегментом МСБ будут увеличиваться, а кредитный портфель предпринимателей — расти. «Достаточно большая часть сегмента МСБ — это представители торговли и сферы услуг, и предпосылок к снижению уровня платежеспособности этих компаний не наблюдается. В целом, на наш взгляд, тема экономической рецессии значительно преувеличена, тем более что сегмент МСБ внимательно следит за макроэкономической ситуацией в стране и мире и остро реагирует на любые изменения», — отмечает Константин Захаренко из Промсвязьбанка. «В кризисное время бизнес будет уходить в тень, чтобы выжить. Но, по данным Росстата, 46% предприятий МСБ работают в сфере торговли, а этот сегмент в любые времена так или иначе остается на плаву»,— подтверждает Сергей Варнаков из нижегородского филиала Альфа-банка. По оценкам экспертов, в этом году рынок кредитования малого бизнеса будет расти на уровне около 22%, добавляет Александр Грицай из филиала «Волжский» Райффайзенбанка.

В условиях нестабильности кредитные учреждения пытаются предостерегать предпринимателей от необдуманных бизнес-решений и рискованных проектов, но несмотря на риски, конкуренция среди банков при работе с сегментом МСБ растет и будет расти, причем как федеральных, так и региональных, отмечает господин Варанков. А на уровне региона развитие МСБ будет зависеть от политической воли главы региона и от бюджетных возможностей данного региона.

Анна Павлова


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя