Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

"Это закономерный и отнюдь не худший конец дела ЮКОСа"

от

Платон Лебедев о помиловании не просил. Об этом сообщил его адвокат Владимир Краснов. По его словам, бывший глава "Менатепа" не подавал соответствующего обращения. Бывший глава правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов прокомментировал ситуацию ведущей Татьяне Ильиной.


Ранее президент Владимир Путин заявил на большой пресс-конференции, что прошение о помиловании подал Михаил Ходорковский. Указ о его освобождении вскоре будет подписан, сообщил глава государства.

— Как вы оцениваете эти новости? Почему это произошло именно сейчас, а не раньше?

— Я думаю, что это некое гуманитарно-политическое решение наболевшего вопроса по ЮКОСу. А произошло это, совершенно очевидно, потому что недавно Ходорковский опубликовал свое интервью в New York Times, где он написал о состоянии здоровья своей матери и о своем к ней отношении. Я думаю, если кто внимательно читал, у того взгляд зацепился за это, и, соответственно, тот мог предполагать, что подобный исход вероятен. Вот он, как говорится, и случился. Такое прошение имеет гуманитарный под собой базис. И по гуманитарным же причинам было удовлетворено.

— Вы считаете, что как раз ситуация с матерью могла послужить причиной для решения именно сейчас, а не какие-то околополитические интриги вокруг этого дела?

— Я думаю, что политические причины для этого, конечно, свои были. Но я думаю, что повод конкретный, как уже указывалось много в средствах массовой информации, гуманитарный. А гуманитарный повод, опять же исходя из недавнего интервью Ходорковского, настолько очевиден, что его обсуждать просто нет необходимости. В данном случае имеет некое человеческое движение: Ходорковский попросил гуманитарно, а Путин принял такое решение, оно тоже чисто человеческое какое-то, пересилить можно себя, он удовлетворил это прошение. Я, например, со своей стороны вижу, что это такой, конечно, может и непонятный для Ходорковского, но очень закономерный и, можно сказать, гуманитарный и отнюдь не худший конец дела ЮКОСа.

— Как вы считаете, как в дальнейшем может развиваться судьба Михаила Ходорковского? Чем он может ? Останется ли он в России, либо куда-то уедет?

— Мне кажется, что Ходорковский, безусловно, будет стараться остаться в России. И скорее всего, останется в России. Вряд ли он будет заниматься чем-то на Западе, поскольку вряд ли ему грозят какие-то последующие уголовные дела. Но я думаю, что вести он будет себя предельно осторожно. Вряд ли он будет выходить за рамки декларируемого участия в каких-то общественно-благотворительных процессах и действиях, не входя активно в политическое поле, не занимаясь какой-то активной оппозиционной деятельностью. Мне кажется, особенно с учетом этого прошения, он будет вести себя именно так.

— Скажите, почему не идет речи о Платоне Лебедеве? Поднялся вопрос только касательно Михаила Ходорковского.

— Потому что у Платона Лебедева, очевидно, нет таких причин. Платон Лебедев выходит на свободу даже меньше, чем через пять месяцев, и я думаю, что, в принципе, Платон Лебедев всегда выражал категорическое несогласие в своих выступлениях и в том, что писал, с подачей подобных прошений. Он, очевидно, досидит до начал мая, когда он должен будет выйти, и, скорее всего, будет освобожден. Это вряд ли создаст какую-то отдельную интригу в рамках дела ЮКОСа, произойдет, как говорится, "выход по звонку".

Комментарии
Профиль пользователя