Коротко

Новости

Подробно

Фото: Григорий Собченко / Коммерсантъ   |  купить фото

А приз и ныне там

Культурная политика

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Ровно 25 лет назад в Берлине впервые были вручены призы только что созданной Европейской киноакадемии под началом Ингмара Бергмана и Вима Вендерса. С тех пор "Феликсы", как их сначала называли, или "Евро-Оскары", как их именуют неофициально, вручаются каждый год в разных городах, чаще всего (по четным) в Берлине. Здесь состоялась недавно и 26-я церемония награждения (см. "Ъ" от 9 декабря).


К юбилею Евроакадемия выпустила книжку о том, как представлены в ее деятельности разные страны континента. И вот тут есть о чем задуматься. Самый крупный удельный вес имеют Германия, Великобритания и Франция: к этим нациям принадлежат соответственно 492, 300 и 261 член академии. Чуть уступают им Италия (242) и Испания (223), но даже такие сравнительно небольшие кинематографические страны, как Польша, имеют 137 академиков, Швеция — 99, Израиль — 77, Австрия — 68, Финляндия — 64. А вот Россия, крупнейшая страна по территории, населению и кинопроизводству,— только 45, ровно столько же, сколько Греция.

Не менее любопытна статистика награждений. За четверть века французы получили 73 награды Евроакадемии в различных номинациях. 52 награды достались британцам, 33 — итальянцам, 25 — испанцам, 23 — немцам, 13 — полякам. И только десять — российским кинематографистам, причем это были главным образом призы не в самых главных номинациях: художникам, операторам, исполнителям ролей второго плана или режиссерам-дебютантам. В 1990 году специальным призом академии был награжден Союз кинематографистов СССР, а в 1993-м главный приз "Европейский фильм года" достался "Урге" Никиты Михалкова. Тем не менее по всему видно, что место России в кинематографическом пейзаже Европы довольно маргинальное.

Многое объясняет история призов и самой академии. Обе инициативы родились незадолго до падения Берлинской стены, а само падение случилось в дни, когда в Западном Берлине заседало жюри приза (я как раз принимал в нем участие) и в полном составе ринулось в Восточный. В первые годы существования академии в каждой стране работал свой национальный комитет. Он, как на "Оскаре", выдвигал фильмы-кандидаты. Комитеты состояли из уважаемых людей, но результат был плачевным: например, однажды в Польше, где в комитет входили Анджей Вайда, Кшиштоф Занусси и покойный Кшиштоф Кесьлевский, умудрились запустить на европейскую орбиту самый слабый фильм.

Субъективность крупных личностей привела к тому, что многие значительные картины вообще оказывались вне поля зрения академии. По этой причине комитеты были ликвидированы, принято решение отказаться от принципа "одна страна — один фильм", и академия стала обращаться за рекомендациями к экспертам, киножурналам, Международной федерации критики (FIPRESCI), к различным ассоциациям киноиндустрии и непосредственно к членам академии, число которых выросло со 100, кажется, до 2 тыс. Но и эта система далека от идеала.

Все киноакадемики получают посылки, в каждой полсотни фильмов на DVD, уже предварительно отобранных бюро академии. Некоторые картины приходится досматривать в интернете. Именно на этом предварительном этапе наибольшую роль играет лоббирование и делается большая часть ошибок, особенно с российскими фильмами. Многие из них фигурируют в предварительных списках, но сквозь решето первого отбора не проходят. Практически Евроакадемия не заметила появления режиссерской "новой волны" в России: хотя формально она была представлена в этом году фильмами "Долгая счастливая жизнь" Бориса Хлебникова и "Измена" Кирилла Серебренникова, а также короткометражным "Письмом" Сергея Лозницы, все равно российское кино оказалось на периферии европейского кинопроцесса.

Виноватых в том, что наших успехов и потенций в Европе не особенно замечают, искать недалеко: мы сами не проявляем активности в европейских киноструктурах. Никто из российских кинематографистов давно (после ротации Никиты Михалкова) не баллотировался в бюро академии, от которого много зависит и в котором наряду с немцами, англичанами и французами все заметнее представлены румыны, болгары, венгры. И особенно поляки: в этом году Агнешка Холанд стала председателем правления академии.

Когда призы европейского кино только возникали, идея была в том, чтобы действительно в культурном смысле объединить Европу. Чтобы проводить церемонии награждения то в Париже, то в Варшаве, то в Барселоне, то в Копенгагене, то в Глазго, то в Петербурге. За 20 лет они действительно прошли во многих европейских городах, включая вышеназванные, кроме Петербурга. И, разумеется, Москвы. В следующем году церемония пройдет в Риге, говорят также о Тбилиси и Одессе. Украину еще не успели полноценно втащить в Евроакадемию, но после событий на Майдане обязательно втащат. А насчет России вспоминаю давний случай, когда я предпринял попытку сломать ситуацию и зазвал цвет европейской кинорежиссуры на ММКФ. Приехали Иштван Сабо, Эмир Кустурица, Иржи Менцель, Душан Макавеев, они встретились с Элемом Климовым, Андреем Смирновым, Сергеем Бондарчуком, Владимиром Меньшовым. Обсуждались перспективы проведения церемонии европриза в Москве. Был накрыт прекрасный стол с водкой и икрой. Но чтобы до него добраться, академикам пришлось полчаса ждать автобус, а когда он пришел, оказалось, что все кожаные кресла в нем покрыты густым слоем пыли. Руководившая тогда киноакадемией Анна Белис сказала: "Когда-нибудь Россия станет великой страной". То было, дай бог памяти, в 1992 году.

Андрей Плахов


Комментарии
Профиль пользователя