Коротко

Новости

Подробно

Фото: REUTERS/Jason Lee/Files / Reuters

"Молодой руководитель решил, что ситуацию спасут только массовые расстрелы"

от

Дядя лидера КНДР казнен по обвинению в государственной измене. По информации СМИ, казнь состоялась в четверг по итогам короткого военного суда. Сотрудник Корейского центра Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов прокомментировал ситуацию ведущим Алексею Корнееву и Дарье Полыгаевой.


Ранее Чан Сон Тхэка обвинили в попытке действовать за спиной у своего племянника Ким Чон Ына, коррупции и распутном образе жизни.

Д.П.: СМИ называют это событие крупнейшим событием после прихода к власти Ким Чон Ына. Так ли это?

К.А.: Такого у нас не было с 1956 года, когда кого-то открыто обвиняли в антипартийной деятельности.

Д.П.: Это справедливые обвинения?

К.А.: То же самое касается и публичных процессов, публичного взятия под арест и столь быстрого исполнения приговора в публичной трансляции данных об этом факте.

А.К.: Этим данным, этим сведениям, информации следует верить?

К.А.: Да, потому что о всех эти вещах сообщает ЦТАК, причем сообщает в таких выражениях, что советская пресса 1930-х годов может позавидовать.

Д.П.: Да, предателем его называют в официальных сообщениях.

К.А.: Это, правда, слегка затеняет попытки вычленить, что же там было в действительности. Если отсечь обвинение в покушении на единство партии и моральном разложении и препятствовании дальнейшего развития культа личности товарища Ким Чон Ына, то остаются довольно интересные детали. Детали эти вполне могут быть интерпретированы так, что, злоупотребляя своим служебным положением, Чон создал очень серьезную коррупционную сеть.

Д.П.: Действительно создал?

К.А.: Действительно создал. Дело в том, что, как бы ни думали те, для кого Северная Корея — это последний остров социалистической духовности, их представления о КНДР так же далеки от реальности, как и те, у кого Север — это империя зла, где людей расстреливают из минометов с оркестром. Коррупция в Северной Корее, естественно, была, и появление так называемой параллельной экономики, естественно, сопровождалось разрастанием коррупционных схем и структур. Сейчас молодой руководитель проводит так называемый курс параллельного развития, который, в том числе, предполагает определенную легализацию многих элементов этой самой параллельной экономики, потому что власть не имеет особенного желания с ним бороться, некоторые вещи проще начинать легализовать.

Однако понятно, что если мы легализуем эту параллельную экономику, при этом ничего не будем делать со всей ее коррупционной составляющей, то эта коррупционная сеть имеет хороший шанс подобрать государство под себя. И тогда Северная Корея действительно будет куда больше соответствовать тем представлениям о стране-изгое, которые есть о ней в пропаганде. Возможно, именно поэтому молодой, решительный руководитель решил, что ситуацию спасут только массовые расстрелы. И главный месседж всего того, что мы наблюдали, заключается в том, что теперь любые попытки создавать клики и фракции будут восприниматься как антипартийная фракционная деятельность, являющаяся личным оскорблением вождя. И за это будут карать быстро и жестоко, вне зависимости от того, кто этим коррупционером был. Поэтому я действительно предполагаю, что начнутся массовые чистки, и очень надеюсь, что они не превратятся в сведение счетов и поиски стрелочников.

А.К.: Когда впервые показалась на телеэкранах подруга Ким Чом Ына, все обсуждали ее наряды, все говорили о том, что это первый шаг к какой-то если не демократизации, то открытости Северной Кореи, вот об этом говорить пока рано?

К.А.: Нет, я просто еще раз хочу обратить внимание на то, что такое этот курс параллельного развития. В нем есть три составляющих. Первая — это определенный баланс между военным и гражданским началом в управлении. Ким Чен Ир в условиях чрезвычайной ситуации, природных катастроф объявил политику приоритета армии, частично полагаясь на то, что военные, которые более дисциплинированы и исполнительны, сумеют лучше вытащить страну из кризиса.

А.К.: Но этого не произошло?

К.А.: Нет, это произошло. Сравните, что было в Северной Корее. Но от долгого пребывания на гражданских должностях военные заразились сильно проблемами гражданских. И сейчас идет определенное обратное выправление так, что гражданские и военные партработники находятся примерно в равенстве.

Комментарии
Профиль пользователя