Коротко


Подробно

3

Фото: kinopoisk.ru

Тени прилетают по лбу

Городское фэнтези "Темный мир: Равновесие"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

Не оправдавший кассовых ожиданий продюсеров мистический экшен "Темный мир: Равновесие" имеет мало отношения к трехлетней давности "Темному миру" Антона Мегердичева: тут и режиссер другой (Олег Асадулин), и сюжет, и актеры. Если тогда ставка делалась на этнографические мотивы и национальный колорит, то новый фильм пытается пристроиться в фарватер, проложенный "Дозорами" Тимура Бекмамбетова. От невыгодных для "Темного мира" сравнений не удержалась ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Сочиняя сценарий второго "Темного мира", опытные фантасты Марина и Сергей Дяченко мудрить не стали и, думается, без особых творческих мук сконструировали простенькое мироустройство, наглядно иллюстрирующее такое распространенное в повседневном быту явление, как энергетический вампиризм. Из некоего параллельного темного мира в наш лезут тени, высасывающие из людей жизненную энергию, за тенями охотятся наделенные различными магическими способностями "посвященные" из числа людей, однако это зыбкое равновесие собирается нарушить проживающий в Лондоне злой колдун, задумавший прорвать энергетический купол над Москвой и наводнить мир тенями.

Как и предыдущий фильм Олега Асадулина "Фобос. Клуб страха", молодежный триллер по модели "Кошмара на улице Вязов" или "Крика", "Темный мир" ориентирован на девочек-подростков. В "Фобосе" приманкой для них служил Алексей Воробьев, теперь ею является Павел Прилучный, выступающий в аналогичном и очень подходящем ему амплуа избалованного самоуверенного мажора. Правда, с его скорее отрицательным обаянием он не очень монтируется с приглянувшейся ему героиней (Мария Пирогова), курносой простушкой, похожей на добрую ведьму Таню Гроттер, какой ее изображают на обложках книг Дмитрия Емца.

В первом "Темном мире" героиня Светланы Ивановой изучала фольклор, что было очень кстати с точки зрения мракобесия и позволяло организовать экспедицию по местам силы, в новом фильме "посвященная" студентка слушает какую-то никчемную лекцию "о типах и условностях художественной функции европейской литературы ХХ века". Учебный процесс прерывает появление "инструктора" (Игорь Черневич), который объясняет героине смысл доставшегося от покойного отца волшебного медальона и знакомит ее с остальными сотрудниками "службы доставки" (доставляют отловленные тени к порталу в темный мир и пинками выпихивают их обратно).

На фоне охотников выделяется более яркой индивидуальностью обладатель сверхобоняния, выслеживающий теней по запаху,— артхаусный актер Влад Абашин больше всех кайфует от возможности попробовать что-то новое. Остальные более стандартны: невзрачный ясновидящий (Григорий Скряпкин), девушка-воин, которая прекрасно дерется ногами и в каждом кадре появляется в новых туфлях (Евгения Брик), и художник, умеющий рисовать порталы где угодно (Александр Ратников),— последние двое составляют супружескую пару, у которой в ванной открыт портал в зимнее озеро 1812 года, где можно вылавливать из проруби свежих щук, но мыться приходится в гостинице напротив. С ванной, допустим, забавная идея, однако авторы ими не то чтобы фонтанируют, а иногда не совсем обоснованна логика их возникновения: к семи московским сталинским высоткам, образующим энергетический купол, добавлена восьмая — вымышленный российский государственный университет, хотя не читавший пресс-релиза зритель вряд ли сможет визуально отличить здание, с наслаждением разрушаемое в фильме, от старого доброго МГУ.

Описывая спецэффекты "Темного мира", трудно избежать определения "Дозор для бедных". В асадулинском фильме есть удачные моменты схваток — например, когда персонаж Влада Абашина разрубает героиню Алисы Хазановой пополам по талии (но она вскоре срастается обратно). Однако общее впечатление бедности складывается не из-за бюджетной экономии, но еще и из-за недостатка фантазии и драматургической упрощенности: "Темный мир" адресован юному зрителю — не то чтобы тупому, но просто еще не богатому жизненным опытом. "Дозоры" с их многоуровневым сумраком выстраивали подробные, долгоиграющие отношения между людьми и "иными", между "темными" и "светлыми", а "Темный мир" ориентирован на двухходовые коллизии, умещающиеся в несколько часов. Когда ведьма, которую играет Алиса Хазанова, пытается высосать из героини не жизнь, а женскую привлекательность (почти прямая цитата из "Дневного дозора", где сын Антона Городецкого, воткнув соломинку в пакетик сока "Злой", высасывает энергию из скукоживающейся на глазах героини Марии Порошиной), всего один страстный поцелуй мажора мгновенно отсасывает энергию обратно, так что соломинка из коктейля застревает у ведьмы в глотке. В общем, вместо сложных вопросов диалектики света и тьмы "Темный мир" предлагает простую констатацию закона: любовь побеждает все — и энергетический вампиризм, и магию вуду, к которой прибегает лондонский колдун (Петр Семак), самый взрослый и мудрый из персонажей, произносящий не очень близкие подросткам, но все же золотые слова: "Знаешь, чему я научился за первую тысячу лет? Терпению".

Комментарии