Коротко

Новости

Подробно

Фото: www.newizv.ru

Подмосковный Диего Ривера

Градозащитникам Королева удалось приостановить снос дома с росписями Василия Маслова

от

Росписи Василия Маслова, найденные в Королеве в доме Стройбюро бывшей Болшевской трудовой коммуны, будут сняты со стен реставраторами, а потом их планируется передать в Музей архитектуры имени Щусева. Дом должен был пойти под снос, а росписи — уничтожены. Градозащитникам удалось добиться остановки сноса дома и спасения уникальных работ.


На заседании секции по архитектурному наследию советского периода научно-методического совета по культурному наследию при Минкультуры России было принято решение, что дом должен быть отреставрирован и, как и весь комплекс Болшевской трудовой коммуны, состоящий из нескольких зданий, «поставлен на государственную охрану». Стоит отметить, что совет по культурному наследию — совещательный орган, а следовательно, никаких решений принять не может, но его решения учитываются Министерством культуры. Как рассказал “Ъ” директор департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия Владимир Цветнов, сейчас реставраторы снимают росписи Василия Маслова со стен во избежание их повреждения, а потом планируется перенести живопись на другую основу и передать росписи в Музей архитектуры имени Щусева. На данный момент Музей архитектуры никак не может прокомментировать заявление Владимира Цветнова.

Ранее губернатор Московской области Андрей Воробьев пообещал сохранить обнаруженные в доме Стройбюро в Королеве фрески Василия Маслова. На заседании градостроительного совета Московской области он заявил, что решение по сносу дома должен принимать суд, но фрески необходимо сохранить.

В сентябре активисты Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) подали заявку о включении дома Стройбюро в список объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия. Согласно законодательству, для постановки дома на государственную охрану должен пройти год (сейчас дом не является объектом культурного наследия). После подачи заявки все работы были приостановлены. До этого ЗАО «Развитие XXI» расселило дом и собиралось его сносить, чтобы построить на его месте жилой комплекс. Как утверждала администрация Королева, денег на реставрацию дома в бюджете не было. Здание горело восемь раз, активисты ВООПИиК и «Архнадзора» предполагают, что это были поджоги. Тушили его экскаваторами, что привело к частичному разрушению. 11 ноября снос здания был остановлен для проведения экспертизы. Параллельно на сайте администрации города Королева шло голосование «сносить или не сносить дом Стройбюро», большинство высказалось за снос. Среди аргументов за снос дома он был назван «зеленым монстром». Против сноса здания выступали члены российских и международных градозащитных организаций.

Дом Стройбюро входил в комплекс Болшевской трудовой коммуны, построенной Аркадием Лангманом и Лазарем Чериковером. В нее кроме Стройбюро входили фабрика, стадион, больница, учебный комбинат и универмаг и еще несколько зданий. Многие здания сохранились до сих пор, а многие, как, например, больница, даже сохранили первоначальные функции.

Болшевская трудовая коммуна была создана для борьбы с беспризорностью и преступностью по инициативе председателя ВЧК Феликса Дзержинскому, приказ о ее создании был подписан в 1924 году. Руководителем коммуны был назначен Матвей Погребенский, он стал прототипом Сергеева — героя фильма «Путевка в жизнь», снятого о жизни трудовой коммуны. Бывшие малолетние заключенные лагерей попадали в коммуну, где они жили не под охраной, как в тюрьме, а вполне свободно. Основным принципом жизни в коммуне было самоуправление: начальников не было, но было общее собрание, которое принимало все основные решения вплоть до того, кого принять в коммуну, а кого в наказание отправить обратно в тюрьму. Воспитанники коммуны несли ответственность за проступки не перед начальством, а перед коллективом. Коммунары должны были «пройти перековку», то есть овладеть какой-то профессией (для этого в коммуне были оборудованы сапожная и столярная мастерские, а чуть позже появились обувная и спортдеревообделочная фабрики), получить семиклассное образование и начать честно трудиться. Коммуна была расположена на месте бывшего имения предпринимателя Крафта, в селе Костино, первыми в нее заселились бывшие заключенные детской колонии имени Розы Люксембург, а позже к ним присоединились бывшие заключенные Бутырской тюрьмы. В 1930-е годы коммуна достигла своего рассвета: появился учебный комбинат, позволявший получить высшее техническое образование, а продукция коммуны — коньки, лыжи, спортивная одежда и обувь, теннисные ракетки — пользовалась спросом, в коммуне был собственный стадион с футбольным полем и несколькими теннисными кортами, а также вполне успешные спортивные команды по многим видам спорта. В разное время коммуну посещали писатели Бернард Шоу, Андре Жид, Максим Горький и Анри Барбюс, физики Жан Перрен и Нильс Бор, педагог Антон Макаренко. Многие, в том числе Бернард Шоу, Андре Жид и Максим Горький, оставили о коммуне воспоминания. В 1937 коммуна была репрессирована по обвинению в контрреволюционной деятельности.

Дом Стройбюро был одним из первых фундаментальных зданий комплекса, он был построен в 1928 году Аркадием Лангманом, также проектировавшим современное здание Государственной думы РФ и стадион «Динамо». Эксперты предполагают, что дом Стройбюро был этюдом к зданию Государственной думы. Дом Стройбюро был жилым, в нем жили преподаватели и некоторые воспитанники трудкоммуны, а на первом этаже были клубные помещения и художественные студии. После репрессий коммунаров в 1937 году в доме были квартиры, а в 2008 году дом был признан аварийным и частично расселен.

Росписи Василия Маслова были обнаружены под обоями на первом этаже дома, где, вероятно, находился клуб. Эксперты утверждают, что это не единственные росписи, выполненные Масловым, однако другие работы художника в доме пока обнаружить не удалось. Алексей Маслов попал в коммуну в начале 1930-х годов благодаря содействию Максима Горького. До этого он год занимался в студии АХРР (Ассоциации художников революционной России), потом поучился на рабфаке искусств. В 1929 году по направлению коммуны он попал на рабфак ВХУТЕИНа (Высший художественно-технический институт), однако проучился там недолго и вскоре вернулся в коммуну, где ему было поручено сделать росписи. На одной из найденных росписей видна фигура Ленина, а на другой — огромные фигуры рабочих. «Росписи Маслова — редкий памятник, относящийся к ранней советской монументальной живописи. На мой взгляд, особенно важно, что эта живопись самодеятельная, это часть культуры коммунального быта, связанного с этим искусством»,— рассказывает старший научный сотрудник Государственного института искусствознания Надежда Плунгян. Также известно, что Василий Маслов активно занимался самообразованием, в том числе посещал Музей нового западного искусства. Эксперты сравнивают фрески Маслова с картинами Пикассо, Гогена, Сезанна, Бонара, Дени. Некоторые сравнивают судьбу росписи Василия Маслова, заклеенной обоями, с судьбой фрески Диего Риверы для Рокфеллеровского центра, уничтоженной заказчиком. Дочь Василия Маслова призналась, что видела фрески, выполненные ее отцом, только на фотографиях. Другие работы Василия Маслова — графика и живопись — находятся в собраниях Нижегородского музея и музея города Королева.

Несколько лет назад аналогичные события происходили вокруг здания той же эпохи — фабрики-кухни в форме серпа и молота в Самаре. Не так давно стало известно, что здание перейдет в собственность государства и в ней разместится средневолжский филиал ГЦСИ. Здание было построено в 1930-е годы по проекту Екатерины Максимовой, в 1944 году после первой реконструкции облик здания изменился, а в 1990-е оно перешло в частную собственность. В 2000-е годы здание было куплено компанией «Кловер Групп», которая хотела построить на его базе деловой центр. Инициатива вызвала недовольство градозащитников, журналистов и экспертов, кроме того, за здание вступилось ЮНЕСКО. «Кловер Групп» продала фабрику-кухню, и до последнего времени она принадлежала ООО «РГС Управление активами».

Директор Центра авангарда Александра Селиванова уже довольно давно предлагала создать на базе Болшевской трудовой коммуны целый музейный кластер. Возможно, теперь ее идеи получат одобрение властей.

Александра Шестакова


Комментарии
Профиль пользователя