Коротко

Новости

Подробно

Фото: Росинформ / Коммерсантъ

"Принадлежали к группе воров "законников""

Какие женщины в СССР имели высокий криминальный статус

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 72

Информация о том, что в СССР были женщины — воры в законе, существует уже давно. Однако официальных подтверждений этому до сих пор не находилось. Нам удалось обнаружить в архивных делах документы о двух женщинах, которые немало пострадали из-за своего криминального статуса и пытались спастись, используя особенности советской идеологической системы.


Евгений Жирнов


При выборе меры наказания у членов Специального лагерного суда Сиблага МВД СССР не возникало ни сомнений, ни колебаний. О первой из обвиняемых в документах говорилось: "Грицаева Мария Васильевна, она же Виноградова Тамара Ивановна, 1914 года рождения, из рабочих, цыганка, неграмотная, судимая".

К моменту вынесения приговора в 1953 году ее судили шесть раз. Сначала, в 1933 и 1935 годах, по статье 162 УК РСФСР — тайное похищение чужого имущества. Причем в обоих случаях вменяя пункт "д" этой статьи: "совершенное из государственных и общественных складов и хранилищ лицом, имевшим особый доступ в таковые или охранявшим их, путем применения технических средств или неоднократно, или по сговору с другими лицами, а равно всякая кража из тех же складов и хранилищ при особо крупных размерах похищенного". Оба раза она получила по три года. Следующий раз ее судили в 1940 году, опять за воровство, но по менее тяжкой части "г" все той же 162 статьи, и она получила 2 года.

В 1942 году Грицаева дезертировала с военного производства, куда ее отправили искупать воровские грехи, и получила уже 6 лет исправительно-трудовых лагерей. А вслед за тем начались приговоры за отказ от работы в лагере и антисоветские разговоры. В 1944 году — 10 лет, к которым в 1947 году добавились еще 10 с последующим поражением в правах на 5 лет.

Ее подельница, как следовало из документов, "Аринушенко Екатерина Ивановна, 1928 года рождения, уроженка станицы Брюховецкой Краснодарского края, из крестьян, украинка, с образованием 5 классов". В 1947 году была судима за нарушение распоряжений местной власти и воровство и получила 6 лет ИТЛ. А в 1948 году после отказа от работы в лагере ее осудили на 10 лет с поражением в правах на последующие три года.

Так что обе подсудимые обоснованно считались рецидивистками, а их новое преступление — особо тяжким и полностью доказанным. Заключалось оно в том, что они в 1951 году изготовили антисоветские листовки, одна из которых гласила:

"Долой с престола паразита — Сталина, который заморил нас в этих стенах, от которого все хотят избавиться. Мы ждем нового вождя Трумэна. Он будет нам верный вождь и отец. Мы у него могли быть людьми, а не рабами. Ликуй, Москва, Москва, ликуй, когда в России люди засмеются, в Москве заплачет май".

26 марта 1953 года спецлагсудом Сиблага обвиняемые были приговорены:

"Грицаева-Виноградова по ст.58-10 ч. 1 УК РСФСР к 10 годам ИТЛ с последующим поражением в правах сроком на пять лет,

Аринушенко по ст. 168 ч. 1 УК к 2 годам ИТЛ и по ст.58-10 ч. 1 УК РСФСР к 10 годам ИТЛ с последующим поражением в избирательных правах сроком на 5 лет.

Неотбытый срок наказания по ранее вынесенным приговорам поглощен данным приговором".

9 мая 1953 года их дело рассмотрела Судебная коллегия по делам лагерных судов Верховного суда СССР и подтвердила правильность вынесенного приговора. Хотя в деле было довольно много странных обстоятельств. К примеру, изготовив листовки, Грицаева и Аринушенко не вывесили их на видном месте и не передали другим заключенным. Они сами отнесли листовки лагерному оперуполномоченному и немедленно признали свою вину.

Однако позднее их приговор начали проверять отнюдь не из-за этого обстоятельства. Начался пересмотр дел всех, кого осудили за контрреволюционные преступления, и 28 июня 1954 года ст. оперуполномоченный отдела УМВД Кемеровской области Лоскутников составил заключение по делу Грицаевой и Аринушенко, в котором говорилось:

"Из материалов дела видно, что Грицаева и Аринушенко на предварительном судебном следствии себя виновными в предъявленном обвинении признали и пояснили, что они, отбывая наказание на лагпункте N4 Сусловского лаготделения Сиблага МВД, подвергались избиению заключенными за то, что принадлежали к группе воров "законников", и для того, чтобы их перевели в другой лагерный пункт, они 8 февраля 1951 г. написали две листовки антисоветского содержания, которые передали оперуполномоченному лагеря Политикову. Листовки написала Аринушенко под диктовку Грицаевой".

В то время в лагерях шла настоящая война между теми, кто несмотря ни на что соблюдал старые воровские законы, и теми, кто решил от них отступить. Причем насилие над "законниками" поощрялось администрацией ИТЛ. Обе воровки решили, что они выиграют время во время следствия, а потом, возможно, попадут в лагерь, где больше политзаключенных, не вовлеченных в воровскую войну. Так что никакими антисоветчицами воровки-законницы никогда не были. К тому же выводу пришел и старший лейтенант Лоскутников:

"Исходя из изложенного и не усматривая в действиях Грицаевой и Аринушенко контрреволюционного умысла, полагал бы:

Принести протест в Верховный суд СССР на предмет отмены приговора спецлагсуда от 26/III.53 г. по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР в отношении Грицаевой-Виноградовой и Аринушенко и прекращения дела за отсутствием в их действиях состава преступления".

С выводами Лоскутникова согласилась военная прокуратура Западно-Сибирского военного округа. Однако Кемеровская областная комиссия по пересмотру дел на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях, колониях и тюрьмах МВД СССР и находящихся на поселении, 24 августа 1954 года решила:

"Грицаева М. В., она же Виноградова Т. И., и Аринушенко Е. И. осуждены правильно, поэтому протеста на приговор спецлагсуда Сиблага МВД от 26 марта 1953 года в отношении их не приносить".

Несмотря на это дело все же отправили в Москву, в прокуратуру РСФСР, где наказание сочли необоснованным. Поскольку прокуратура Российской Федерации не могла самостоятельно вносить протест в Верховный суд СССР, заместитель прокурора РСФСР А. М. Узунов передал дело в прокуратуру СССР:

"Направляю Вам архивно-следственное дело... по обвинению Грицаевой Марии Васильевны, она же Виноградова Тамара Васильевна, и Аринушенко Екатерины Ивановны по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР с проектом протеста на приговор спецлагсуда Сиблага МВД СССР от 26.III.53 г. и определение Судебной коллегии по делам лагерных судов Верховного Суда СССР от 9 мая 1953 года. Прошу Вас протест поддержать и внести на рассмотрение Пленума Верхсуда СССР".

Однако прокуратура СССР увидела дело совершенно в ином свете: "Из материалов дела видно, что вина осужденных в изготовлении листовок антисоветского содержания доказана... Оснований для внесения протеста в Пленум Верховного суда СССР нет".

Собственно, ничего странного в этом решении не было. Власть решила уничтожить воров-"законников" руками других заключенных и действовала методично и последовательно. Особенно в отношении тех, кто пытался использовать особенности советской идеологической машины во вред идеологическому государству.

Комментарии
Профиль пользователя