Коротко

Новости

Подробно

4

Принцесса и гастарбайтер

Трагическая "Диана: история любви"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

В прокат завтра выходит мелодрама "Диана: история любви" (Diana), посвященная роману принцессы Уэльской с хирургом-пакистанцем Хаснатом Ханом, начавшемуся за два года до гибели Дианы. Наоми Уоттс играет героиню как женщину, абсолютно лишенную не только недостатков, но, увы, и права на простое женское счастье. Любимице миллионов, обреченной на одиночество, посочувствовала ЛИДИЯ МАСЛОВА.


В фильме Оливера Хиршбигеля принцесса предстает уже едва ли не с нимбом, в лучезарном ореоле более чем 15-летней светлой памяти, который окружает "королеву сердец", жертву неверного мужа, черствой королевской семьи, пьяных водителей и наглых папарацци. Глядя на Наоми Уоттс в тех сценах, когда Диана занимается своей обширной общественной и благотворительной деятельностью, думаешь не столько об отсутствии внешнего сходства (это, в общем-то, условность, простительное допущение), а о том, что у прототипа все-таки более естественно получалось производить впечатление доброй и сердечной женщины с неотразимой харизмой, которой сама принцесса как бы немного стеснялась. Актриса в этом плане все-таки перегибает палку, перебарщивает с демонстративной добротой — и даже в те моменты, когда мы видим ее наедине с собой, Диана, кажется, ни на секунду не забывает о том, какая она хорошая, правильная, душевная, искренняя, очаровавшая всю Британию леди Совершенство.

Вот и кардиохирург одной из лондонских больниц (Нэвин Эндрюс), которому подвернулся счастливый случай обратить на себя внимание принцессы, долго сопротивляться не стал и быстро смекнул, что главный рецепт успеха — вести себя с Дианой как с обычной женщиной и особенно перед ней не стелиться. Поэтому во время первого же ужина в дворцовых покоях Дианы дерзкий доктор недвусмысленно намекает, что лучше бы съел нормальный гамбургер вместо той стряпни, которую принцесса дрожащими от волнения руками лично нагрела в микроволновке,— и хозяйка ради дорогого гостя немедленно шлет курьера в фастфуд. Подобные маленькие радости и удобства дружбы с королевской особой скрашивают первую половину фильма, когда лютая мелодрама еще не слишком накалилась, а происходящее, скорее, напоминает романтическую комедию. "А что, у нас есть еще вино? Или кончилось?" — развязно спрашивает врач, довольно причмокивая и облизывая пальцы после гамбургера. "Это дворец,— улыбается Диана.— У нас никогда ничего не кончается". Дальше, однако, love story принимает все более банальный оборот, и в какой-то момент уже почти не замечаешь разницы, идет ли речь о личной жизни принцессы или медсестры, тем более что любовник, верный своему принципу держаться со знаменитой дамочкой построже, начинает устраивать ей сцены, орать и обижаться — например, на то, что Диана была вынуждена выступить с официальным заявлением, опровергающим слухи об их романе. Другую истерику Хан закатывает, когда Диана пытается найти ему работу за границей, планируя в перспективе покинуть Англию и тихо пожениться где-нибудь в Америке или Австралии.

Учащающиеся ссоры становятся все более унизительными для принцессы: такое впечатление, что злорадным сценаристам просто нравится приопускать всенародную любимицу с ее пьедестала и ставить в неловкие ситуации: то она среди ночи выкликает возлюбленного под его окном, то рвет колготки, перелезая через какой-то забор, то прибирается в квартире хахаля в его отсутствие и смиренно уходит, оставив на зеркале поцелуй и сердечко из помады. В идиллических сценах интима фильм старается не упустить ни один из существующих штампов — показаны и воркующие в спальне голубки, и романтические загородные прогулки, во время которых на саундтреке Жак Брель слезно умоляет не покидать его, но понятно, что такие песни ничего хорошего не предвещают. Пакистанская семья героя дает ему понять, что никогда не благословит брак с разведенной христианкой, да и сам он, похоже, потихоньку подумывает слиться и едва ли не упрекает Диану: "Жениться на тебе — это все равно что жениться на целом мире". Расписавшие самыми жирными красками эмоциональную зависимость принцессы от пакистанца авторы "Дианы" придерживаются той версии, что и с миллиардерским сыном Доди аль-Файедом Диана встречалась исключительно для того, чтобы строптивый врач приревновал и наконец перезвонил любимой в ответ на ее нежные послания на автоответчике. В итоге фильм сам все больше скатывается до одной из тех таблоидных заметок, от которых страдают герои, и в смысле психологии эта плоская иллюстрация пословицы "любовь зла" примечательна лишь спекуляцией на имидже одной из самых знаменитых женщин XX века, заслуживающей кроме восторженного придыхания или жалостливых всхлипов более глубокого и внимательного исследования.

Комментарии
Профиль пользователя