Коротко

Новости

Подробно

"Идея посылать ребенка при живых родителях в английский интернат мне кажется в корне неправильной..."

"Kids". Приложение от , стр. 26

Как в Москве получить образование международного уровня и сертифицированный британский диплом, рассказала психолог, директор Русской гимназии (Лондон, Париж) и образовательного центра London Gates Education Group (Москва) Юлия Десятникова.


Анна Коломеева


— London Gatesодин из немногих московских образовательных центров, который дает британские дипломы A-level. Как удалось получить подобный статус?

— Эта история началась в Лондоне: десять лет назад я открыла там образовательный центр дополнительного образования "Русская гимназия". Нам удалось привлечь уникальные преподавательские кадры, мы разработали свою образовательную программу и спустя год работы получили там лицензию как сертифицированный центр Edexcel (это самый крупный экзаменационный центр в Британии, который уполномочен готовить и принимать экзамены на так называемый британский аттестат). Четыре года назад открылся московский проект, и через год мы получили отдельную лицензию на этот центр. Но это не значит, что я пришла, взмахнула рукой и все сложилось само собой. У меня был колоссальный кредит доверия.

— Это проект ваш, авторский. Насколько сильно структура образования отличается от стандартной и привычной российской школьной модели?

— И в Лондоне, и в Париже, и в Москве структурно образование устроено примерно одинаково. (Правда, в последнем случае еще есть отдельная программа, которая касается непосредственно сдачи британского аттестата.) Есть два основных блока — академический и творческий. В академическом язык, математика или предмет более широкий — "наука". Плюс есть предмет под названием "развивающее обучение", некий меняющийся цикл модулей — история, география, астрономия. По мере взросления ребенка меняются и усложняются модули, а структура остается той же.

Творческий блок для дошкольников и младших школьников — это музыка и арт, а для детей постарше — арт и театр. Во всех наших проектах театр занимает особое место: я свято верю, что нет лучшей сферы деятельности, которая настолько многогранно позволяла бы решать огромное количество задач. Не только интеллектуальных, но и эмоциональных, и социальных. Ну а кроме всего прочего в наше время, даже если ты очень хорошо образован, но не умеешь, например, проходить интервью, не умеешь себя презентовать, твой рейтинг на рынке сильно снижен.

Вторая часть проекта, которая существует только в Москве, связана с получением британского диплома. Начиная с 13 лет мы целенаправленно готовим детей к получению A-level. Цель — обучить всем навыкам, необходимым для того, чтобы успешно сдавать экзамены, показать разницу между российским и западным подходом к изучению разных предметов и учебе в целом.

— Важен момент профориентации. Какие предметы выбрать в качестве экзаменационных — для каждого родителя это головная боль. Вы как-то помогаете определиться с выбором?

— Если ко мне приходит ребенок, который собирается поступать в российский вуз, то тогда вопрос его профориентации нужно решать в 15-16 лет. И у нас есть такая услуга, мы этим занимаемся. Но если речь идет о поступлении в западный вуз, то ситуация в корне меняется. На Западе образование непрофильное, есть лишь несколько исключений. Я всегда спрашиваю: какова вероятность, что ваш ребенок будет заниматься медициной? Если такая вероятность есть, то я рекомендую математику, химию и биологию: при поступлении на любую специальность, связанную с медициной, нужен только этот набор, но при этом с теми же предметами его возьмут на большинство других специальностей, с медициной никак не связанных. То же самое, если человек будет двигаться в сторону творческих специальностей. У нас есть дети, которые делают A-level по арту, по музыке и по вокалу. Все остальное подлежит общей схеме: математика, география или экономика, науки, иностранные языки — большинство вузов с радостью возьмут ребенка с тремя предметами из этого списка независимо от специальности.

— Что дает этот диплом?

— A-level — очень удобная вещь, поскольку практически любой университет мира его принимает. Никто не требует с детей, которые поступают за границу, еще и ЕГЭ. Но никто и не знает, как сложится жизнь, поэтому я всегда советую, чтобы у человека было и то и другое.

— Есть ли уже какая-то статистика по результатам, как проявили себя выпускники London Gates?

— Приведу такой пример: для того чтобы учиться в зарубежном университете на любой англоязычной программе, необходимо подтвердить свой уровень владения языком, сдав один из международных экзаменов. Наиболее популярны два: IELTS и TOEFL. Мы готовим к первому, и средний балл IELTS у нас в центре 7,2. Например, чтобы поступить на гуманитарную специальность в университеты Оксфорда или Кембриджа, нужно набрать 7.0. В среднем хорошие западные вузы запрашивают 6,5. За четыре года существования московского центра у нас было два выпуска, наши дети учатся в Англии, Голландии, Германии, Америке, Бельгии, России. Если мы возьмем Великобританию, наши студенты учатся в университетах из первой пятерки и Russel group: University College London, King`s college London, Imperial College, Durham University и так далее.

— Как и за счет чего удается достичь таких результатов?

— Мое невероятное везение по жизни — умение собирать команду. Во всех образовательных центрах работают люди неординарные и талантливые. Ребенок с нас считывает гораздо больше, чем мы ему формально предъявляем: наши ассоциации, наши реакции, нашу систему мышления. Именно поэтому, когда я беру людей на работу, для меня в первую очередь важен сам по себе человек как личность. Всех людей во все проекты, будь то Москва, Лондон или Париж, я до сих пор отбираю лично.

Средний возраст преподавателей в London Gates — 25 лет. Преподаватели говорят в школе только на английском, даже на бытовом уровне. Большинство из них росли за границей или учились там, а теперь живут здесь. У них есть понимание российской реальности, и это сильно повышает эффективность того, что мы делаем. Носителей языка я не очень люблю, хотя мы их тоже привлекаем, но очень локально. Ни в одной моей школе ни в одной стране не работают воспитатели детских садов и люди, единственным образованием которых является педагогическое — не важно, наше или зарубежное.

Я сама доктор психологии, мне помогает мой сын, который тоже психолог и специалист по детскому развитию. Мы хорошо понимаем не только то, чему хотим учить, но и как мы хотим это делать. Перед нами стоит две задачи — развитие ребенка и помещение его в особую культурную среду. Если мы говорим о Лондоне и Париже, то речь идет о русскоязычной среде, а если мы говорим о Москве, то речь идет об англоязычной культурной среде.

— А не проще ли отправить ребенка учится в Англию, как многие и делают?

— Создание московского проекта — это как раз мой ответ на эту все еще очень модную идею в России. Идея посылать ребенка при живых родителях в английский интернат мне кажется в корне неправильной, и я пытаюсь делать что-то, чтобы этому противостоять. Давайте создадим ситуацию, при которой ребенок может учиться и жить в семье, а не остаться сломанным на всю жизнь, потому что в подростковом возрасте его отправили в интернат, пусть и с красивым названием.

Комментарии
Профиль пользователя