Коротко

Новости

Подробно

Фото: Руслан Алибеков/ NewsTeam / Коммерсантъ

Террорист взял телефонную ответственность

Перед уничтожением муж смертницы Дмитрий Соколов признался в причастности к взрыву в Волгограде

Коммерсантъ (Волгоград) от

Дмитрий Соколов, взрывник махачкалинской диверсионно-террористической группы и гражданский муж смертницы Наиды Асияловой, устроившей в октябре самоподрыв в волгоградском автобусе (тогда погибли шесть человек), а также четверо его сообщников были убиты в Махачкале в ходе спецоперации, начатой в ночь на минувшую субботу. Менее чем за час до гибели Соколов в телефонном разговоре с сотрудником Национального антитеррористического комитета (НАК) заявил, что лично собирал взрывное устройство для своей жены.


Силовики блокировали частный дом в махачкалинском поселке Семендер ближе к полуночи. Накануне оперативникам стало известно, что у хозяина дома, 26‑летнего Рината Мамаева, гостят члены махачкалинской бандгруппы. По словам источника „Ъ“ в силовых структурах, Мамаев давно числился в оперативной разработке как пособник боевиков. Окончательно в том, что в доме Мамаева находятся боевики, спецназовцы убедились в пятницу вечером благодаря перехваченным телефонным переговорам.

Блокировать район проведения операции и незаметно эвакуировать жителей соседних домов силовикам не удалось. «Боевики заметили приближение спецназовцев и попытались вырваться из окружения, — рассказал источник „Ъ“. — Поэтому спецоперация пошла не по привычному плану «переговоры — штурм», а сразу перешла в активную стадию».

Двое боевиков были убиты сразу — их тела остались лежать у ворот дома. Мамаев был ранен и укрылся в одной из комнат. Операция осложнялась тем, что внутри дома находилась жена хозяина с полуторагодовалой девочкой. К тому же в результате перестрелки загорелся автомобиль, стоявший в открытом гараже, и дым от пожара заволок все домовладение, что затрудняло операцию. С наступлением темноты силовики, как обычно, прекратили боевые действия, чтобы избежать ненужных жертв и дать шанс боевикам сдаться живыми. Тем временем к дому подогнали бронированную пожарную машину, рискуя жизнью, пожарные затушили горевший автомобиль.

Около десяти часов утра, после переговоров, продолжавшихся около часа, женщина с девочкой невредимыми смогли покинуть блокированный дом. Тем временем руководители спецоперации установили телефонную связь с хозяином дома. Номер его телефона был передан родителям Дмитрия Соколова, которые находились в это время у себя в подмосковном Долгопрудном. Мать боевика попыталась убедить сына сложить оружие, но тщетно. Поддерживавшие с ним связь руководители операции также не смогли уговорить взрывника махачкалинской бандгруппы прекратить бессмысленное сопротивление. Аудиозапись переговоров зафиксировала признание Дмитрия Соколова в причастности к подготовке теракта в Волгограде. «Лично, лично сам собирал! Своими вот этими руками, передо мной которые!» — сказал боевик. На замечание собеседника, что в результате взрыва погибли мирные люди, Абдул Джабар (исламское имя взрывника) отреагировал так: «Почему они мирные? Ты видел эти фотки проституток, кто умер там? Как они могут быть мирными? Еще раз говорю: в первую очередь приоритет — это вера. Они не верующие. Этого достаточно». По словам участников переговоров, чувствовалось, что «слава» волгоградского взрывника очень нравится Соколову. «Он готов был приписать себе даже те преступления, к которым, по нашей информации, не имел отношения», — сказал источник „Ъ“.

Последовавший после безрезультатных переговоров штурм не занял много времени. В убитых, помимо хозяина дома и Соколова, были опознаны члены «махачкалинского джамаата» 35‑летний Нурали Алисултанов, 25‑летний Мурад Касумов и житель Таджикистана, имя которого будет сообщено после окончательного опознания.

Как рассказала следствию жена Рината Мамаева Назират Харалова, гости заявились к ее мужу лишь за несколько часов до того, как силовики блокировали дом. Однако с Наидой Асияловой она была хорошо знакома, та не раз бывала у них дома и производила впечатление «нормальной».

Уголовное дело после спецоперации в Семендере возбуждено по трем статьям УК РФ — 317‑й («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»), 222‑й («Незаконный оборот оружия») и 208‑й («Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»).

Между тем вопрос о материальной ответственности семьи предполагаемого террориста Дмитрия Соколова за взрыв рейсового автобуса будет рассматриваться в волгоградском региональном СУ СКР, сообщила „Ъ“ официальный представитель следственного управления Наталия Куницкая. На данный момент, по ее словам, решение по этому вопросу еще не принято.

Юлия Рыбина, Махачкала; Ирина Бородина


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя