Коротко

Новости

Подробно

Взяты в пленум

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 38

Пленум китайской Компартии объявил о запуске масштабных реформ, которые должны помочь КНР превратиться в крупнейшую экономику мира после 2020 года. "Власть" разбиралась, что намерен делать Пекин и какие возможности китайские реформы открывают для российских компаний.


Александр Габуев


Едва успев открыться 13 ноября, фондовые площадки в Шанхае и Шэньчжэне (две крупнейшие в КНР биржи), начали падать. За день торгов шанхайский индекс SSE обвалился с 2126 до 2087 пунктов. Все аналитики сходились: рынок реагирует на решения третьего пленума ЦК Компартии Китая (КПК). Вернее, их отсутствие.

Пленум, заседавший в Пекине 9–12 ноября, должен был стать началом запуска нового этапа реформ, столь необходимых второй экономике мира. Проходящий раз в год пленум всесильного ЦК собирает 373 самых могущественных человека в КНР: высших лидеров партии, ключевых чиновников правительства, руководителей важнейших регионов, верхушку силовиков, а также глав стратегических госкомпаний. Именно в таком составе китайская элита обсуждает и принимает стратегические решения. Высокие ожидания от ноябрьского пленума объяснялись традицией: именно на третьем пленуме новое руководство КНР обычно объявляло о масштабных экономических реформах. Так было в 1978 году, когда Дэн Сяопин объявил о начале рыночных реформ. Так было в 1993 году при Цзян Цзэмине, когда Пекин перезапустил реформы после кровавых событий на площади Тяньаньмэнь. Так должно было произойти и сейчас. Пришедшая на десять лет по итогам прошлогоднего XVIII съезда КПК команда руководителей Китая во главе с Си Цзиньпином ("Власть" представляла ее в номерах 42, 43, 44 и 45 за 2012 год) должна была представить свою экономическую программу. Новые реформы призваны решить проблемы, угрожающие Китаю социальным взрывом, а партии — потерей контроля над страной ("Власть" рассказывала о структурных проблемах китайской экономики в статье "Вперед к застою" в №28 от 22 июля). Однако в день закрытия пленума вместо подробной программы реформ или хотя бы детального указания тех мер, которые Пекин намерен предпринять для устранения накопившихся противоречий, КПК опубликовала расплывчатое заявление по итогам заседания. Учитывая, сколько времени и сил Си Цзиньпин и его сторонники потратили на подготовку пленума, рынок ждал совсем другого.

Начиная с апреля 2013 года, когда в Китае было окончательно сформировано новое правительство, руководство начало работу над программным документом, который должен был принять пленум. Руководил этим процессом 61-летний товарищ Лю Хэ. Он возглавляет аппарат центральной руководящей группы ЦК КПК по финансовым и экономическим вопросам, совмещая этот пост с должностью замглавы Комиссии по развитию и реформам (бывший Госплан), и считается главным советником Си Цзиньпина в вопросах экономики (его позиция в российской системе была бы аналогична посту помощника президента Андрея Белоусова). Хотя документ полгода писался в обстановке строгой секретности (удалось не допустить никаких утечек), общий дизайн реформ можно было понять из опубликованного в октябре доклада, который был подготовлен Центром по исследованию вопросов развития (ЦИВР) — ключевым "мозговым центром" при Госсовете.

Этот документ стал новым манифестом китайских реформаторов. Его написание курировали все тот же Лю Хэ, а также 60-летний Ли Вэй, глава ЦИВР, который когда-то возглавлял аппарат премьера Чжу Жунцзи — самого яркого реформатора 1990-х, которому Китай обязан вступлением в ВТО, появлением фондового рынка и другими непременными атрибутами капиталистической экономики. Доклад в китайских экспертных кругах сразу назвали "План 383": он очерчивал три важнейших объекта реформ, восемь приоритетных задач и три ключевых прорыва, которые удастся достичь.

Три объекта реформ — это рынок, правительство и корпорации. Общая идеология документа: правительство должно уйти от мелочного регулирования рынков и допустить конкуренцию. Госсовет должен стать эффективным и прозрачным регулятором, а цену на основные ресурсы (земля, труд, капитал) будет определять рынок. При этом права частных и государственных компаний должны быть уравнены.

Самый интересный раздел — это восемь ключевых реформ, которые призваны решить многие накопленные противоречия. Первая — сокращение регулирующих функций правительства, устранение административных барьеров. Вторая — разрушение неэффективных госмонополий в железнодорожном транспорте, нефтегазовой сфере и электроэнергетике, а также отказ от регулирования внутренних цен на ресурсы. Третья реформа должна затронуть финансовый сектор: ЦБ откажется от установки процентных ставок (это позволит банкам конкурировать между собой и облегчит доступ частному бизнесу к кредитам), а в перспективе до 2020 года сделает юань конвертируемым. Четвертая реформа — перераспределение источников налоговых поступлений между центром и регионами, чтобы обязательства местных властей имели четкие источники финансирования, поскольку их отсутствие приводит к накоплению "плохих долгов" (общий уровень задолженности местных властей КНР агентство Fitch в сентябре оценивало в $1,6 трлн — 25% ВВП Китая).

С налоговой реформой должна быть тесно связана еще одна ключевая реформа — земельная. "План 383" предлагает разрешить крестьянам продавать права на долгосрочную аренду земли (крестьяне в КНР являются не собственниками, а арендаторами земли) на рынке. Сейчас местные власти в поисках доходов нередко конфискуют у крестьян землю с минимальной компенсацией, а затем дорого продают ее девелоперам. Эта схема пополняет местные бюджеты и карманы чиновников, а потому из свыше 100 тыс. массовых инцидентов, которые происходят в КНР каждый год, значительная часть — это как раз восстания крестьян. Разрешив крестьянам продавать землю по высокой цене, реформаторы надеются стимулировать их переезд в город. Урбанизация будет мощным источником роста ВВП, а новые городские жители будут увеличивать средний класс. В будущем это позволит Китаю расти не за счет экспорта и инвестиций, как сейчас, а за счет внутреннего потребления. Помимо этого, "План 383" предлагает отменить внутреннюю прописку (из-за нее внутренние мигранты не имеют права покупать жилье в городах, ходить к врачу и отдавать детей в школы), которая давно является тормозом урбанизации и причиной появления в городах теневого сектора вроде подпольных школ или черного рынка недвижимости.

Кроме того, реформаторы намеревались взяться за 117 стратегических госкомпаний, которые производят 43% ВВП Китая. Сейчас ими управляет специальное ведомство, которое получает от богатых компаний (89 из них входят в список Fortune Global 500) крошечные дивиденды и не переводит их в бюджет. Формально эти средства должны идти на модернизацию активов, однако после ареста главы ведомства Цзян Цземиня ("Власть" писала об этом в статье "Снят с трубы" в №35 от 9 сентября) выяснилось, что треть средств расходуется нецелевым образом. "План 383" предлагает передачу госпакетов акций этих компаний в холдинг вроде сингапурского Temasek, который внедрит лучшие практики корпоративного управления. В будущем фонд мог бы стать основой для пенсионного обеспечения всех граждан (сейчас в КНР пенсия есть у военных, чиновников и работников госкомпаний).

Последние две реформы — устранение барьеров и допуск иностранного капитала на рынок КНР (особенно в сферу услуг), а также стимулирование инновационного и зеленого развития. Три важнейших результата, которые авторы программы надеются добиться к 2020 году: усиление конкуренции на рынке и снижение барьеров, создание свободного земельного рынка, а также создание базовой системы социальной страховки (пенсии и медицинское обслуживание) для всех граждан.

По оценкам иностранных и китайских экспертов, в случае полной реализации "Программа 383" позволила бы заметно оздоровить экономику и гарантировать социальную стабильность, избавив партию от необходимости глубинных политических реформ (за исключением более системной борьбы с коррупцией). Именно поэтому рынки и аналитики были столь разочарованы беззубым итоговым заявлением пленума. Многих экспертов насторожило и то, что партия сообщила о принятии документа с длинным названием "Решение ЦК КПК по важному вопросу о комплексном углублении реформ", но не опубликовала его. Многие поспешили интерпретировать промедление с публикацией текста как признак слабости нового руководства КНР: реформы могло заблокировать могущественное лобби госкомпаний, многие руководители которых являются родственниками видных лидеров КНР или связаны с руководством страны коррупционными отношениями. Соответственно, глубокие реформы могут больно ударить по интересам многих элитных групп. Однако 15 ноября, спустя три дня после окончания пленума, текст "Решения" был все же опубликован. И план, под которым расписалась вся китайская элита, не просто оправдал, но в некоторых аспектах и превзошел ожидания.

В самом начале документа отмечается, что реформы займут семь лет: к 2020 году нынешний этап преобразований не только завершится, но и "принесет ощутимые результаты". К этому времени Си Цзиньпин и Ли Кэцян по-прежнему будут управлять Китаем, они должны начать передавать власть только в 2022 году. Отвечать за ход реформ будет специально созданная руководящая группа внутри ЦК КПК - неформальный оперативный комитет, объединяющий ключевых чиновников финансово-экономического блока.

Одним из первых пунктов в "Решении" названы меры по повышению эффективности госкомпаний. Их обяжут к 2020 году платить государству дивиденды не менее 30%, в то время как сейчас они платят от 0 до 15%. Как говорится в тексте, монополии будут разрушены (в качестве примера приводится железнодорожная отрасль), от компаний отделят функции регуляторов рынков и отдадут их профильным ведомствам в составе Госсовета. Наконец, ЦК обещает всеми силами стимулировать развитие частного бизнеса и его доступ в различные сектора. Таким образом, хотя по части реформирования госкомпаний итоговый доклад идет не так далеко, как "План 383", реформаторы все равно решили заметно ослабить позиции госсектора и поставить предприятия в более конкурентные условия, а заодно повысить прозрачность. Единственной заметной компенсацией, значение которой выходит далеко за пределы реформы госсектора, стало обещание уйти от диктата правительством цен на нефть, газ, электроэнергию, воду и другие ресурсы на внутреннем рынке - в будущем цены на них будет определять рынок. Таким образом, Пекин намерен демонтировать один из важных рудиментов плановой экономики: регулируемые цены делали работу госкомпаний на внутреннем рынке убыточной, сами же госкомпании пытались восполнить потери с помощью субсидий, госпомоши при работе на внешних рынках и ограничении конкуренции.

Едва ли сильно обрадует менеджмент госкомпаний и другое решение пленума: двигаться к либерализации банковских ставок и отказу от индикативного установления "потолка" ставок Народным банком Китая (ЦБ). Именно эта практика во многом ограничивала банковскую конкуренцию и цементировала монопольное положение на рынке четырех госбанков, которые дешево привлекали деньги на депозиты у населения и дешево давали их в долг госкомпаниям. Доступ частных компаний к кредиту был существенно ограничен. Теперь же банки будут вынуждены начать борьбу и за вкладчиков, и за заемщиков, что должно привести к снижению ставок по кредитам для бизнеса и повышению депозитных ставок для населения. А для укрепления конкуренции ЦК КПК намерен разрешить частному капиталу создавать "мелкие и средние банки" (точный размер капитала не указан), что само по себе является революцией: до сих пор все банки так или иначе принадлежали государству. Еще одной финансовой новацией стало обещание постепенно сделать юань конвертируемой валютой - точные сроки не указаны, но задача напрямую впервые поставлена в документе ЦК. Во многом в этой части документа отражена логика "Плана 383".

Еще больше реформаторские идеи формируют тот раздел "Решений", который касается земельной реформы и мер по стимулированию переезда крестьян в город. "Решения" описывают будущий механизм продажи крестьянами земли по рыночным ценам примерно так же, как этот механизм расписан в "Плане 383". Кроме того, ЦК КПК обещает снять ограничения, связанные с различиями между городской и сельской пропиской. Пока что на первом этапе сельские жители смогут переезжать без проблем в "малые и средние города" (конкретных определений документ не содержит). Все эти меры должны позволить Китаю продолжить урбанизацию, а его населению — нарастить доходы. Все это - необходимые элементы для перехода экономики к опоре на внутреннее потребление. Крайне важным стало смягчение демографической политики. По оценкам госсовета, к 2020 году тенденция старения населения начнет представлять угрозу для устойчивости китайской системы: из-за политики "одного ребенка" доля старого населения растет, при этом большинство стариков не обеспечены пенсиями. Чтобы избежать чрезмерно быстрого старения населения, власти КНР разрешат семье иметь двоих детей, если хотя бы один из родителей является единственным ребенком в семье (раньше, чтобы получить разрешение на рождение второго ребенка, оба родителя должны были удовлетворять этому критерию). Новая мера позволит Китаю на какое-то время сохранить преимущество сравнительно дешевого труда, а также снизить нагрузку на пенсионную систему в будущем (когда и если ее сформируют).

Решения третьего пленума для России — крайне позитивная новость. Публикация "Решения" означает, что руководство КНР во главе с Си Цзиньпином по-прежнему вполне стабильно и имеет долгосрочное видение, а значит, будет максимально прагматично в отношениях с РФ. Во-вторых, ставка на продолжение урбанизации и рост среднего класса открывает возможности для разных категорий российских экспортеров: от металлургов (создание инфраструктуры) до производителей продуктов питания (средний класс меняет рацион и уходит от зерновых вроде риса и лапши к мясу). Выгодна и ставка на развитие экологии и экологичность топлива, это дает неплохие шансы игрокам российского газового рынка. Наконец, дерегулирование внутренних цен на природные ресурсы открывает для российских компаний новый перспективный рынок, в обмен на доступ к которому китайцы могут получать миноритарные пакеты в сырьевых активах на территории РФ.

Комментарии
Профиль пользователя