Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Шахиджанян / Коммерсантъ   |  купить фото

"Нынешняя ситуация может обернуться болезненными последствиями"

от

Россия оставит будущим поколениям огромные долги. Разница между суммой всех доходов и расходов бюджета страны в долгосрочном периоде составляет 890 трлн руб. Один из авторов исследования Мария Казакова, а также руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов обсудили ситуацию с ведущим Андреем Норкиным.


Такие данные представили в исследовании Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара и Академии народного хозяйства и госслужбы. Причины — исчерпание нефтегазовых ресурсов и сокращение трудоспособного населения. По расчетам, нефть закончится через 50 лет, а к 2050 году доля людей старше 65 лет вырастет до 23%.

— Мария Владимировна, насколько это серьезно? В чистых цифрах это выглядит совершенно ужасающе. Есть ли возможность этого избежать?

М.К.: Да, прямо сейчас это не так серьезно, как может показаться. Целью нашего исследования было продемонстрировать, что несмотря на то, что, сейчас официальный объем государственного долга опасности не представляет, но в дальнейшем, в долгосрочной перспективе нынешней бюджетной ситуации нынешние проблемы, которые вы совершенно справедливо обозначили, могут обернуться катастрофой. Но меры можно начать принимать уже сейчас. И эти меры включают в себя и бюджетную политику, и пенсионную реформу, которая сейчас тоже очень широко обсуждается. В целом наша работа об этом.

— Василий Георгиевич, насколько серьезно вы относитесь к таким прогнозам? Подобные долговременные прогнозы оправданны?

В.К.: Конечно, делать долговременные прогнозы можно, но это чрезвычайно сложная задача, особенно, когда люди не могут спрогнозировать то, что будет через год-полтора или через два. Поэтому я в этот прогноз не верю, хотя прекрасно понимаю, чем он обусловлен. Обусловлен он, в первую очередь, тем, что определенные российские политические круги пытаются сейчас продавить бюджетную экономию, столкнуть Россию в пропасть жесткой бюджетной экономии по образцу Европейского союза. Что, конечно, приведет к самым плохим экономическим последствиям не через 50 лет, а как раз в ближайшие год, три года. А что касается того, что нефть может закончиться, это вообще совершенно абсурдное утверждение. Последние исследования ученых показывают, что нефть — это магматическая жидкость, а вовсе не перебродившие тела динозавров, нефть не может закончиться, потому что в целом на Земле наблюдается естественное восстановление ранее считавшихся истощенными месторождений нефти.

— Мария Владимировна, как вы прокомментируете аргументы?

М.К.: Я не могу, конечно, не согласиться со своим коллегой. Безусловно, долгосрочные прогнозы, — мы делали прогноз доходов и расходов бюджетной системы до 2100 года — связаны с очень жесткими предпосылками, без которых, к сожалению, такие прогнозы построить просто невозможно. Если не предположить, то посчитать очень сложно и демографию, и нефтяные доходы, и расходы. Наши оценки не претендуют на абсолютно точные и верные, но, вместе с тем, заслуживают внимания, в том числе, со стороны властей, которые принимают решения в экономической политике. Даже если сейчас та ситуация, которая у нас есть, не кажется такой опасной, тем не менее, все равно можно предпринять что-то, чтобы в будущем избежать более серьезных проблем. Я не говорю, что сейчас у нас все хорошо, сейчас тоже не очень все хорошо, но наша работа не направлена на разработку экономических рекомендаций, мы просто предупреждаем руководство страны о том, что это может быть.

— Вы не со злого умысла это делаете, да? Просто господин Колташев так намекнул, мягко говоря.

М.К.: Безусловно, нет.

— Безусловно.

М.К.: Методика оценки бюджетного разрыва — это не изобретение Института Гайдара и Российской академии народного хозяйства. Эта методика была предложена руководителем этой работы. Мы не претендуем на то, что мы оправдываем какую-то жесткую бюджетную экономику. Мы просто предупреждаем о том, что нынешняя ситуация может обернуться более болезненными последствиями.

— Я понял вас. Более серьезными проблемами?

М.К.: Да, конечно.

— Василий Георгиевич, с такими поправками согласны вы с мнением коллеги?

В.К.: У меня большие сомнения вызывают эти прогнозы, в частности, хотя бы даже по той причине, что сегодня действительно бюджетные расходы, доходы напрямую связаны с ценами на нефть и газ. Но крайне сомнительно, что нефть останется через 50 лет, даже через 10-20 лет основным источником именно энергетическим. Вполне очевидно, что нынешний кризис, в котором Россия в 2010-2011, даже от части в 2012 году получила передышку, ставит вопрос снижения цены энергоресурсов, снижение цены генерации энергии. Причем снижение цены на нефть, как показали события последних лет, неспособно привести или дать необходимую дешевую энергию для экономики для того, чтобы индустрия смогла выйти их кризиса и развиваться.

Комментарии
Профиль пользователя