Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: filmz.ru

Полку трех мушкетеров прибыло

Сергей Жигунов выпустил новую экранизацию знаменитого романа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера кино

Завтра в кинотеатральный прокат выходит двухчасовая версия сериала "Три мушкетера", снятого Сергеем Жигуновым, который, похоже, увидел в произведении Александра Дюма своего рода французский аналог эпопеи про гардемаринов, в свое время принесшей режиссеру актерскую популярность. Небольшое изнасилование любимой книги своего детства мужественно пережила ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Из богатого наследия Дюма-отца Сергей Жигунов в конце 1990-х как продюсер уже освоил "Королеву Марго" и "Графиню де Монсоро", выпустив вполне удовлетворительные сериалы, а за режиссуру истории о мужской дружбе взялся самостоятельно, и ностальгия по гардемаринской молодости тут сквозит довольно отчетливо. Чувствуется, что постановщика прежде всего интересует трюково-акробатическая сторона "Трех мушкетеров": д`Артаньян первым делом входит в кадр колесом и в дальнейшем от этой привычки отказываться не собирается. Избыток переполняющих гасконца сил понятен: исполнитель главной роли Риналь Мухаметов очень молод, хорош собой — пожалуй, даже чересчур, так что в обрамлении длинных кудрей его лишенное растительности лицо приобретает что-то девичье. При беглом осмотре трех старших мушкетеров можно заметить, что на Юрии Чурсине — Атосе мушкетерские усы, бородка и парик менее всего выглядят как на корове седло. Арамис (Павел Баршак) миловиден, но немного простодушен на вид. Портос (Алексей Макаров) временами внешне неуловимо напоминает Валентина Смирницкого из старого мюзикла Георгия Юнгвальд-Хилькевича, но без его комического темперамента. Впрочем, в телеверсии линии Арамиса и Портоса сильно сокращены, они мнутся скорее на втором плане, зато едва ли не на самый первый вылезает love story графа де Ла Фер и миледи (Екатерина Вилкова), приобретающая весьма неожиданный характер. Достаточно представить Атоса, причитающего перед женой: "Как будто это не с нами..." — и пускающего крупную слезу.

И это не единственный случай, когда авторы экранизации, декларирующие максимальную близость к драматургической структуре романа, отыгрываются на том, что придают персонажам какие-то новые психологические оттенки, немыслимые для знающих первоисточник наизусть. Интересны в этом смысле образ госпожи Бонасье (Анна Старшенбаум) и предыстория их знакомства с д`Артаньяном. Выходит так, что Констанция со своим мужем-галантерейщиком (Виктор Раков) живет в квартале красных фонарей — и к ней герой попадает по ошибке, когда идет к проституткам по наводке мушкетеров, отказавшихся драться с ним на дуэли, узнав, что он еще девственник. При этом из залихватского пролога, предваряющего отъезд героя из родного Тарба, можно сделать вывод, что бойкий юноша-акробат только что обесчестил чью-то супругу к ее абсолютному удовольствию, но то ли мы чего-то не поняли, то ли этот д`Артаньян не так прост, как кажется, и специально строит целку перед мушкетерами. Те, выслушав восторженный рассказ д`Артаньяна о знакомстве с госпожой Бонасье, понимающе кивают: "А, эта научит", как будто все они уже знают камеристку королевы весьма близко и могут отрекомендовать с лучшей стороны.

Кроме этого налета скабрезности жигуновская экранизация отличается некоторым пренебрежением к диалогам из романа — даже когда кинематографисты берут оригинальные реплики, они словно специально стараются исковеркать их хотя бы по мельчайшим пустякам. Например, из крылатой фразы "Для Атоса это слишком много, для графа де Ла Фер — слишком мало" изъято "слишком", хотя кому оно, спрашивается, мешало. Оригинальные диалоги, написанные Сергеем Жигуновым и Андреем Житковым, преимущественно такого плана: "У нас и мышь не проскочит.— Бэкингем не мышь, Бэкингем крыса.— Мы справимся с любым грызуном". Не совсем понятно, чем Бэкингем дал повод обзывать его именно крысой: что уж такого крысиного в его натуре и облике, тем более что Константин Лавроненко играет Бэкингема как воплощенное достоинство и благородство, а порой даже навевает какие-то звягинцевские метафизические ассоциации — например, когда после ранения садится в лодку и приплывает к Анне Австрийской (Мария Миронова), пусть даже уже мертвым.

В Анне Австрийской больше всего запоминаются ровный загар и стая компьютерных бабочек, вспархивающих с нее во время решающей сцены на балу, когда заинтересованные лица должны пересчитать количество подвесок на королеве. Гораздо больше радует комический король в исполнении Филиппа Янковского. В длинных локонах Филипп Олегович напоминает своего отца на портрете Хьюго Баскервиля из фильмов про Шерлока Холмса, а по манере игры немного смешивает Людовика XIII с только что сыгранным в "Распутине" Феликсом Юсуповым: король сначала несколько двусмысленно подмигивает хорошенькому гасконцу, потом вдруг заставляет д`Артаньяна выпить яду для проверки преданности и, наконец, швыряет в него голубым мушкетерским плащом. Эта сцена слегка недоработана постановщиками трюков: если бы д`Артаньян с разбегу сделал какое-нибудь сложное сальто в воздухе, элегантно занырнул на лету в вожделенную форму, а потом еще и короля подхватил на ручки в припадке верноподданнических чувств, это более бы соответствовало духу и стилистике данной экранизации.

Комментарии
Профиль пользователя