Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

Вне зоны доступа

Маша Трауб: ваше чадо уехало в другой город с классом. Как жить?

Журнал "Огонёк" от , стр. 36

Классная поездка в Питер как проверка на родительскую прочность


Маша Трауб


Я всегда была очень тревожной мамой. И отдавала себе в этом отчет. То есть головой я понимала, что моему сыну рано или поздно придется оторваться от моей юбки, но сердце кричало: "Нет! Ни за что!"

Когда Васе было шесть лет, я решила отправить его в спортивный лагерь. Чтобы мальчик почувствовал себя в коллективе, подготовился к школе. Лагерь нашелся быстро, тренеры были замечательными. Умные, внимательные, но, в сущности, дети. По 20 лет. В лагерь мы поехали вместе — я напросилась на роль вожатой. И честно отработала смену.

На следующее лето я клятвенно пообещала себе, что отпущу сына одного. Пусть ему будет непросто, но пережить это надо, говорил мой разум. "Кому надо?" — кричало сердце. Буквально перед отъездом я узнала, что в лагерь едут еще три мамы. Будут жить по соседству, чтобы не мешать детям социализироваться. И, конечно, я оказалась четвертой. Мы им не мешали, как могли подкармливали, следили из-за кустов, стирали белье, переодевали.

Еще один раз я ездила вожатой. И один раз поваром. Господи, как вспомню эти бесконечные супчики и макароны, так плохо становится. Вожатой ездить лучше — я возвращалась похудевшая на 10 килограммов и с хорошо поставленным голосом. После вахты повара я приехала с перебинтованными руками от порезов. Степень моей тревожности не уменьшалась, а только возрастала. Вася уже смирился. Муж был даже рад — так было спокойнее.

Когда Васе исполнилось двенадцать, он сказал, что в школьные каникулы поедет на экскурсию в Питер. С классом. И если я поеду с ним, то вообще... Это ему физрук посоветовал, когда надо было играть в футбол за округ. Вася сообщил, что у него в этот день репетитор, занятия... Физрук сказал: "Просто поставь перед фактом". Теперь Василий следует совету физрука.

Вася принес домой инструкцию для родителей: дети прибывают на Ладожский вокзал, живут в гостинице такой-то, экскурсии по пушкинским местам, встречать тогда-то.

— Ладожский? — у меня упало сердце,— где в Питере Ладожский вокзал?

Я уже рассчитала, что если уеду на "Сапсане", то успею перехватить ребенка на вокзале. И только один клик отделял меня от заказа билета.

— Мама, если ты это сделаешь, то я не знаю, что сделаю! — сказал сын.

Три дня. Три перемены белья. Обувь, тапочки, чистые рубашки. Телефон, зарядка. Деньги на телефон. Еще раз проверить зарядку.

— Очень тебя прошу, звони мне два раза в день — утром и вечером! — заламывала я руки.

— Хорошо,— кивал сын, вырываясь из моих жарких и тревожных объятий.

Телефон он отключил сразу. Потом все-таки позвонил — сообщил, что сидит в поезде. Вагон плацкартный. Все хорошо — рядом мужики пьяные. Я успела только вскрикнуть. Сын оказался вне зоны доступа.

Утром телефон был выключен. В обед тоже. Вечером — никаких признаков жизни. Я даже зашла на страницу сына "В контакте", исключительно из соображений безопасности, но и там его следов не обнаружилось.

Я хотела позвонить учительнице, которая их сопровождала, но почему-то боялась.

— Позвони ты,— попросила я мужа.

— Уже поздно, после одиннадцати звонить неприлично,— ответил он.

— Речь идет о нашем сыне! — заорала я.— Звони!

Телефон учительницы тоже был выключен.

— А она по какому предмету? — поинтересовался муж.

— Не помню! Не спросила! — я глотала валерьянку,— завтра они пойдут по пушкинским местам. Надо их перехватить.

— Где именно? — вежливо уточнил муж.

— Не знаю! Надо подключать питерских знакомых!

— Ну, можно позвонить Инне. Она как раз по этим местам специализируется. Экскурсоводом работала,— сказал муж и задумался как-то мечтательно.

— Знаю я, по каким местам она специализируется! — я орала, валерьянка не действовала.

Инна когда-то была влюблена в моего на тот момент еще не мужа. Она водила его по пушкинским местам, дворам-колодцам и очень хотела выйти за него замуж. Я видела Инну один раз в жизни. Она подошла ко мне и заявила: "На твоем месте должна была быть я!"

Мой муж очень любит Питер. В той же степени, в которой не люблю этот город я. Ну, меня можно понять. Ведь в тот приезд я встретилась с Инной, которая завела меня в какой-то двор и сказала все, что обо мне думает. Кстати, у нас с городом это чувство взаимно. Когда бы я ни приехала в Санкт-Петербург, он встречает меня шквалистым ветром, ураганом, снегопадом, резким скачком температуры. В гостинице отключают воду, а если и включают, то вода пахнет болотом, отопление работает с перебоями, странные люди хватают меня за руки, машины обдают душем, я мерзну и страдаю. Однажды меня водил по городу знакомый мужа. Он все время смотрелся в витрины магазинов. Не мог собой налюбоваться. Стоял и подолгу смотрел в отражение. А с виду казался нормальным. Еще одна знакомая носила кружевные перчатки в любое время суток, была при этом лысой, то есть бритой наголо, и очень злобной. Впрочем, Инна тоже была со странностями. Моему будущему мужу она решила отомстить, связав свою судьбу с пушкинистом-фантастом. Мужчина писал роман о дуэли, как если бы погиб Дантес.

Я живо себе представила, как Инна разыскивает моего сына по пушкинским местам и отбирает его у меня, и пошла пить коньяк.

— Другие варианты есть? — спросила я мужа.

— Есть. Там сейчас мой друг, Дима.

Пришлось налить себе еще коньяка. Дима — чудесный человек, практически святой. Только пьет много. И от этого становится еще чудеснее и святее. Он даже букашку не обидит. Женщин лобызает страстно, детей тоже. Любит всех. Готов всех взять замуж, удочерить, усыновить и еще раз взять замуж. Ну, смотря, сколько выпьет. У Димы есть дочь, которую он однажды потерял в гостях. И не помнил, в каких именно. А еще один раз чуть не утопил в бассейне. Был еще случай, когда он забыл девочку на вокзале, перепутав с другой. Но все эти случаи заканчивались счастливо — с дружным братанием, лобызанием и распитием спиртных напитков. Я бы Диме даже морскую свинку не доверила, ее тоже жалко. Он бы ее научил пить, целоваться и подавать лапу. Дима знал подход к людям, его все любили...

Телефон Васи был отключен. На второй день к вечеру я сдалась.

— Звони кому хочешь,— сказала я мужу.

Буквально через час сын позвонил сам.

— Ты где? — заорала я.

— В пивном ресторане. У меня все хорошо,— ответил сын и дал отбой.

Немедленно отзвонился Дима, который сообщил, что уже выпивает с учительницей и лобызает ей руки. Жаль, что дети рядом, поэтому пока только руки. А еще раньше их нашла Инна на экскурсии. И даже ее провела.

Телефон зазвонил снова.

— Да, Васюш, малыш, у тебя все хорошо? — проблеяла я.

— На твоем месте должна была быть я! — услышала я голос Инны. И тут же:

— Машка, нормально все, я тебя обожаю, люблю, целую,— сказал в телефон Дима.

— А где учительница? — прокаркала я.

— Инусь, а где учительница? — ласково спросил Дима, и я услышала громкий звук поцелуя,— Машка, все хорошо, Ванька с нами.

— Вася! — заорала я,— сына зовут Вася!

Эти двое, неизвестно как встретившиеся, вытащили с экскурсии другого мальчика, однофамильца, но не Васю, а Ваню. Перепутали. Притащили его в ресторан вместе с учительницей и другими детьми. Инна, выпив, проводила им экскурсию "на месте". То есть они нашли другую группу, но ведь нашли!

А мой сын в это время, поужинав в другом ресторане, спокойно спал в своем номере.

Комментарии
Профиль пользователя