Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

Шоу в двух шестах и семи лицах

Канадские "Следы" в Театре мюзикла

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Гастроли цирк

В московском Театре мюзикла начались гастроли циркового шоу "Следы" ("Traces") канадской компании "7 пальцев". Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


Гастроли шоу "Следы" — это наш (то есть не наш, конечно, а Театра мюзикла) ответ Cirque du Soleil, за последние годы уверенно обосновавшемуся на московском рынке зрелищ и развлечений. И дело не столько в том, что компания "7 пальцев" тоже работает в жанре столь популярного теперь "нового цирка" (без животных и на театральной сцене), что она тоже родом из Монреаля, мировой столицы циркового искусства, и призвана разрушить монополию "дюсолеевцев" на право представлять цирковую Канаду, а в том, что ее спектакли (во всяком случае шоу "Следы") созданы в очевидном споре с общими принципами и эстетикой империи Ги Лалиберте. В общем, это и неудивительно: основатели "7 пальцев" когда-то работали в Cirque du Soleil и в хоть и не столь знаменитом и успешном, но тоже весьма почтенном канадском цирке "Элуаз", но потом покинули его, чтобы в 2002 году основать свое дело.

Полностью компания называется "7 пальцев на руке" и отсылает к французскому выражению "пять пальцев на руке", означающему совместную сосредоточенную работу разных "пальцев", объединенных общей целью. Цифра семь напоминает о семи основателях компании. В спектакле, приглашенном Театром мюзикла, тоже семь актеров — но это другие люди, следующее поколение: многие из тех, кто играет в "Следах", в год основания компании были еще детьми. Двое же из создателей "7 пальцев" — режиссеры и хореографы Шейна Кэролл и Джипси Снайдер — теперь значатся в программке как создатели нового спектакля.

В Cirque du Soleil любят повторять, что настоящей звездой у них становится само шоу. И действительно: хоть в их программках и есть имена артистов, выступают они словно безымянными, скрытыми разноцветным гримом и диковинными костюмами. Артист в многонациональной труппе Cirque du Soleil словно растворен в спектакле, становится деталью огромного механизма. В "Следах" все наоборот: костюмы — проще некуда, белый верх и черный низ, грима нет вовсе никакого, и все сделано для того, чтобы мы не просто сумели различить актеров, но и запомнили их именно как индивидуальностей,— это цирк с крупными планами, не просто шоу анонимных ловкачей, но спектакль для цирковых актеров, у которых есть портреты. Они сами рассказывают о себе зрителям, не без юмора дают самим себе характеристики. Кажется, шесть молодых мужчин и одна девушка — представители разных рас и разных стран — должны здесь создать некий коллективный портрет человечества.

Дело в том, что действие "Следов" происходит не то накануне, не то во время какой-то всемирной катастрофы. В этом тоже важное отличие от Cirque du Soleil: там публике обычно рассказывают сказки о каких-то таинственных планетах или волшебных островах и не впускают на сцену-арену реальность. В "Следах" тема катастрофы, к счастью, ненавязчива — она скорее угадывается, нежели педалируется. Но зато позволяет впустить в цирк уличные мотивы: один из номеров похож на игру в волейбол, второй развивает тему случайной встречи парня и девушки, в третьем — используются скейтборды, которые вдруг превращаются в музыкальные инструменты молодежного ансамбля и т. д. У каждого из актеров, конечно, есть свои сольные выходы, но они вовсе не делятся на группы по тем или иным цирковым специализациям, и кажется, что каждый из них может все. Их обаяние сполна искупает некоторую вялость композиции, заметную особенно в первой части: прежде чем доказать, что противостоять катастрофе можно только творчеством, которое и оставляет те самые следы человека на земле, персонажи слишком долго слоняются по сцене в деланной растерянности.

Зато уж, когда они собираются с мыслями и силами, зрителям скучать не приходится. Наконец начинают работать и два вертикальных шеста в центре сцены — главный элемент весьма скромного оформления: акробатические номера на шестах и между ними с вертикальной ходьбой и прыжками с одного на другой — из самых запоминающихся "следов" шоу. Откуда ни возьмись появляется подкидная доска — номер с ней, может, и не самый оригинальный, но отлично исполненный. Эмоциональная же кульминация представления — полеты через поставленные один на другой обручи. Пространственные конфигурации тел, пролетающих сквозь небольшие отверстия, описанию не поддаются. А когда еле держащихся друг на друге обручей становится шесть, причем траектория движения тела лежит через самый верхний, зрители просто вжимаются в кресла. И если какой-то из полетов удается не с первого раза, то это в "Следах" оказывается не в минус, а в плюс: здесь работает не супердорогая цирковая машина, а живые и разные люди, имеющие право на осечку. Они достойны того, чтобы мы если и не выучили, то хотя бы назвали их имена: Наоми Циммерман-Пишон, Ренальдо Эверетт Вилльямс, Диего Родарте Амор, Эл-Джей Марлс, Лукас Бутен, Флетчер Санчес, Матье Клутье.

Комментарии
Профиль пользователя