Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Рогулин/Фото ИТАР-ТАСС

Террористке уступили место

Силовики разыскивают пособников смертницы и следят за группой риска

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Вчера СКР объявил в розыск русского ваххабита Дмитрия Соколова, подозреваемого в организации теракта в Волгограде, исполненного его бывшей сожительницей Наидой Асияловой. Силовики рассчитывают в самое ближайшее время обезвредить его и других участников махачкалинской диверсионно-террористической группы. Однако решить только таким способом проблему терроризма вряд ли получится, поскольку на учете правоохранительных органов Дагестана уже значатся 130 женщин, которых боевики могут использовать в качестве живых бомб.


Мощность бомбы, сработавшей в сумке Наиды Асияловой, как установили взрывотехники, составляла 500-600 г в тротиловом эквиваленте. Взрывчатка имела поражающие элементы в виде дюбелей, кроме того, террористка была вооружена двумя гранатами.

Как установил следственный комитет, Асиялова ехала из Махачкалы на автобусе в Москву, купив билет до конечной остановки. Однако неожиданно вышла из автобуса, когда тот уже проехал Волгоград. Доехала на такси до центра города, а там села в автобус, следовавший на другую окраину города-героя. При этом одетая в хиджаб молодая женщина с загипсованной рукой должна была привлечь внимание полицейских, но этого не произошло. В самом же поведении смертницы участники расследования пока не усматривают логики. "В классическом случае, когда смертницы идут на самоподрыв,— пояснил источник "Ъ",— они аккуратно упаковывают взрывчатку в пояс шахида и надевают его на тело. При этом мощность взрывного устройства всегда превышает 1 кг тротила". Сами же теракты происходят, как правило, в людных местах или переполненном транспорте. В Волгограде же все случилось с точностью до наоборот, что может свидетельствовать, например, о том, что Асиялова была не исполнительницей теракта, а перевозчицей бомбы или что она пыталась избежать выполнения своего задания. В этом случае взрыв мог стать и результатом неосторожного обращения с бомбой (телефона, с помощью которого СВУ могли подорвать дистанционно, на месте происшествия не нашли). Взрыв произошел через пару минут после того как госпожа Асиялова села на уступленное ей кем-то в автобусе место.

Ответы на многие вопросы в СКР рассчитывают получить по результатам назначенной в рамках расследования теракта взрывотехнической экспертизы, а также допросив предполагаемых соучастников преступления. Среди них главным подозреваемым значится житель подмосковного Долгопрудного Дмитрий Соколов, после знакомства с Асияловой принявший ислам и перебравшийся в Махачкалу.

В махачкалинской диверсионно-террористической группировке помимо Соколова, по данным силовиков, сейчас насчитывается 22 участника, находящихся в федеральном и оперативном розыске. На счету группировки десятки громких преступлений, совершенных на территории дагестанской столицы и в ее окрестностях, в том числе двойной теракт 3 мая 2012 года на посту ДПС "Аляска-30". Имена предполагаемых исполнителей того преступления были объявлены спустя несколько дней после взрывов. В розыск были объявлены четверо: тогдашний главарь бандитов Гусейн Мамаев (Хамза), Расул Меджидов, а также двое жителей села Новокули Кумторкалинского района Дагестана — Руслан Казанбиев и Курбан Омаров. Двое последних до сих пор являются активными боевиками. В частности, в июле этого года боевики махачкалинского "джамаата" убили хозяина автозаправки Джаная Шаихова и его племянника Джамбулата Абузагирова. Оперативники установили, что убийство совершили Руслан Казанбиев и его односельчанин Сулейман Магомедов.

Как рассказал "Ъ" источник в правоохранительных органах, до недавнего времени лидером махачкалинской бандгруппы являлся 29-летний Арсанали Камбулатов (Абу Мухаммад). Он был "откомандирован" в столицу республики из "сергокалинской" бандгруппы лидером дагестанских боевиков Рустамом Асельдеровым. Однако два месяца назад, как выяснили оперативники, члены махачкалинского "джамаата", недовольные тем, что им прислали человека со стороны, пошли на конфликт с лидером "вилаята Дагестан"" и объявили свои амиром 24-летнего Мурада Касумова, известного среди своих соратников под арабским именем Абу-Нур. Несколько лет назад Касумов активно занимался спортом, ходил на тренировки в махачкалинский спорткомплекс "Спартак", однако в свободное от тренировок время применял полученные навыки, отбирая сотовые телефоны у случайных прохожих. В конце концов он оказался на скамье подсудимых и получил срок за грабеж. Не отсидев и половины срока в расположенной неподалеку от Махачкалы Шамхальской колонии, он вышел на свободу, получив условно-досрочное освобождение (УДО). Однако именно там, в исправительной колонии N2, где содержатся преступники, совершившие особо тяжкие преступления, и рецидивисты, по данным силовиков, Касумов успел сколотить основную часть действующей ныне бандгруппы. Большинство ее членов, рассказал "Ъ" источник, как и Касумов, вышли на свободу по УДО намного раньше отведенного им срока. "Шамхальская колония, где отбывают наказание ваххабиты со всей России, стала настоящим рассадником террористов,— сетует сотрудник одного из силовых подразделений.— Мало того что там сформирована комфортная среда для вербовки в бандподполье. Отдельной головной болью является массовое освобождение из колонии по УДО — понятно, что здесь срабатывает коррупционный фактор".

После назначения Мурада Касумова командиром махачкалинской бандгруппы Арсанали Камбулатов (Абу Мухаммад) сохранил за собой формальное лидерство в качестве "амира Махачкалинского сектора вилаята Дагестан", он также возглавляет действующую на территории столицы республики "агачаульскую" группу.

В прошлом году махачкалинская бандгруппа понесла ощутимые потери: 12 боевиков были убиты (один из них подорвался при перевозке самодельного взрывного устройства), четверо задержаны. За первую половину этого года был убит один боевик, еще двоих силовикам удалось задержать.

При этом ликвидация даже всей бандгруппы вряд ли улучшит оперативную обстановку как в самой Махачкале, так и за ее пределами. Зато пополнит так называемую группу риска, в которую, по данным силовиков, и так сейчас входят около 130 женщин — жен и сестер ликвидированных и еще действующих боевиков. Это не значит, что все они рассматриваются силовиками как потенциальные "шахидки", однако за ними осуществляется оперативное наблюдение как раз для того, чтобы своевременно пресечь их контакты с участниками бандподполья.

Юлия Рыбина, Махачкала; Ярослав Малых, Волгоград; Николай Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя