Коротко


Подробно

Фото: filmz.ru

И целого Шекспира мало

Очередная киноверсия "Ромео и Джульетты"

Премьера кино

Новый фильм по самой печальной повести на свете — шекспировской "Ромео и Джульетте" (Romeo and Juliet) — снят итальянцем Карло Карлеи и по традиционалистской стилистике встает примерно в один ряд с принадлежащей его соотечественнику Франко Дзеффирелли экранизацией 1968 года. Нынешний вариант отличает большее целомудрие любовных сцен и заметно искромсанный текст первоисточника. В русском дубляже использован микс из разных русских переводов, который прослушала ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Режиссер Карло Карлеи и адаптировавший для него "Ромео и Джульетту" сценарист Джулиан Феллоуз — обладатель "Оскара" за "Госфорд Парк" (Gosford Park) и автор популярного "Аббатства Даунтон" (Downton Abbey) — поступили в каком-то смысле наоборот относительно База Лурмана, снявшего в 1996-м одну из самых оригинальных и запоминающихся версий шекспировской пьесы. Баз Лурман оставил старинный текст в неприкосновенности, при этом радикально осовременив место действия и облик героев. Вражда между Монтекки и Капулетти у него предстает как разборки между мафиозными кланами где-то во Флориде, так что контраст между декорациями и локейшенами, более уместными в криминальной драме, и ветхозаветными шекспировскими речевыми оборотами становится одним из главных художественных приемов. Карло же Карлеи, напротив, хотел, чтобы все выглядело максимально прилично: велел пошить соответствующие эпохе костюмчики (хотя вряд ли эта "Ромео и Джульетта" отдельно запомнится работой художников по костюмам) и организовал шикарные натурные съемки в настоящей Вероне, однако побоялся, как бы шекспировский язык во всем его первозданном великолепии не оказался тяжеловат для не приученной к чтению целевой аудитории, и поэтому персонажи фильма изъясняются на каком-то суржике, пиджин-шекспировском языке, когда вроде бы знакомые с детства фразы неуловимо переиначены ради какой-то гипотетической большей демократичности и молодежности.

Впрочем, смелости и литературного таланта переписать Шекспира на каком-нибудь залихватском сленге кинематографистам не хватило, как и нашим прокатчикам — сделать "гоблиновский" вариант перевода. В русском дубляже использованы фрагменты из переводов Щепкиной-Куперник и Радловой (Пастернаку места не нашлось), а режиссером дубляжа стал известный театральный режиссер Александр Вартанов, привлекший к озвучке несколько очень хороших артистов. По сравнению с жутким среднестатистическим дубляжом его работа, конечно, достойна всяческих похвал, но даже и корифеи русской сцены не могут спасти этот посредственный англо-итало-швейцарский продукт, авторы которого пребывают в печальной уверенности, что нынешние ровесники Ромео и Джульетты не способны воспринять ничего, что не похоже на вампирскую сагу "Сумерки" (Twilight). С этой маркетинговой точки зрения Шекспир — такая же привлекательная винтажная тема, как вампиризм, припорошенный пылью веков, и ориентированная, скорее, на девичий контингент. Об этом в фильме Карло Карлеи отчетливо сигнализирует кастинг — кажется, его самой важной целью было сделать главную героиню как можно более неприметной. Джульетту играет 16-летняя Хейли Стайнфелд, в которой трудно узнать решительную и самостоятельную девочку из вестерна братьев Коэн "Железная хватка" (True Grit), где она снималась три года назад, когда ей было тринадцать, и номинировалась за эту роль на "Оскар". Но не только из-за отсутствия характера и яркой индивидуальности, а даже чисто по внешним данным новая Джульетта безнадежно меркнет на фоне юношеского состава: тут девчачьи глаза разбегаются начиная с модельной внешности Ромео (Дуглас Бут), которого на самом деле мог играть любой из исполнителей второстепенных ролей — хоть Эд Уэстуик, изобразивший бешеного Тибальта, хоть Кристиан Кук, насылающий чуму на оба враждующих дома в роли Меркуцио, хоть Том Уисдом, незадачливый Джульеттин жених Парис, и особенно Коди Смит-Макфи, которому достался кузен Бенволио, едва ли не больше переживающий за фиктивно умершую Джульетту, чем сам Ромео, прекрасно понимающий, насколько он красивее замарашки Джульетты, и потому немного спесивый. Очеловечивают и оживляют все это дефиле мужских фотомоделей актеры, играющие взрослых персонажей,— Лесли Мэнвилл в роли сердобольной Джульеттиной кормилицы и особенно Пол Джаматти, который в образе брата Лоренцо, подсказавшего несчастным влюбленным медикаментозный способ решения их проблем, неожиданно придает пафосному "сумеречному" фильму хотя бы минимальный проблеск иронии судьбы, жестоко посмеявшейся над наивным молодняком.

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение